Донеччино моя! Антологія творів майстрів художнього слова.

Борис Ластовенко ВЫСОТA. Поэтический репортаж

На работу славную,
На дела хорошие
Вышел в степь донецкую
Парень молодой.
(Из песни)

 
А в Донбассе август – золотой…
Далеко еще до листопада,
но горят, впитав июльский зной,
золотые гроздья винограда.
Под нежарким солнечным огнем
ветки яблонь стали тяжелее,
и о бывшем золоте своем
у плетня подсолнух не жалеет.
Золотые скирды возле ферм,
сладкий дух донецких абрикосов,
тoполя, нацеленные вверх,
словно бы выглядывают осень.
Золотые сполохи зарниц
(то – металл, то – скоростные плавки)
не пугают перелетных птиц,
задремавших в пpидонцовых плавнях.
Август – созревание бахчи,
гул рабочий золотого улья
(лишь полынь свинцовая горчит
на кypганax, выжженных в июле).
Видно, под счастливою звездой
те курганы спали до рассвета
в ночь, когда отправился в забой
парень молодой.
Тридцатилетний.
Парень тот ничем не знаменит,
но идет уверенной походкой, 407
огонек в руке его горит
золотой – от лампочкии«надзорки».
Крепко спит шахтерский городок…
Тишина вокруг – как перед боем,
на плече – отбойный молоток:
парня он не подведет в забое…
Вот они – могучие пласты!
Свет скользит по каменным узорам.
(Нет, не зря, наверно, золотым
называют уголек шахтеры).
Придавил его
Донецкий кряж,
не дается угoлек без пота,
но, глазами поискав «клеваж»,
начинает
человек
работать!
Как гремит отбойный молоток!
Как пошел отваливаться уголь!
На участке «НиканоррВосток»
даже тьма – и та забилась в угол.
Уголек пошел… Поет душа
(просто жаль, что нынче не до песен),
а за ним крепильщики спешат –
и запахло в душной лаве
лесом.
Хвойный дух прибавил парню сил…
Молоток строчил скороговоркой,
и партoрг
забойщику светил
неизменной лампочкойй«надзоркой».
(И на уголь, что срывался вниз,
глядя удивленными глазами,
все писал в блокноте журналист
о работе точными словами).
Шесть часов отбойный молоток
все стучал, гремел – не затихая…
И сказал восторженно парторг:
«Сто две тонны… Есть рекорд, Стаханов!» 408
Сталино, 1 сентября (корр. «Правды»). Кадиевский забойщик
шахты «ЦентральнаяяИрмино» тов. Стаханов, в ознаменование
211й годовщuны Международного юношеского дня, поставuл
новый всесоюзный рекорд производительности труда на отбойй
ном молотке. За шестичасовую смену Стаханов дал 102 тонны
угля, что составляет 10% суточной добычи шахты».
…А в Донбассе – август золотой…
Спят курганы в предрассветной дымке,
И шагает парень молодой,
и лицо сияет от улыбки.
Кадиевка. Утро. Тишина.
Он идет уверенно и гордо,
и еще не ведает страна
о его – cтахановском! – рекорде.
Это будет только через день,
И о нем, герое пятилетки,
миллионы радостных людей
прочитают в «правдинской» заметке.
Помогала шахтная братва,
глядя, как берет его усталость,
как в кепчонке мятой голова
на крутую кровлю натыкалась.
Сколькo лет прошло с далеких пор!
Незаметно дни в заботах мчатся,
но теперь он – опытный шахтер –
с кем угoдно может потягаться.
Помогал ему тогда народ,
глядя, как работал неуклюже,
а сейчас настал его черед,
он сегодня
этим людям
нужен.
Нужен опыт, добытый в труде,
мастерство, что копится годами…
Для людей живем.
Среди людей.
И с людьми растем, и люди – с нами.
Не замкнуться в опыте своем,
накопить – и все раздать до срока, 409
ведь шахтеры делятся огнем
под землей…
И в этом смысл глубокий!
Как ручьи стекаются в реку,
чтобы жить могучим половодьем,
как слова сливаются в строку, –
так усилья всех
слились в рекорде!
Разрастался он и вглубь, и вширь,
и его ударною работой
поддержал шахтерский бoгатырь
Никита Алексеевич Изотов.
Слушая
ритмичный стук колес
на участке Лозовая – Славянск,
вел с надеждой Петр Кривонос
тяжело груженные составы.
И, очками синими глаза
прикрывая от кипящей стали,
первый свой рекорд
Макар Мазай
у печи мартеновской поставил.
Широка колхозная земля…
Чтобы стала нива колосистой,
вывела Ангелина в поля
первую бригаду трактoристок.
И гepoeв славила страна,
и рекорды прибавляли силы,
новые являя имена:
Виноградовы, Сметанин и Бусыгин.
По стране
с донецким угoльком
шли и шли груженые составы…
…Только начинался нелегко
тот рекорд,
теперь легендой
ставший.
Над газетой голову склоня,
я читал короткие заметки, 410
сквозь года глядели на меня
первые герои пятилетки.
Первые…
Непобедим народ,
где для подвига
всегда найдется первый,
кто шагнет решительно вперед,
разрывая путы недоверий.
Первые – у Зимнего дворца,
первые – в лавине Первой Конной;
не страшась смертельногo свинца,
первыми вставали из окопов.
Первые – и будет Днепрострой,
первые – в тайге Магнитка встанет,
первые опустятся в забой,
первые дойдут до стен рейхстага.
Первые – они на целине,
первые – они прорвутся в космос,
первые живут – о всей стране
и о всей планете беспокоясь.
Как клевещут недруги на нас,
сколько злости, ярости и визга,
но – непoбедим рабочий класс,
партией ведомый к коммунизму!
Мы под красным знаменем живем,
мы сильны…
Мы в трудную годину
делимся и хлебом, и огнем,
и мечта у всех у нас – едина.
Вехи есть в Истории страны,
над которыми
не власно время, –
и в забой спускаются сыны –
новое cтахановскoe племя.
Тысячи его учеников
носят имя славное по праву…
И бегут
донецким угольком
тяжело груженные составы!

Категорія: Донеччино моя! Антологія творів майстрів художнього слова.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.