Історія української літературної критики та літературознавства. Хрестоматія. У трьох книгах. Книга перша

ВЗГЛЯД НА ПАМЯТНИКИ УКРАИНСКОЙ НАРОДНОЙ СЛОВЕСНОСТИ

Письмо к профессору И. М. Снегиреву
В настоящее время, кажется, уже не для кого и не для чего доказьівать, что язик украинский (или, как угодно називать другим, малороссийский) єсть язик, а не паре- яие — русского или польского, как доказнвали некоторне; и^многне увереньї, что зтот язьік єсть один из богатейших язнков славянских; что он едва ли уступит, например, бо- гемскому в обилии слов и виражений, польскому в живо- писности, сербскому в приятности, что зто язьік, которнй будучи еще не обработан, может уже сравниться с язика¬ми образованньїми, по гибкости и богатству синтаксическо- Му — язьік позтический, музикальний, живописний.
Но’может ли, должен ли он в настоящих обстоятельст- вах продолжать своє развитие и сделаться язиком лнтера- турьі, а потом и общества, как било отчасти прежде, или же его удел остаться навсегда язиком простого народа, беспреривно нскажаться, мало-помалу вянуть, глохнуть среди терний других язьїков и наконец исчезнуть с лица земли, не оставивши по себе ни следа, ни воспоминаний?
Нет! какая бьі участь ни ожидала его, что бн іїи дєла- ло с ним легкомислиє і случай, он не исчезнет, и если б даже он не имел надеждьі на славу литературную, он оста- вит свои песни і думьі и долго будєт памятен подобно язику трувєров и скальдов. Если б он не имел надеждн на сла¬ву литературную, сказал я,— но он имеет и сню надежду, хотя и слабую, хотя еще и в зародьіше, но имеет. И почему же глубокомьісленньїй Сковорода, простодушний Котлярев- ский, богатнй фантазией Артемовский, всегда игривнй, всегда увлекательннй Основьяненко и еще несколько дру¬гих, польстивших обещаниями и надеждой виждать от них что-нибудь достойное Украйни — почему должни они ос¬таться одни в доселе дикой пустине украинской литерату- рьі. Язик Хмельницкого, Пушкаря, Дорошенко, Палня, Ко- чубея, Апостола должен, по крайней мере, передать потом- ству славу сих великих людей Украйни. Под щитом и покровом мудрого правительства, под призором монархов, покровителей отечественного просвещения, он может иметь зту надежду. Представляю себе ту счастливую годину, ког¬да Россия, сильная душой, сильная волей, сильная умом, будєт сильна в мире и словом; незаменная отчизна своих граждан станет отчизной всех других народов, всех наук, всех художеств, всех литератур.
З*
67

Будем р а довиться паде ж до/і п не предядим ‘>ягпнчіш* того, чем уже можс-м гордиться; не оставим п мргигПрг^*,
IIии тех драгоцеиностей, кякими уже НЛЯДССМ МЛИ МГ»КЄМ овладеть, если не будем равподупіпьі и донерчигш к Пймяти народной.
Но чем можем ми гордиться? кякими дрягоценностями
И.і.’їдеем? ЗТИ попроси ОСТЯЮТСЯ ДО соле НЄрЄІИЄИПЬГМИ, л;іже нетронутими. Впрочем, дя не иодумает читятель, что я ос» мелилея пр йняться за зтот труд. Нет, ->то еще ряно. Моє намерение укялять только ия йяжиейшес, еделять не Гюль- ше, как общин очерк памятииков народной словссности украинской; и очень рад, если упущу из виду не все, что заслуживает особенное вннмание любителей.

Категорія: Історія української літературної критики та літературознавства. Хрестоматія. У трьох книгах. Книга перша

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.