В. М. Брицын - Сопоставительное исследование синтаксических синонимов в русском и украинском языках

I. Обособленные определения, относящиеся ко всему предложению («второстепенные сказуемые»)

загрузка...

По своему значению и грамматическим свойствам
определения этого ішасса отличаются от придаточных **рисубстан-
тивных и необособленных определений: они не выражают
атрибутивного значения, а формируют сообщение, относящееся
ко всему предложению в целом, близкое к тому, которое пе-*
редается деепричастными конструкциями.
Несмотря на то, что этот вывод содержится в ряде работ
по русскому и украинскому языкознанию /23, 9?{; 68, ^7,-
114, 3>7; 134, ?Х7% единого мнения об объеме
обособленных определений, по смыслу связанных со всем
предложением, нет. Так, например, Н.М.Шанский относит к
второстепенным сказуемым всё обособленные члены, согласующиеся с
подлежащим /23, ,907, В.А.Корнилов — приподлежащные
обособленные определения’, имеющие описательный оттенок
значения /68, 14-157. Такой подход к классификации обосо&-
ленных членов предложения, основанный на учете
синтаксической функции поясняемого слова, признать удачным нельзя,
так как он приводит к объединению значительно
различающихся по грамматическим свойствам конструкций. Многие из них
не соотносительны с деепричастными оборотами. Например:
1. «Клим посмотрел на Кутузова с недоумением: неужели
этот мужик, нарядившийся студентом, — марксист?»
(Горький); 2, «Телегин, сидевший рядом с комиссаром в первом
Ряду, несколько раз прослезился» (А.Толстой). Атрибутивные
признаки обособленных конструкций в приведенных
предложениях довольно отчетливы. Это смешение обусловлено тем, что
Для выделения обособленных членов, относящихся ко всему
31
предложению в целом, критерий связи с подлежащим не
является релевантным. Мнение о наличии у таких
обособленных оборотов взаимообусловленной двойной синтаксической
связи — с подлежащим и со сказуемым (или, что одно и то
же, со всем предложением) /15, ЗЛ^; 164, 12І/
предполагает признание у них синкретического
атрибутивно-обстоятельственного значения. Между тем факты противоречат
этому. Как показывает анализ, синонимичными
деепричастным оборотам являются лишь те обособленные члены,
образованные прилагательными, причастиями, порядковыми
числительными, которые полностью утратили признаки-
определений — атрибутивное значение и атрибутивную позицию. Напріь
мер: «Выше хутора, на взгорье, доступный всем ветрам, сто*
ял старый ветряк» (Шолохов). В приведенном предложении
обособленное определение не имеет такого важного признака
атрибутивной позиции, как «сочетаемость с предметным
членом при всех парадигматических изменениях предметного
члена’7 /7, ,29/: изменение падежной формы опорного
существительного делает невозможным употребление при нем
препозитивного обособленного определения. Определениям
рассматриваемого класса не свойственна, обязательная контакт*
ная связь с поясняемым словом. Они могут отделяться от
подлежащего членами группы сказуемого или самим
сказуемым. По?. ;чому перемещение подлежащего не влечет за собой
перемещения определения. Ср.: «Старый ветряк стоял выше
хутора, на взгорье, доступный всем ветрам». Наконец,
данные определения не требуют обязательного наличия в
предложении подлежащего. Все это приводит к выводу, что
подобные обособленные члены лишь с известной долей условности
могут сохранять за собой название «обособленные
определения». Более точно особенности их грамматической природы
отражает термин «второстепенные (придаточные) сказуемые1′
/155, 225-228/ или же «обособленные согласующиеся об-
стоятельства»,
«Второстепенные сказуемые» имеют признаки, отличающие
их от присловных определений. Важнейшими из них является
формальная, опосредованная сказуемым связь с подлежащим,
выражающаяся в согласовании, а также место в предложений
относительно подлежащего.
32
Наиболее распространенными в русском и украинском
языках являются препозитивные «второстепенные сказуемые»,
предшествующие подлежащему и сказуемому. Подобно всем
‘второстепенным сказуемым», они по смыслу тесно связаны
с содержанием предложения*. Предложения, в которых эта
связь отсутствует, воспринимаются как неправильные.
Например: «Оставленный на второй год, ученик катался на
коньках». Отсутствие в собранном материале примеров, подобных
только что приведенному, лишний раз свидетельствует, что
препозитивные обособленные члены относятся к сказуемому,
а не к подлежащему. В русском и украинском языках
возможны два способа введения препозитивных «второстепенных
сказуемых» в состав предложения: 1) ^обособленный член
предложения — подлежащее — сказуемое и 2) обособленный
член предложения — сказуемое — подлежащее. Например:
1. «Выбывшие из строя, изможденные, загнанные,
обескровленные, посиневшие от злобы, как удавленники, игроки в
бессилии отдавались мертвой хватке сна» (Федин);
2. «Смирный и тихий, постоянно пребывающий в тени, во
всем умеренный, вместе с полком пришел он в Вешенскую»
(Шолохов); // 1. «Пройняті думками, запорожці . їхали
мовчки» (Панч),* 2, «Лише з* дальнього краю стола, повиті
цигарковим димом, як своєю брехнею, сиділи два
чернігівські панки-» (Смілянський),
Данные модели широко представлены как в русском, так
и в украинском языках. Обособленные члены в них могут
• быть распространенными и нераспространенными.
Тождественными в сравниваемых языках являются и значения «второсте-
, пенных сказуемых». Они .выражают предварительное
замечание, связанное с сообщением, формируемым сказуемым.
Некоторые специфические особенности языков
проявляются лишь в пропорциях «второстепенных сказуемых»,
образованных разными частями речи. В украинском языке
подавляющее большинство препозитивных определений обоих
моделей образовано с помощью страдательных причастий
прошедшего времени, реже эту функцию выполняют прилагательные
Л34, 2§7. Случаи употребления в этой позиции
действительных причастий единичны: 1. «Звикла до степових просторів
і постійної тиші, Ярина почувала себе в місті як я$
ярмарку» (Панч); 2. «Спохмурнілий, з темним обличчям, опус-
33
тивши руки, стояв він І дивився на городниці, за якими псц
чияав ясніти св і танок» (Скляренко). Это вызвано малой рас*,
пространенностью в украинском языке многих действительных
причастий. В русском языке препозитивные обособленные члеч
ны также чаще всего выражаются страдательными
причастиями прошедшего времени, реже — действительными причасти^
ями и прилагательными* Однако перевес определений, образен
ванных страдательными причастиями прошедшего времени,
здесь не так велик, как в украинском языке. Эти же пропор*
ции сохраняются и в других подгруппах «второстепенных ска-1
зуемых». ¦]
Свойства «второстепенных сказуемых» присущи также обо*
собленным членам, которые постпозитивны к подлежащему, но!
отделены от него сказуемым. Предложения с
постпозитивными дистантными «второстепенными сказуемыми» в русском и
украинском языках обычно построены по схеме: подлежащее —
сказуемое — обособленный член предложения. Например: |
1. «Подрядчица кубарем подлетела к ним, раздутая, с синим
от ярости лицом …» (Гладков); 2. «Никита ходил из угла в
угол, Матвей привалился к кожаной подушке дивана, сидел,
разрыхлевший и большой» (Федин); // 1. «Г/мнастьорка
лежала в головах, зібгана клубком, вся в крові» (Гончар):,
2. «Владним окриком з металевими нотками, які зв/дкись
несподівано заявились у його голосі, Роман зупинив
найближчого піхотинця, і той став, отетерілий» (Гончар). Реже
«второстепенные сказуемые» отделяются от подлежащего
членами предложения из группы сказуемого. Например: 1.
«Мулы, звеня бубенчиками и украшенные красными кисточками, ,
везли бочонки вина» (Герцен)і; 2. «Отец, вздохнув и
очевидно смущенный, весьма скоро прервал свою речь» (Л.Толстой)
/17, 247, 248/* В данных предложениях причастные, и дее-
причастные обороты выступают в функции однородных
обстоятельств.
Всегда черты «второстепенных сказуемых» проявляются у
обособленных членов, употребляемых в предложениях с
отсутствующим подлежащим. Пропуск подлежащего здесь не
нарушает структуры предложения, поскольку обособленным
оборотам не свойственна атрибутивная связь с подлежащим.
Обособленные члены в подобных предложениях могут
предшествовать сказуемому или следовать за ним, сближаясь по зна-
34
йЮ при этом соответственно либо с препозитивными
«второстепенными сказуемыми», либо с постпозитивными дистан-
ными. Например: 1. «Потом сошли на берег, провожаемые
сотнями» (Шолохов); 2. «Потом, гонимые ветром, грозно
проплыли /облака7> раздражающе низко волоча бурые хвосты,
сахарно белея округлыми вершинами» (Шолохов); // 1.’
«Рушив ходити по підвалу, схвильований, прояснілий (Гончар);
2. «Нещасна, змучена ревнощами, прибита горем, бродила,
мов сновида, вечорами по місту…» (Гончар). Эти же
свойства имеют обособленные члены, формально связанные с
местоимением сам, которое в случаях пропуска поясняемого им
слова начинает выполнять роль подлежащего /40, ?9?].
Например: «Алексей, нарочно медля, маленькими глотками пил
воду, а сам, переполненный волнением, не сводил ликующего
взгляда с этих висевших на тыну фуражек» (Черный-Диден.-
ко); // «…а самі, відпущені командиром, повернулись до
себе в окоп» (Гончар).
Как правило, «второстепенными сказуемыми» являются
обособленные члены, формально связанные с подлежащим,
выраженным местоимением. Они могут занимать любую
позицию по отношению к подлежащему, в том числе! и
постпозитивную контактную. Постпозитивные контактные
обособленные обороты обычно наблюдаются при личных местоимениях.
Например: 1. «Стоял я, застывший от тоски, и голос мате^
ри чудился мне далеким и чужим» (Гладков); 2. «Здесь все
было точно таким же, как три года тому назад, когда она,
одетая по-дорожному, в вуали, вбежала в последний раз в
эту комнату, чтобы взять с туалета перчатки* (А.Толстой);/
!¦ «Віками сплять вони, поховані братами-товаришами на
Ирських шпилях, у вкритих смерековим лісом ущелинах…»
(^міланський); 2. «А вони, заклопотані пристрілюванням,
зовсім не помічали його хвилювання» (Гончар). При других
местоимениях постпозитивные контактные определения —
«второстепенные сказуемые» встречаются редко. В зарегистрирс-т
^нных примерах они образуются преимущественно
страдательными причастиями.
Отсутствие у определений, формально относящихся к лич-
Ньїм местоимениям, атрибутивного значения и их постоянное,
3^ некоторыми исключениями, обособление, на наш взгляд,
вызвано одной и той же причиной. Одни исследователи пола-
35,.
гают, что обособление определений, относящихся к местоиме^
ниям, связано не столько со спецификой поясняемого слова,
сколько с особым значением, которое стремится придать оп«*
ределению говорящий или пишущий. Такое объяснение не
вскрывает исходных причин обособления при личных
местоимениях. Остается непонятным, почему воля говорящего или
пишущего такова, что при личных местоимениях он
употребляет, как правило, обособленные определения, почему эти
определения имеют значение добавочного* сообщения. Другие
исследователи объясняют обособление определений
характером значения’личных местоимений. Правда, в выделении черт
местоимений, которые следует считать определяющими в этом
явлении, здесь также нет единодушия /71, ??ї 120, 283^
124, 1ДЗ; 148, 1807. Наиболее важной для объяснения
сильной связи обособленных определений со сказуемым
представляется точка зрения, согласно которой обособление опре-»
делений при личных местоимениях вызвано тем, что в речи
эти местоимения характеризуются максимально определенным
содержанием, а поэтому не нуждаются в специальных
средствах выделения (в определении-атрибуте). Обособленные
определения при них выражают добавочное сообщение /84,
24,- 111, 147, которое по смыслу обычно тесно связано с
сообщением, формируемым сказуемым.
В зависимости от конкретного лексического значения
«второстепенных сказуемых» между ними и сказуемыми могут
устанавливаться два типа отношений: 1) обстоятельственные
(причинные, условные, уступительные) и 2) отношения
подчиненности или сопутствия одного действия другому. Первый
тип отношений прослеживается в таких предложениях:
«Удрученные изменой верхнедонских полков, без боя отступали
бившиеся на Северном фронте низовские казаки» (Шолохов)?//
«Але навіть коли й полягали, то ще довго не могли заснути,
розбентежені, розбунтовані пережитим за день* (Гончар).
Отношения подчиненности, сопутствия действий можно выявить
в следующих конструкциях: «Он стоит, чуть сгорбленный, в .
старом черном сюртуке, сидящем на нем ‘так, как сидят
только докторские, профессорские сюртуки» (Федин); // «Потім
рушає далі обніжком, захований по груди в колосся» (Смї-
лянський). У «второстепенных сказуемых», начинающих пред-,
ложение, если они образованы прилагательными или порядко-
36
мй числительными, характер смысловой связи с предикати&-
і центром может быть довольно неопределенным: «Круг^-
Й й в своей ватной куртке и штанах, паренек озабоченно ме-
лея от дома связистов к площадке и обратно» (Ажаев). Их .
тличительной особенностью является то, что они передают
сообшение об уже четко обозначенных предметах, не нужда- :
шИХся в дополнительном определении /111, ^КЗ/,
Объединение в одном предложении разноплановых по смыслу
предикативных единиц наблюдается лишь в художественной
литературе. Оно подчинено задаче выражения авторского видения
мира, создания цельной художественно воспринимаемой картины
той или иной ситуации.
Предложения с «второстепенными сказуемыми», имеющими
обстоятельственное значение, по своим свойствам близки
сложноподчиненным расчлененным предложениям с придаточ- ‘
ными причинными, условными, уступительными, .Что же ка- —
сается предложений, где обособленные обороты не связаны
обстоятельственными отношениями со сказуемым, то близких
соответствий им в составе сложных предложений нет*. Они
имеют некоторое сходство лишь со сложносочиненными»
предложениями, в которых передаются присоединительные отношу
ния, и с бессоюзными предложениями, выражающими во
второй части добавочное замечание или сообщение.
Основной сферой распространения «второстепенных
сказуемых » является художественно-беллетристический стиль .
В проанализированных образцах делового стиля они не
зафиксированы, а в научном стиле отмечаются единичные случаи
их использования. Так, в изученных текстах, относящихся к
научному стилю, на 2807 обособленных определений
приходится всего лишь 14 «второстепенных сказуемых*’, то есть
менее 0,5%. Все они препозитивны к подлежащему. Та же
закономерность прослеживается и в украинском языке, где
на 1680 обособленных определений, отмея&нных в.образцах
7
о прозе А.С Пушкина они составляют 1&~ 1636 всех
обособленных членов, образованных причастиями и
прилагательными /21, 170-17Д7. Эти же пропорции характерны и для
многих произведений русских советских писателей. В
украинской литературе доля «второстепенных сказуемых» обычно
несколько выше.
37
научного стиля, «второстепенных сказуемых* — лишь 13,
то есть менее 0,8%. Малая употребительность «второстепен-^
ных сказуемых4′ в научном стиле, по мнению некоторых ис^
следователей, объясняется тем, что они характеризуются осек
бой интонацией, и в случае ее »пропуска’7 смысл предложения
довольно сильно искажается. Однако, на наш взгляд, эта при-*
чина не является ведущей. Необычность таких обособленных ‘
оборотов для научного и делового стилей прежде всего
связана с тем, что они не вполне отвечают задачам точного и ,
однозначного выражения мысли /98, ^^^Ї7. Например, в
предложении «Отрезанный от ризоида, содержащего ядро, стебе- і
дек может жить долгр (до шести месяцев), конечно} не раз-]
множаясь» (Дубинин) «второстепенное сказуемое» может
выражать условное, причинное или же уступительное значение.
Поэтому вместо таких оборотов в деловом и научном стилях
русского и украинского языков употребляются придаточные
обстоятельственные, обладающие необходимой смысловой од- ,
нозначностью.
Среди «второстепенных сказуемых» наиболее
распространены в художественно-беллетристическом стиле
препозитивные. В проанализированных русских текстах они составляют •
54% C20 из 600 зарегистрированных примеров
«второстепенных сказуемых»). Приблизительно-такова же доля их и в
украинское языке — около 50%. Следующими по
употребительности являются «второстепенные сказуемые», отделенные от [
подлежащего сказуемым. Их доля равна 40% в русском
языке и 32% в украинском. Доля постпозитивных контактных ]
определений — «второстепенных сказуемых», регистрируемых 1
при подлежащих, выраженных местоимениями/ а также в пред-1
ложениях с пропущенным подлежащим, невелика: 6% в
русском языке и 18% — в украинском. Приведенные результаты |
отражают лишь общую тенденцию употребления предложений с ]
«второстепенными сказуемыми». В конкретных произведениях I
возможны отклонения от этих данньіх. I
Анализ «второстепенных сказуемых* показывает, что для |
их выражения в русском и украинском языках используются
идентичные по лексико-морфологическим свойствам элементы.
Общим для художественно-беллетристических стилей русского
и украинского языков является то, что большинство «второ- I
степенных сказуемых» в них образовано страдательными при- ,
38 ‘ {
частиями. Их число в собранном нами материале составляет
в русском языке в среднем 61%, а в украинском — 77%. На
втором месте по численности находятся обособленные оборо-‘
ты* образованные прилагательными: их в русском языке —
32%$ а в украинском — 21%. Что же касается действитель- .
ных причастий, то в русском языке в изученных текстах они
образуют около 7% «второстепенных сказуемых», а в
украинском — около 2%.

загрузка...
загрузка...

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.