В. М. Брицын - Сопоставительное исследование синтаксических синонимов в русском и украинском языках

ЧАСТЬ II. Продолжение

загрузка...

Отмеченные выше «запреты» в отношении возможностей
синонимической трансформации некоторых присубстантивных
предложений по последовательности своего действия
являються скорее грамматическими, а не стилистическими. Поэтому
°ни не обладают стилеобразующей активностью. Количество
предложений, на которые распространяются указанные
запретны, в изучаемых языках различно — в украинском языке их
Гораздо больше. Особенно велики расхождения в пропорциях
предложений, придаточное которых имеет в своем составе
однородные сказуемые, что связано с ограничениями в образо-
вании в украинском языке действительных причастий, Разли-
чия в количестве присубстантивных предложений с однород^ ‘
ными придаточными менее значительны.
В русском и в украинском языках доля этих предложений
по отношению к предложениям, которые могут использовать^
ся в качестве синонимов предложений с однородными обосоек
ленными определениями, приближается к 100%.
Анализ предложений с однородными определительными
конструкциями, допускающими взаимную синонимичную трансфор^
манию, показывает, что во всех стилях русского и
украинского языков чаще употребляются предложения с обособленными
определениями. Присубстантивные предложения с однородными
сказуемыми в составе придаточной части регистрируются
реже, особеннЬ мало их в украинском языке. Что касается пред-«
ложений с однородными придаточными, синонимичных
предложениям с обособленными определениями, то случаи их
использования единичны. Наибольшей долей по сравнению с
синонимичными им конструкциями характеризуются в русском языке
предложения, в которых в качестве однородных объединены
обособленные определения, образованные разноформенными
причастиями, а также причастиями и прилагательными. Такие
однородные определения во многих предложениях в
художественно-беллетристическом стиле образуют трехчленные и
даже четырехчленные объединения. Например: 1. «Словом, это
был толчок, попавший в беду, жаждущий извернуться,
готовый оборонять свое рассованное по карманам и пазухам
добро» (Федин); 2. «По всем дорогам и прямо по степи в
направлении на восток шли беженцы, мелкие учреждения и
коллективы, разрозненные команды и обозы войск, разбитых в
боях, потерявших связь, сбившихся с пути» (Фадеев); 3.
«Деревня была маленькая, а кладбище большое — целый холм в
крестах, обломанных, покосившихся, старых, вымытых
дождями и снегами» (Симонов). Указанные обособленные опре- \
деления могут быть заменены однородными придаточными
или же одной придаточной частью, в состав которой входят,
наряду с простыми глагольными сказуемыми, сложные
именные сказуемые. И первое,,и второе ведет к загромождению ^
текста. Поэтому предложения с рассматриваемыми
однородными обособленными определениями являются более удобным
средством выражения мысли. В украинском языке такие
соединения обособленных определений единичны. .
Велика доля по отношению к синонимичным им присубста»-
тйвным предложениям и предложений с обособленными
определениями, образованными прилагательными. Они широко
представлены как в русском, так и в украинском языках и
является характерной чертой художественно-беллетристического
стиля. Так, например, у М.Шолохова они составляют 20%
обособленных однородных определений, у Л.Леонова — 17%,
у В.Чивилихина — 70%, у К.Федина — 17%, у А.Толстого —
33%, V М.Горького — 53%, у А.Фадеева — 19%, у К.Симонов
ва — 4%. В произведениях украинских писателей доля таких
конструкций также значительна: у О.Гончара их 21%, у
П.Панча ~ 57%, у Ю.Дольд-Михайлика — 33%, у Ю.Смолича — 64%,
у Л.Смилянского — 33%, у А.Бойченко — 50%. Для научного ,
и делового стиля эти обособленные определения не
характерны: в деловом стиле они не зафиксированы, а в научном ре-*
гистрируются единичные случаи их употребления.
Менее устойчивыми в русском языке по сравнению с
рассмотренными конструкциями являются пропорции между при-
субстантивными предложениями и предложениями с
однородными обособленными определениями, образованными одно-
форменными действительными причастиями. Так, у*
М.Шолохова доля предложений с обособленными определениями равна
67%, у А.Фадеева — 70%, у Л.Леонова — 40%, у К.Федина —
50%, у А.Толстого — 60%, у К.Симонова — 82%. Хотя доля
однородных определений, образованных сходными формами
действительных причастий, по сравнению с придаточными,
имеющим^ несколько сказуемых, в
художественно-беллетристическом и научном стилях приблизительно одинакова, научный
стиль (и в первую очередь его строгая разновидность) все
же имеет некоторые особенности, отличающие его от стиля
даже таких писателей, как, например, К.Симонов и А.Фадеев,
для которых характерно довольно широкое использование
однородных определений по сравнению с придаточными с
несколькими сказуемыми. Главное отличие заключается в том,
что употребление трех однородных обособленных определений,
образованных действительными причастиями, имеющими одну
и ту же форму, в художественно-беллетристическом стиле, в
отличие от научного, является большой радкостью. Например-
‘… и за всем этим и надо всем незримо простиралась чер^
ная тень, надвигавшаяся из-за спины, простершая крылья уже
где-то на севере и на юге, распространявшаяся по степи еще
быстрее, чем этот поток’ (Фадеев). Основным средством вьк
ражения однородных атрибутивно-предикативных характеристик
в этих случаях в художественно-беллетристическом стиле яв-*
ляются придаточные присубстантивные с однородными сказу-,
емыми. Например: 1. ‘И в глубоких недрах донецкой земли,
в самых страшных осыпях и ползунах, немало закрепил
выработок его чудесный топорик, который в руках у него покле-
эывал, играл и пел, как золотой петушок» (Фадеев); 2. «Он,
такой покорный сейчас и незлобливый, все отдал бы*., в
обмен на давнюю невозвратимую ночку детства в стогу, под
звездами, которые еще верили ему, любили, стояли хоррводом
вкруг, подмигивали’ (Леонов), На долю предложений с тремя
и большим количеством однородных сказуемых в
художественно-беллетристическом стиле приходится 25% всех предложений
с однородными сказуемыми в придаточной части.
Отсутствие в художественно-беллетристическом стиле
соединений трех и большего количества определений, образованных
одноформёнными действительными причастиями, обусловлено
действием фоноэстетического фактора. Нагромождение
‘шипящих звукос очетаний» вши, вига, вшу, ща, щей, по мнению
М.Горького, является серьезным недостатком стиля, В одном
из писем начинающим писателям он отмечал: ‘На первой страт
нице рассказа вши ползают в большом количестве:
«прибывший», «проработавший’, «говоривших’, «прибывшую’. Вполне
можно обойтись без насекомых’ /31, &?§7* В другом письме
содержится аналогичное замечание о чрезмерном увлечении
формами действительных причастий в поэзии; «Щей» в стихах*
не люблю,так же как и «вшей’ и «ужей’ /Зі, 3&Х7.
Отмечающиеся в художественно-беллетристическом стиле колебания
в долях присубстантивных предложений и предложений с
обособленными определениями, образованными одноформёнными
причастиями, во многом обусловлены тем, что разные
писатели по-разному оценивают возможности употребления однофор-
менных причастий на -вший и -ший.
В научном стиле (особенно строгой его разновидности) тр^
бования фоноэстетического совершенства речи являются менее
сТрогими, о чем свидетельствует большая доля в их составе
однородных обособленных определений с числом членов 3 и
более, образованных действительными причастиями. Например:
I, *Он включал понятия и принципы, возникшие не на их
основе, а пришедшие в химию из физики и имевшие
основополагающее значение для изучения ряда аспектов химических
процессов» (Родный); 2. «В них он выступает как исследователь,
блестяще владеющий аппаратом математической физики,
отчетливо формулирующий задачи и физически ясно
интерпретирующий результаты сложных исследований по многомодовому
распространению звука../7 (Проблемы…).
Необходимость точного и однозначного выражения мысли,
а также усложненность предложений научного стиля не
только ослабляют роль фоноэстетических факторов в употреблении
действительных причастий, но в ряде случаев делают
обособленные определения с ними единственно возможными для
быстрого правильного понимания содержания предложения.
Например: «Белинский, видимо, не мог освоиться с тогдашней,
еще расплывчатой манерой рассказчика, возвращавшегося
поминутно на старые свои фразы, повторявшего и изменявшего
их до бесконечности, и относил эту манеру к неопытности
молодого писателя, еще не успевшего одолеть препятствий со
стороны языка и формы» (Развитие реализма…).
Использование придаточного предложения на месте однородных
определений в этом предложении привело бы к двусмысленности его
толкования: глагол относил и зависимые от него слова
можно было бы трактовать и как сказуемое с зависимыми
словами придаточной части.
Рассмотренная тенденция к однотипности конструкций в
обоих языках прослеживается лишь тогда, когда они имеют
один и тот же — выделительный или же описательный —
оттенок атрибутивного значения. При нарушении однородности
оттенков начинает действовать тенденция к разнородности кон- —
струкций. Например: «Приведенные кривые построены на
основе дисперсионного уравнения, выведенного для однородной
среды, которое несправедливо в окрестностях
плоскостей» (Проблемы…); //»Користуючись основними результатами
кінетично*! теорії газів, ми, таким чином, вивели закони, що
керують поведінкою газів, установлені експериментально згн»
Довго до того, як була розвинута теорія» (Кікоїн). В этих,
а также всех других зарегистрированных примерах первая ^
определительных конструкций имеет выделительный оттенок
атрибутивного значения, а следующая за ней — описательный
Поэтому их нельзя рассматривать в качестве однородных* Об
этом, в частности, свидетельствует невозможность между
ними соединительных или противительных союзов^ • Выдели-,
тельный оттенок может передаваться как обособленным
определением, так и придаточной частью. Однако предложения, в
которых обособленное определение предшествует придаточной
части, в русском и украинском языках встречаются чаще.
Разнородность конструкций указывает на различия их зна^
чений. Употребление вместо них однотипных образований —
придаточных или обособленных определений, ~ а тем более
придаточных с однородными сказуемыми, ведет к появлению
нежелательной многозначности, поскольку при этом
конструкции могут восприниматься как однородные. Поэтому различие
значений получает структурное выражение довольно
последовательно. Особенно это касается научного стиля.
Свои закономерности в употреблении придаточных присуб-
стантивных или же обособленных определений имеют
предложения, в которых определительные конструкции связаны
последовательным подчинением. В русском и украинском
языках они специфичны. .Так, в украинском языке доля
предложений с обособленными определениями, связанными
последовательным подчинением, значительно ниже, чем в русском
языке. Здесь преобладают последовательно подчиненные
придаточные и разнотипные конструкции.
Русскому языку сложноподчиненные присубстантивные
предложения с придаточными, связанными последовательным
подчинением, не свойственны. Единичные случаи их
употребления прослеживаются, в основном, в научном стиле. Напр»- ^
мер: «Рыби издают звуки с частотой в 200, 500 и 2000 гц,
которые затем отражаются и воспринимаются так
называемой «боковой линией», которая представляет собой особый
звуковоспринимающий орган, снабженный нервом» (Ефимов).
«Неправильность» предложений типа «Они предпочитали
кофе, сваренный по их обычаю, и который пили они целый
день» (Пушкин) осознавалась уже в XIX в, /5, Д43.7-
9 большинстве образцов художественно-беллетристического,
ручного и делового стилей преобладают последовательно
связанные обособленные определения. Особенно значительна их
поля в научном стиле — около 92%. Однако в ряде
проанализированных источников доля предложений с разнородными
определительными конструкциями превышает долю предложений
с обособленными определениями, связанными
последовательным подчинением. В художественной литературе это чаще
наблюдается, когда глагол придаточной части и причастие в
обособленном определении имеют одинаковое временное и за —
логовое значения. Например: »Бежал и нарвался на Серпили-‘
на, который поставил его по стойке «смирно». и спросил
голосом, не предвещавшим ничего хорошего…» (Симонов).
Особенно последовательно этот принцип соблюдается у писателей,
являющихся противниками нагромождения одинаковых
причастных форм, например у М, Горького. Хотя доля разнородных
определительных конструкций, соединенных подчинительной
связью, в научном и художественно-беллетристическом
стилях выше, чем в деловом, вывода о том, что этот признак
является стилеразличающим, сделать нельзя, поскольку в
некоторых случаях различия между образцами этих стилей
несущественны.
Более характерной чертой, позволяющей установить
стилевые различия, является доля предложений с определительными
конструкциями, связанными последовательным подчинением, по
отношению ко всем остальным синонимичным предложениям
с обособленными определениями и придаточными присубстан-
тивными . Наиболее высокая доля наблюдается в деловом
стиле, а наиболее низкая — в
художественно-беллетристическом. При этом расхождения между научным, деловым и
художественно-беллетристическим стилями являются
статистически существенными,
В советский период возросла роль русского языка,
который стал средством взаимного общения всех наций и
народностей СССР, Процессы взаимодействия языков превратились
в важную тенденцию их развития, ведушую к взаимообогаше-
ниіо, выработке в них черт общности /8; 07. Поэтому сопо-
ставление системных отношений, наблюдающихся в синтакси-
се близкородственных русского и украинского языков, тесно
связано с «проблематикой и конкретно-лингвистическим
анализом межъязыковых контактов, интерференции, явлений
билингвизма» /65, ?р7. Изучение процессов взаимовлияния
языков имеет большое значение в теоретическом и в
практическом плане. Оно позволяет не только вскрыть некоторые
особенности функционирования элементов языка на данном
этапе его развития, но и определить направления во
взаимодействии языков.
Русско-украинские языковые контакты наблюдались на всем
протяжении истории этих языков и особенно интенсивными
стали в настоящее время /5 27. Они отмечаются и в сфере
анализируемых, конструкций. В частности, под влиянием
русского языка, играющего роль стимулятора потенциальных
возможностей, в украинском языке значительно активизировалось
употребление действительных причастий настоящего времени
/52, 21^-^І^У^4, а также страдательных причастий
несовершенного вида (в научном стиле) . Вместе с тем и
украинский язык оказывает влияние на русский. Оно отмечается
при анализе произведений русских писателей, живущих на
Украине (В.Беляева, В.Омельченко, Б.Палийчука, Н.Строков-
ского, Ю.Хмельковского, Ю.Черного-Диденко и др.), и
проявляется в том, что во многих из них доля сложных
предложений, синонимичных предложениям с обособленными
определениями, оказывается более высокой, чем в произведениях
писателей основного языкового региона*^. Лишь у
Б.Палийчука, у В.Беляева в повести- «Граница в огне» и у Ю.Черного-
Диденко в романе «Ключи от дворца» синонимические
отношения между изучаемыми конструкциями приближаются к тем,
которые наблюдаются в произведениях М.Горького, К.Федина,
К.Симонова, А.Фадеева^. цто же касается таких писателей,
Эта же тенденция характерна и для белорусского языка
///
аіС В.Омельченко, Ю.Хмельковский, Н. Строкове кий, то в их
произведениях, написанных в объективной повествовательной
аНере, характер использования синонимичных конструкций
0дчиняется статистической закономерности, проявляющейся
р произведениях, которые написаны от лица рассказчика
/’Вольница*’ Ф.Гладкова, «Сказание о директоре Прончатове»
В,Липатова, ‘Про Клаву Иванову» В.Чивилихина)* О близости
этих произведений в использовании синонимичных определи-*
-тельных конструкций свидетельствует также то, что
расхождения в средней длине причастных оборотов и придаточных
присубстантивных в них аналогичны.
Одна из основных причин сравнительно невысокой доли
предложений с обособленными определениями в
произведениях современных русских писателей, живущих на Украине,
заключается в воздействии украинского языка, где из-за
меньшей продуктивности действительных причастий, гораздо
активнее, чем в русском языке, используются присубстантив-
ные предложения. Другая причина состоит в пополнении
современного русского языка синтаксическими элементами
разговорной речи /8, :21^22/, для которой характерно
преобладание придаточных присубстантивных над обособленными
определениями. Как и у писателей РСФСР, особенно
отчетливо эта тенденция наблюдается в произведениях,
ориентированных на устную монологическую речь* Так, например, в
романе В, Беляева «Старая крепость», написанном в форме повест*-
вования одного из участников событий, средняя доля
предложений с обособленными определениями, синонимичных присуб-
стантивным предложениям, составляет 65% при 81% в
повести «Граница в огне», написанной в объективной
повествовательной манере. То же наблюдается и при сопоставлении
повести Ю. Черного—Диденко «Заостренные карандаши * и романа
«Ключи от дворца»: доля предложений с обособленными
определениями здесь равна соответственно 64% и 75%.
Говоря о синонимике предложений с обособленными
определениями и присубстантивных предложений, следует отметить,
что у некоторых русских писателей Украины, например, Ю.Чёр^
ного-Диденко, В.Беляева в авторской речи регистрируется
повышенная активность придаточных присубстантивных,
присоединяемых с помощью союзного слова чтек «Волнуясь и по-,
минутно поглядывая на большие часы, что висели в кабинете,
Адольф Лискоф и сообщил, что в его части уже зачитан при^
каз Гитлера о нападении на Советский Союз1’ (Беляев). ца
тота использования этими писателями союзного слова что
мало зависит от формы изложения и приближается к показу
телям, характерным для произведений, построенных в форМе
Средняя доля придаточных присубстантивных с союзным
словом что у В.Беляева в повести »Граница в огне» со*
ставляет 12%, а в романе «Старая крепость» — 11%;
у Ю.Черного-Диденко в романе «Ключи от дворца» она
равна 24%, а в повести «Заостренные караданши» — 19%;
у А.Пинчука в повести «Продолжение биографии»‘, написанной
от лица рассказчика, — 13%,* у В.Липатова в «Сказании о ди^
ректоре Прончатове» — 11%, у ГІГНилина в повести
«Жестокость » — 10%; у В.Чивилихина в произведении «Про Клаву
Иванову» — 58%.
Хотя названные произведения сближаются по характеру
использования изучаемой конструкции, однако
причины,»обусловившие частоту ее употребления в авторской речи, на наш
взгляд, несколько различны. Сравнительно высокий процент —
придаточных присубстантивных частей с союзным словом что,
характерных для разговорной речи /25, 4127 , в
произведениях В.Липатова, А.Пинчука, В.Чивилихина, в повести
Ю*Черного-Диденко ‘Заостренные карандаши», романе
«Старая крепость* В.Беляева обусловлен ориентацией авторов на
воспроизведение устной монологической речи. Эта
особенность отмечается в подавляющем большинстве произведений,
написанных в аналогичной манере, хотя возможны и исклю-_
чения: очень мало указанных предложений в романе
Ф.Гладкова «Вольница», где повествование ведется от лица
рассказчика. Что же касается повести В.Беляева «Граница в огне*
и романа «Ключи от дворца» КХЧерного-Диденко, написанных^
в объективной повествовательной манере, то активность]здесь ‘(
Мнение, что придаточные с союзным словом что являются
лексико-стилистическим ~ архаизмом, представляется
неубедительным. Архаическими могут быть признаны лишь те
придаточные, которые не содержат в своем составе
сказуемых и определяют предмет «путем указания на его поло-
. жение в пространстве» /83, 137.
едложений с союзным словом что не может быть объяснена
^обенностями формы, В качестве причины, обусловившей дан-
ое явление, можно предполагать воздействие украинского
ыка, где предложения с союзным словом цю находят
широкое распространение: средняя доля их в романе-хронике
^.Стельмаха «Велика рідня» составляет 45%, в повести «Го-
лубі ешелони» П.Панча — 60%, в романе О.Гончара
«Прапороносці » — 70% и т.д. Взаимодействуя с русской разговорной
речью на Украине, украинский язык способствует активизации
придаточных присубстантивных с союзных словом чдчэ в
авторской речи ряда рассмотренных произведений. Отмеченная
особенность не имеет последовательного проявления в
произведениях всех авторов. Это свидетельствует о том, что
воздействие украинского языка не носит обязательного, четко
выраженного характера. Об этом говорит и употребление
указанных конструкций: оно не выходит за пределы норм, свой-‘
ственных произведениям, построенным в монологической
форме, а поэтому наличие в авторской речи придаточных с
союзным словом что придает произведениям лишь оттенок
«разговорности».
Из других особенностей сложных предложений,
появившихся под воздействием украинского языка, можно отметить то,
что изредка в языке русских писателей Украины
придаточные присоединяются к главной части с помощью конструкций
что его (ее, к$). В произведениях русских писателей,
живущих на Украине, эти конструкции обычно можно найти в
несобственно-прямой речи. Например, в тексте, близком к
несобственно-прямой речи, такая конструкция отмечается в ро~
мане* БЛалийчука «Восхождение на облака»: «С горных рек
исчезли стремительные плоты, что их сплавляли вниз по
течению отважные карпатские плотогоны-бокараши».
В остальном характер синонимичного функционирования
Присубстантивных предложений и предложений с обособленны^
ми определениями тот же, что и у писателей основного
языкового региона: совпадают значения конструкций, при
которых возможно их синонимичное употребление, близки
стилистические критерии выбора одной из синонимичных
конструкций.

загрузка...
загрузка...

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.