В. М. Брицын - Сопоставительное исследование синтаксических синонимов в русском и украинском языках

ЧАСТЬ II. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ СИНОНИМИЧНЫХ ПРИСУБСТАНТИВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ И ПРЕДЛОЖЕНИЙ С ОБОСОБЛЕННЫМИ ОПРЕДЕЛЕНИЯМИ В РАЗЛИЧНЫХ СТИЛЯХ РУССКОГО И УКРАИНСКОГО ЯЗЫКОВ

загрузка...

Анализ образцов художественно-беллетристического,
научного и делового стилей русского и украинского языков
свидетельствует, что они обладают некоторыми особенностями
синонимичного использования присубстантивных предложений _
и предложений с обособленными определениями, которые во
многом определяются стилевой и стилистической
маркированностью этих конструкций, а также продуктивностью форм,
входящих в их состав. При этом в русском и украинском языках
наблюдаются как общие, так и специфические закономерности
синонимичного употребления рассматриваемых предложений.
Общим для всех стилей русского и украинского языков
является преобладание в синонимической паре доли предложений
с обособленными определениями. Однако его количественное
выражение в русском и украинском языках различно14, в
русском языке наиболее высокая средняя доля предложений с
обособленными определениями свойственна деловому стилю —
96,5%. Этот показатель во всех рассмотренных образцах
деловой письменности довольно устойчив. В научном стиле
стабильность пропорций ниже. В проанализированных источниках
средняя доля предложений с обособленными определениями
колеблется от 83 до 94%. Наиболее значительна она в строгой
разновидности научного стиля, объединяющей специальную
научную и техническую литературу. В научно-популярной и
учебной литературе шире используются синонимичные присубстаин
тивные предложения.
Особенно неустойчивы в русском языке пропорции между
синонимами в художественно-беллетристическом стиле. Доля
предложений с обособленными определениями в проанализиро*
ванных произведениях колеблется от 53 до 97,7%.
Обособленные определения чаще употребляются в крупных
прозаических произведениях, например, в таких, как трилогия
А.Толстого «Хождение по мукам*’ — 96,5%, романы «Русский лес»
Л.Леонова — 97,7%, «Тихий дон» М.Шолохова — 97,7%.
Функционирование этой конструкции здесь подчинено одной и той
же статистической закономерности. Несколько ниже доля
предложений С обособленными определениями в произведениях
М.Горького, К.Федина, К.Симонова, А.Фадеева, В.Катаева,
А.Кожевникова, В.Лидина. В произведениях малого жанра, а
также при повествовании от лица рассказчика, наблюдается
отчетливое уменьшение доли обособленных определений/ Так,
при возможности выбора одного из синонимов в «Вольнице»
ФТладкова предложения с обособленными определениями со- »
ставляют 70%, в «Сказании о директоре Прончатове»
В.Липатова — 5.3%, ‘»Про Клаву Иванову», «Елки-моталки»
В.Чивилихина — -53%, Сравнение статистических данных
свидетельствует также о понижении доли предложений* с обособленными
определениями в ряде произведений, созданных в последние
десятилетия. Например, в романах С.Залыгина «Тропы Алтая»
и «Соленая падь» она в среднем составляет 66%, в романе
В.Беляева «Старая крепость» — 62%, в романе Ю.Черного-
Диденко «Ключи от дворца* — 75% и т.д.
В украинском языке, как правило, доля предложений с
обособленными опре дел ениями также выше доли синонимичных ‘
им предложений с придаточными присубстантйвиыми. Вместе
с тем в функционировании предложений с определительными
конструкциями здесь имеется своя специфика. Прежде всего
она наблюдается в статистических параметрах стилей. Если
в русском языке наибольшая доля» обособленных определений
приходится на деловой стиль и на отдельные образцы-художе- •
ственно-беллетристического, то в украинском ока
зарегистрирована в строгой разновидности научного стиля. Доля
предложений с обособленными определениями в художественно-
беллетристическом, деловом стилях, а также в учебной и
научно-популярной литературе здесь в большинстве случаев
ниже, чем в русском языке, _и близка их относительному коли-
чЄству в произведениях, написанных от лица рассказчика —
немн0гим превышает 60-70%.
Отмеченные сходства и различия между русским и
украинским языком связаны с действием комплекса факторов,
определяющих в каждом из языков выбор того или иного
синонимичного средства выражения. Некоторые из них аналогичны
другие обнаруживают особенности. Наиболее значительное вли~ •’
яние на пропорции между указанными конструкциями
оказывают различия в продуктивности морфологических средств,
формирующих в русском и украинском языках обособленные оп-‘
ределения» Этот словообразовательный фактор накладывает
отпечаток на все стили русского и украинского языков.
В русском языке в составе анализируемых синонимов на
предложения с обособленными определениями, образованными
действительными причастиями, и синонимичные им присубстан»-
тивные предложения во всех стилях обычно приходится свышеж
50% примеров. Поэтому приведенное общее соотношение
предложений с обособленными определениями и синонимичных им
присубстантивных предложений во многом определяется
наблюдающимися здесь пропорциями10. Проанализированные
художественные произведения по характеру функционирования в
них этих конструкций распадаются на ряд групп. В первую
условно могут быть выделены произведения М.Шолохова,
А.Толстого, Л.Леонова, Ю.Нагибина, П.Нилина, во вторую —
К.Симонова, А.Фадеева, В.Ажаева, В.Катаева, В.Кожевникова,
В.Лидина, в третью — М.Горького, К.Федина, в четвертую —
В.Чивилихина, В.Липатова, С.Залыгина, Ф.Гладкова. В
большинстве случаев расхождения между этими группами
являються статистически существенными, хотя встречаются и произ-‘
ведения, которые по пропорциям употребления синонимов
могут быть отнесены к двум группам. Например, произведения
В.Лидина, В.Катаева имеют доли, статистически близкие к тем,
которые наблюдаются в произведениях, условно выделенных во
2 и 3 группу; произведения К.Симонова по характеру
использования синонимичных конструкций приближаются к
произведениям А.Толстого, Л.Леонова. Образцы делового стиля по сво~
им пропорциям близки к художественным произведениям
первой группы, а научного стиля — второй. В научном стиле, в
свою очередь, можно выделить образцы строго научного сти^
ля и образцы учебной и научно-популярной литературы. Пра^
да, различия между ними все же не выходят за пределы ст^
тистически допустимых,
В украинском языке? в отличие от русского, доля предло^
жений с обособленными действительными причастиями и синек
нимичных им сложноподчиненных присубстантивных предложен
ний незначительна. Это связано со сравнительно небольшие
количеством здесь действительных причастий» Так, например,
в «Словнику української мови» на букву А приведено .2
действительных причастия настоящего времени и не отмечаются
причастия прошедшего времени. На букву Б количество
действительных причастий настоящего и прошедшего времени со.
ответственнб равно О и 1, на букву В — 16 и 30, на букву
Г- 7.и О, Д — 13 и І, Е — 1 и О, Ж- 4 и О, Зи 32 и
4.29, «7-2иО, К-.5иО>Л-4иО,М~6и1, Н-
15 и 14, О — 44 и 76, Некоторые из отмеченных в
словаре причастий не являются активными элементами лексической
системы украинского языка, а поэтому даются с пометой
«рідко». К ним относится, например, причастие б^вшид/133,
2467, а также все другие формы с аффиксом вш/ш, считакъ
щиеся, за исключением слов БеД^ІІІШйЛі Й252ІІШІШ& вне~
нормативными /26 , ^7^7. В проанализированных образцах
художестг^нно-беллетристического, научного и делового
стилей не обнаружено ни одного примера обособленного
определения с причастием, б^ъший, хотя придаточные, которые
теоретически трансформируются в них, составляют 37 + 10%
общего числа придаточных, сказуемые которых имеют
соотносительные формы действительных причастий. Например:
«Надія Загірна, що була тут у ролі розпорядниці, хоч і
намагалась бути з ними ласкавою 1 привітною, теж була їм не
по серцю» (Смілянський). Все это еще больше сужает во<^
можности свободного выбора одного из синонимов.
Существенным препятствием для* синонимии является то,
что в украинском языке многие действительные причастия,
находящиеся в процессе становления и закрепления в
языковой системе, по своим значениям близки к прилагательным
/125, 123.Л Они редко имеют при себе зависимые слова и
формируют обособленные определения. Чаще всего случаи обо*
собления действительных причастий- наблюдаются в художе-
сТвенно-беллетристическом стиле. Поэтому, несмотря на то,
что в художественной литературе частота употребления
действительных причастий ниже, чем в научном стиле /38,
її іУ, являющемся одним из основных источников пополнения
^Гукраинского языка /40, 68-6^97, доля обособленных
действительных причастий в ней нередко оказывается выше. Это
позволяет сделать вывод, что, хотя система действительных
причастий пополняется в украинском языке через научный и
публицистический стили, окончательное закрепление новых
причастий в языке, усиление их глагольных свойств
происходит прежде всего в художественно-беллетристическом
стиле.
Наиболее велика частотность обособленных
действительных причастий в произведениях О. Гончара, М. Стельмаха,
Ю.Дольд-Михайлика. Однако и здесь такие обособленные
причастные обороты составляют лишь около 5 — 6% по
отношению ко всем обособленным определениям. Так, например, у
О. Гончара из 344 предложений с придаточными присубстак-
тивными и обособленными определениями зафиксировано лишь
64 предложения с обособленными действительными
причастиями и с придаточными, которые можно трансформировать в
обособленные обороты, образованные этими причастиями. Из’
них в 37 случаях придаточные фактически не имеют
синонимов, поскольку соответствующие им обособленные
определения должны быть образованы редко употребляющимися
причастиями бувший, ведучий, 23І2ІШ2ЖІІ и ДР» Поэтому свободный
выбор возможен лишь в 27 предложениях: в 13 предложение
ях предпочтение отдано обособленному определению, а в 14-
придаточной части.
Необычность многих действительных причастий в
обособленной позиции ведет к тому, что в большинстве случаев
предпочтение отдается придаточным. При этом доля обособленных
определений по отношению к придаточным очень неустойчива.
Особенно это касается художественной литературы: одни
писатели используют действительные причастия в обособленной
позиции, другие же вместо них употребляют почти
исключительно придаточные. В научном и деловом стилях эти
колебания незначительны, поскольку здесь действительные причастия
обособляются при наличии прочной традиции их обособления в
Художественной литературе. Таким образом, в применении рас—
смотренного типа синонимичных конструкций в русском и ук^
раинском языках .имеются существенные различия. Это ока-*
зывает влияние и на общие пропорции.
В использовании обособленных определений, образованных
страдательными причастиями- прошедшего времени, русский и
украинский языки имеют больше общих черт16. Все
проанализированные стили в русском и украинском языках с точки
зрения функционирования этих обособленных определений и
трансформируемых в них придаточных различаются
незначительно. Статистически, существенные отличия от большинства
проанализированных в русском языке образцов
художественной литературы, делового стиля и строгой разновидности
научного обнаруживают лишь произведения К.Симонова,
В.Чивилихина, В.Липатова, С.Залыгина. В обоих языках в научно-
популярной и учебной литературе доля предложений с
обособленными определениями, образованными страдательными
причастиями прошедшего времени, ниже (хотя и не всегда
статистически существенно) доли их в образцах строгой
разновидности научного стиля. Общими являются и
структурно-асемантические критерии выбора одного из синонимов, В
русском и украинском языках широко употребляются
определения без дополнений, а также определения с дополнениями в
творительном падеже,, обозначающими неодушевленные
предметы и абстрактные понятия. Например: «… остальным пен—
сионерам пенсии сохраняются в ранее назначенных размерах,
но не ниже минимальных и не выше максимальных размеров,
установленных настоящим Законом» (Осн.Зак.
Акты);//»…з’явився якийсь затишок, принесений сюди дбанням Алі…»Cа-
гребельний). Доля обособленных определений с творительным
названия лица ниже. Особенно редки определения, в которых
творительный субъекта выражен личным местоимением. ИХ
доля в украинском языке приближается к О. В русском
языке она несколько выше. Вместо таких определений, как
правило, встречаются придаточные со сказуемым, выражающим
действительные залоговые отношения. Например: «Через пол-,
часа зашла и Наталья Сергеевна, которую Валя мимоходом
пригласила пить чай» (Леонов); // «… таке було перше
враження, що залишила вона після себе і тоді…» (Загребель-
ний)- Отмеченные закономерности способствуют повышению
‘в художественно-беллетристическом стиле доли
придаточных, поскольку»здесь, в отличие от делового и научного
стилей, чаще встречаются конструкции, где субъектом действия ч
является лицо, выраженное личным местоимением или
одушевленным существительным.
Отличие русского языка от украинского в употреблении
обособленных определений, выраженных страдательными
причастиями прошедшего времени, состоит в том, что их доля
в синонимическом ряду в деловом и
художественно-беллетристическом стиле русского языка выше, чем в тех же стилях
украинского языка. Исключение составляют произведения
В.Липатова и изредка К.Симонова, С.Залыгина, В.Чивилихина,
для которых характерна та же доля придаточных, что и для
большинства произведений украинской литературы. В научном
стиле, особенно в его строгой разновидности, использование
рассматриваемых синонимов характеризуется общей
статистической закономерностью.
Одной из причин более широкого употребления в украин- ,
ских художественных произведениях придаточных,
синонимичных обособленным определениям, образованным страдатель- _
ными причастиями прошедшего времени, является наличие здесь
придаточных типа що йотю СП,)* Например: «Зубрівка стоіть
на стол», печиво лежить купами^ чорний хлі б та свіжа
зелень, що Тї привезла Мар»янина мати з дому, з
тракторного » (Гончар). В произведениях О.Гончара они составляют
41% общего числа изучаемых сложноподчиненных предложений.
Показательно, что доля предложений с обособленными
определениями, образованными страдательными причастиями, в
украинском языке обратно пропорциональна количеству таких
предложений. Так, например, у О. Гончара по сравнению с
другими авторскими стилями первый показатель самый низкий,
а второй самый высокий.
Значительно большие различия между русским и
украинским языками наблюдаются в функционировании
синонимической пары: сложноподчиненное предложение — предложение с
обособленными определениями, образованными
страдательными причастиями настоящего времени. Доля этих синонимов по
отношению к другим синонимичным парам в разных стилях
Русского и украинского языков различна. Наибольшая она в.
научном стиле (от 6 до 17% в русском языке и от 14 до
34% в украинском), наименьшая — в художественно-беллетри<ч
стическом (от 1 до 5% в русском языке и от 2 до 12% в
украинском) ¦ В деловом стиле русского и украинского язы- ‘
ков она соответственно равна 10% и 8%« Особенностью этих
синонимов в русском языке является то, что в художестве^
но-беллетристическом стиле доля обособленных определений
выраженных страдательными причастиями настоящего
времени, в большинстве случаев значительное ниже, чем в научном
и деловом стилях-*- ,
Эти различия в основном объясняются отчетливой
стилистической маркированностью в русском языке многих
страдательных причастий настоящего времени, ограниченностью
сферы их свободного использования лишь научным и деловым
стилями. Вопрос о приемлемости их в художественной
литературе различными писателями решается по-разному, что
приводит к резким колебаниям в пропорциях между синонимами.
Так, у В.Катаева доля рассматриваемых обособленных
определений составляет около 80%, а у К.Симонова — 7%,
Источник стилевых расхождений состоит и в том, что в художеств
венных произведениях процессуальные признаки, передаваемые
придаточными и обособленными определениями, разнообразнее,
чем в научном или деловом стиле. Поэтому в них чаще
возникают ситуации, когда нужное причастие малоупотребительно.
Этот фактор, очевидно, способствует повышению доли
сложноподчиненных предложений и в проанализированных
литературоведческих текстах, где чаще, чем в других образцах
научного стиля, используются придаточные. Пропорции между
синонимичными конструкциями в разных образцах научного и
делового стилей более устойчивы. Расхождение между ними в
большинстве случаев не выходит за пределы статистически
допустимых.
Еще большее воздействие на синонимию таких
конструкций оказывают лексические и словообразовательные
особенности страдательных причастий настоящего времени в
украинском языке. Эти причастия здесь находятся в стадии
активного развития и закрепления в литературном языке, куда
они проникают через научный стиль. Во многих научных тру-
См. таблицу № 6 в приложении.
2 б настоящее время широко употребляются причастия, еще
отраженные в «Словнику української мови», например:
^о^іюв^ши, Ш?22?™ш™&> й2ЄДІЄ2Жайй& 2Ш22ДКЩЙЙ,»
^^лювании» с^о^млювашій и др. Во многих изученных науч-
^^текстах доля предложений с обособленными
определениями, образованными страдательными причастиями
настоящего времени, выше, чем в других стилях, а в ряде случаев
приближается даже к пропорциям, наблюдаемым в научном
стиле в русском языке. Однако данная черта из-за различий
в усвоении многих новых для литературного языка причастий
проявляется непоследовательно. Поэтому, в отличие от
русского, в украинском языке в научном стиле отмечаются
значительные, выходящие за пределы статистически допустимых,
колебания пропорций**-^.
В деловом стиле украинского языка доля предложений с
рассматриваемыми обособленными определениями
значительно меньшая: она составляет 35%. Здесь употребляются лишь
те страдательные причастия несовершенного вида, которые
зафиксированы в «Словнику української мови». Еще меньше
предложений с обособленными страдательными причастиями
несовершенного вида в художественных произведениях.
Только у отдельных авторов, например П.Загребельного, их доля
приближается к той, которая наблюдается в образцах
делового стиля.
Анализ синонимичных предложений с определительными
конструкциями, организующим центром которых является
прилагательное, показывает, что в обоих языках они
используются приблизительно одинаково. В художественных
произведениях преимущественно употребляются предложения с
обособленными определениями. Сложные предложения,
синонимичные им, здесь единичны. В научном и деловом стилях
средняя доля предложений с обособленными определениями
понижается и колеблется от 80 до 95%. Ограниченная
употребительность в художественных произведениях
сложноподчиненных предложений, синонимичных предложениям с
обособленными определениями, образованными прилагательными, во
многом связана с громоздкостью придаточной части, строя.,
щейся по модели: союзное слово — глагол-связка — именная
часть сказуемого (прилагательное). Повышение доли сложно^
подчиненных предложений в научном и деловом стиле, для
которых при выборе синонима характерно стремление к пре^
дельной точности и однозначности, может обусловливаться
тем, что придаточные части значительно определеннее выра*
жают модальные и временные отношения.
Кроме отмеченных выше факторов, в русском и украинском
языках на выбор ьинонима также влияет объем определитель,
ной конструкции, подчиненность ей других синтаксических
конструкций, коммуникативное задание высказывания, фоно-
эстетические критерии. Большинство факторов характерно для
обоих языков и имеет одинаковые последствия своего
действия/ В некоторых случаях результаты их влияния не4
совпадают, что связано с указанными лексическими и
морфологическими особенностями элементов, образующих обособленные
определения, а также с конструктивным «своеобразием некотоі
рых придаточных. Наконец, отдельные факторы действуют
преимущественно только в одном из языков.
В обоих языках важное влияние на выбор синонима
оказывает распространенность передаваемой информации. Как ‘
показывает анализ, средняя длина присубстантивных
придаточных в- всех стилях русского и украинского языков
статистически существенно превышает средние размеры
обособленных определений1^, В русском языке наиболее велика
разница между этими конструкциями в деловом стиле — 3,6
слова, а в украинском — в научном, где она составляет 1,9
слова. Наименьшее расхождение в русском языке наблюдает-^
ся в научном стиле ~ ^#7 слова, а в украинском — в
художественно-беллетристическом — 1,2 слова.
Для оборотов со страдательными причастиями и
соотносительных с ними придаточных в’
художественно-беллетристическом и деловом стилях русского языка характерно мень- •
шее различие длин. Оно соответственно составляет 1,5 и
1,1 слова. Это является следствием того, что некоторые
определения, образованные страдательными причастиями в
См. таблицы 8, 9 в приложении. При анализе учитывались
слова, являющиеся членами предложения.
еКсте обычно синонимами не заменяются, И наоборот, не
-е придаточные присубстантивные могут одинаково легко
преобразовываться в определения данного типа. Если первую
причину можно считать присущей всем стилям русского язы-
ка> то вторая характерна для
художественно-беллетристического и делового стиля, где малоупотребительность
некоторых причастий, в основном настоящего времени, заставляет
использовать придаточные и для передачи небольшой по объе-
му информации. В научном стиле различие в длине этих
конструкций становится более существенным. Так, в русском
языке оно равно 2 словам, что превышает среднее различие
для научного стиля в длине между обособленными
определениями и придаточными присубстантивными.
В украинском языке предложения с обособленными опре- _
делениями,образованными страдательными причастиями, и
соотносительные с ними присубстантивные предложения
составляют основной массив изучаемых синонимов. Поэтому они
существеннее, чем в русском языке, влияют на общие
пропорции длин придаточных и обособленных определений. Это, с
одной стороны, обусловливает наибольшие расхождения
размеров синонимов в научном стиле, для которого характерно
сравнительно высокое использование страдательных причастий
несовершенного вида (настоящего времени), а с другой —
ведет к уменьшению, по сравнению с русским языком, различий
в средних длинах определительных конструкций.
Важным стилеразличающим фактором в русском языке
является длина обособленных определений, образованных
действительными причастиями, и синонимичных им придаточных* *
Расхождение в их длине в деловом стиле равно 5,1 слова, в
художественно-беллетристическом — 2,1 слова в научном —
1,6 слова. Приведенные данные позволяют сделать вывод,
нто в выборе этих синонимов фактор длины в научной
литературе имеет меньшее значение, чем в других стилях. В
украинском языке указанные конструкции в синонимичных
связях бывают редко. Размер передаваемой информации при
выборе одной из них имеет малое значение.
Помимо изучения средних длин синонимов важные
характеристики стиля дает сравнение наиболее распространенных
Размеров придаточных и обособленных определений. Так, в
деловом стиле русского языка объем определений, образованных
действительными причастиями, колеблется от 2 до 20 члено
предложения, при наиболее типичном размере в 3,4 или 5 х^
нов. Придаточные, соотносительные с этим видом определен
ний, в рассмотренных текстах чаще всего содержат от 6 д0
11 членов; 3,4 или 5 членов для них нетипичны.
Следовательно, при выборе синонима критерий объема играет важную
роль, когда необходимо передать нераспространенную атрибут
тивно~предикативную характеристику. Здесь в деловом стиле
предпочтительнее обособленные определения. При большей расх
пространенности характеристики выбор синонима становится
свободнее.
-Использование одной, а не другой синонимичной
конструкции нередко продиктовано стремлением избежать нежелатель^
ной многозначности. В присубстантивных придаточных
союзные слова согласуются с опорным словом в роде и числе^О,
Поэтому, если в главной части имеется ряд существительных,
обладающих одним и тем же значением рода и числа, то чао-
то возникают затруднения в определении опорного слова.
Например, в предложении »Командир отряда, который подошел к
реке, делал распоряжения о переправе» придаточная часть
может характеризовать как слово командир, так и слово от]эЯ?
«/25, ?6^5/. Вместо таких конструкций обычно используются
предложения с обособленными определениями, согласующимися ‘
с поясняє: ым словом не только в роде, числе, но и в
падеже. Придаточные употребляются лишь тогда, когда
содержание высказывания позволяет легко определить поясняемое
слово. Например: «Однако в процессе разработки аппаратуры
был вскрыт серьезный недостаток акустического метода,
который не учитывался в прежних экспериментах»
(Проблемы…);// «Ці досліди дозволили більш точно визначити роз-
В некоторых случаях согласование союзного слова с.
поясняемым существительным может отсутствовать. Например:
«Ее пронзительный голос, какие бывают только на юге,
рассекал расстояние, почти не ослабевая» (Павленко) /34,
27^47. Однако такие придаточные выражают
обобщающе-уподобительные отношения, не свойственные обособленным
определениям, а поэтому не могут рассматриваться — в
качестве их синонимов.
мри бактерій, які було виведено в умовах підвищеного
1»скҐ (ГГяткін). •
В свою очередь, предпочтение придаточным во всех
стилях русского и украинского языков отдается в тех случаях,
когда необходимо подчеркнуть выделительный оттенок значе*-
ния определительной конструкции. Формальным средством его
вЫражения выступает соотносительное слово, которое
употребляется лишь в составе сложноподчиненных предложений.
Анализ причин, обусловливающих необходимость
подчеркнутого выражения выделительного оттенка, позволяет
вычленить две группы сложноподчиненных предложений с
соотносительными словами в их составе. В первую группу,
свойственную всем стилям русского и украинского языков, можно
отнести те сложноподчиненные предложения, которые
позволяют точно выразить мысль в условиях нечеткого
свидетельства контекста о синсемантичности опорного слова.
Особенно часто такая необходимость возникает в тех случаях, ког^
да опорное слово является именем собственным или же
отвлеченным существительным. Это, по-видимому, объясняется
тем, что как собственные имена, так и отвлеченные
существительные обычно не предполагают множественности
называемого предмета или же свойства, состояния, чувства,
эмоции, явления, абстрактного понятия. Данная черта семантики
многих отвлеченных существительных, в частности, находит
свое выражение в том, что они имеют, как правило, лишь
форму единственного числа и характеризуются вообще
негативным отношением к представлению о числе /19, Ь337.
Поэтому, если контекст не содержит специальных сведений •
о том, что указанные существительные называют
различающиеся по признаку, выраженному определительной
конструкцией, .предметы или понятия, у определительных конструкций
возможно предположить описательный оттенок значения.
Наиболее трудно бывает установить значение
определительных конструкций в научных текстах. Этим, на наш взгляд,
обусловлено то, что в научном стиле большинство
зарегистрированных предложений, грамматически синонимичных
предложениям с обособленными определениями, имеет в своем
составе соотносительные слова. Например: «Однако для этого
необходимо, чтобы истинные значения параметров
соответствовали тем крайним величинам…? которые дают минимальное
значение 1 ( В)» (Проблемы..?).://’ТІ і еля того як форма пег^
фекта в схі (днослов»янських мовах набула здатності •
виражати в словотворчій структурі дієприкметника на — І — При>
близно ті самі видові відтінки, які були властиві формам
аориста І імперфекта, в цих мовах відпала потреба.., в фор^
мальному протиставленні аориста/й імперфекта» (Мельничук)
Замена придаточных в подобных предложениях обособленными
определениями ведет чк^ нежелательному затемнению смысла»
В первом примере довольно» трудно будет определить, что ми.,
нимальное значение 1 (^В) дают не все крайние величины,
В иллюстрации из украинского языка употребление
обособленного определения, с одной стороны, не позволяет адеквати
но передать мысль, а с другой — приводит к многозначности:
без глубокого знания истории глагольных форм можно
предположить, что видовые оттенки имели лишь аорист и
имперфект.
В художественно-беллетристическом и публицистическом
стилях доля предложений, построенных по модели
соотносительное слово — опорное слово — придаточная часть, меньшая,
чем в научном и деловом. Для этих стилей более
характерными являются предложения, где опорное слово сочетается с
необособленным определением. Например: «Улю и Виктора он
видел впервые, а с Анатолием он был связан той беспечной
дружбой, которая нередко возникает между активными
комсомольцами, дружбой от одного комсомольского совещания до
другого* (Фадеев). Сочетание опорного слова с
необособленным определением делает его автосемантичным, поэтому без
соотносительного слова придаточное воспринимается в боль^
шинстве случаев как такое, .которое имеет описательный
оттенок значения.
Во вторую группу можно выделить предложения с
избыточным, в известной мере, соотносительным словом, так как
содержание предложения и контекст довольно однозначно
свидетельствуют о выделительном оттенке значения
придаточного. Например: «Творчество масс все ближе подводило
соревнующихся к тому высочайшему всплеску трудового
энтузиазма, который произошел в августе 1935 г. на шахте «Цент-
ральная-Ирмино»…» ( «Партийная жизнь»);//»Складнопі дрядні
конструкції словенських мов, уже протягом цілого
тисячоліття фіксовані в писаних пам’ятках, зберігають у собі чис^
яенн1 сліди тих особливостей, які були характерні для них
^ пер*»°Д їх становлення і доісторичного розвитку» (Мельни-
уК). Доля таких предложений по сравнению с предложениями,
гдЄ без соотносительного слова трудно определить оттенок
значения придаточного, в художественно-беллетристическом и
публицистическом стилях выше, чем в научном и деловом. Зги
предложения с точки зрения однозначности передаваемого
значения близки предложениям с обособленными определениями и
отличаются от них лишь несколько большей подчеркнутостью
выделительного оттенка значения. В
художественно-беллетристическом и публицистическом стилях соотносительные слова
служат целям эмоциональной акцентации на отличительных
свойствах предмета, выражаемых придаточной присубстантив-
ной частью.
Сильное воздействие на общие пропорции употребления
одной из синонимичных конструкций оказывают закономерности
синтаксических связей определительных конструкций» В обоих
языках обособленные определения, в отличие от присубстан-
тивных придаточных, крайне редко включают в свой состав
деепричастные обороты. Деепричастия, входящие в
обособленные определения, обычно непосредственно не связываются с
причастиями или прилагательными. Например: «Дом его
всегда был полон гостями, готовыми тешить его барскую
праздность, разделяя шумные, а иногда и буйные его увеселения»
/33, 6567; //»З розповідей сержанта перед Колосовським
поставав тяжкий бойовий шлях цього полку, шлях, позначений
кровопролитними боями на різних, починаючи з кордону,
рубежах» (Гончар). Кроме этого в произведениях В.Г.Белинского,
М.Горького, А.Фадеева зафиксированы также единичные приме-*
ры непосредственной связи деепричастий с действительными
причастиями. Например: «-Что вы … — испугалась сестра
Володи Люся, стоявшая в ногах его, облокотившись о спинку
кровати» (Фадеев). В украинском языке такие конструкции не
отмечаются. Зафиксированные в составе обособленных
определений деепричастия характеризуются утратой своей смысловой
самостоятельности и ослаблением глагольности. Сочетаясь с
Причастиями или другими глагольными формами, например
инфинитивом, они обозначают зависимое, сопутствующее
действие; относясь к прилагательным, как в приведенном выше пред-
ложении из романа О. Гончара, они получают значение,
близкое к тому, которое имеют обособленные определения.
В присубстантивных предложениях обособленные
обстоятельства, выраженные деепричастными оборотами,
встречаются широко и характеризуются большим разнообразием передо
ваемых ими значений. Так, например, деепричастные обороты
не регистрируемые в русском и украинском языках при стр^
дательных причастиях, могут относиться к сказуемым прида*,
точных, синонимичных определениям, образованным такими
причастиями. Правда, деепричастные обороты представлены
лишь в тех случаях, когда союзное слово логически и
грамматически является объектом действия. Например: «Толстой
тщательно прослеживает этот процесс пробуждения героя от
первоначального .страха, который он испытывает, видя
Катюшу Маслову на скамье подсудимых» (Храпченко);//»Значить,
універсальна газова стала кількісно дорівнює робот}, яку
1 моль ідеального газу виконує, розширяючись від
нагрівання на 1 «(Юкоїн). В приведенных примерах проявляются
все основные синтаксические свойства деепричастий: они
обозначают «второстепенные» действия предметов,
называемых подлежащими, и при этом дополняют и уточняют
действия, выражаемые сказуемыми. В придаточных, где союзное
слово грамматически «выступает подлежащим, а логически —
прямым объектом, деепричастный оборот и сказуемое не
могут вэаимодополнять друг друга, поскольку сказуемое здесь
передает действие, направленное на логический объект, а
деепричастие — действие самого логического объекта. Это, по-
видимому, является основной причиной того, что в собранном
материале из русского и украинского языков такие
придаточные, осложненные деепричастными оборотами не регистрируй
ются21в
Крайне редко деепричастные обороты фиксируются в
русском языке и в составе простых предложений, где
подлежащее является прямым объектом. Например: «В полдень,
переходя на станции через рельсы, он был оглушен
неожиданным свистком паровоза…» (Куприн); «Вернувшись в
Москву из армии, Николай Ростов был принят домашними
как лучший сын, герой и ненаглядный
Николушка…»(Л.Толстой) /33, 6567.
\\а выбор одного из изучаемых синонимов влияет и наблю-
^щаяся во всех стилях русского и украинского языков тен—
еПП\\я к однотипности соподчиненных определительных
конструкций. В соответствии с ней употребляются либо однородные
иДаточные, либо однородные определения. Эта тенденция
способствует повышению удельного веса придаточных по
сравнению с обособленными определениями, поскольку некоторые
типы атрибутивных характеристик могут выражаться лишь
придаточной частью. Употребление же ее автоматически
вызывает необходимость использовать придаточные, которые
синонимичны обособленным определениям. Например: «Большое
значение в биомеханике полета имеет парение птиц, при котором
не затрачивается энергии и которое происходит за счет
конструктивных особенностей крыла* (Ефимов);//»Якби сказали
мен) вибирати /хату7 — вибрав би оту, що край села, що в
неї жито а і попід вікнами голубіє» (Гончар). Примеры, где л
все однородные придаточные трансформируются в
обособленные определения, в собранном материале немногочисленны.
По этой же причине не вступают в синонимические связи
с предложениями, осложенными однородными обособленными
определениями, и некоторые присубстантивиые предложения,
придаточные которых имеют однородные сказуемые, Препят*-
ствием здесь служит то, что не от всех сказуемых можно
образовать необходимую причастную форму. Например: «Здесь
нам приходится сталкиваться с примером преждевременного
выдвижения проблемы, которая сама по себе имеет глубокий
смысл и в дальнейшем займет центральное место в
химической науке» (Родный);//»Вторинний розпад здійснюється
завдяки діянню ендопротеази, яка притаманна всім бактеріям/
міститься всередин тіла мікроба» (П»яткін).

загрузка...
загрузка...

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.