Подов В.И. Легенды и были Донбасса

КОРНИ

Посадили на берегу Донца дерево. Долго-предолго рос­ло оно — целых 200 лет. Выросло дерево большое-преболь- шое — до самого неба. Крона его разрослась вширь по все­му Донецкому бассейну, а вершина достигла стольного гра­да Киева. Назвали его Шахтерским древом. Пышно рас­цвело оно на донецкой земле шахтами и трестами, завода­ми и институтами, всякими там другими горняцкими объе­динениями и формированиями, а венчает его министерство.

Все это на поверхности, на глазах у всех. А вот корни — они невидимы. Потому их часто подрывают своим рылом некоторые существа. Их портят, заливают непотребными водами, не понимая, что так они уничтожают все древо. А чаще всего про корни забывают вообще. В суете мирской, в заботах, пьянках и борьбе за власть забыли и про корни Шахтерского древа. Чтобы вспомнить о них, получить о них хоть какое-то представление, надо вернуться лет на 200 назад.

* * *

Скрипят нагруженные возы. Хлюпают по лужицам ко­пытами лошади. По весенней распутице едут на Лугань мастеровые бывших Липецкого, Козминского и Боринс- кого металлургических заводов. Едут — поспешают. На­чальство торопит:


54

 

 

грело. Почки стали распускаться, травка зазеленела, птич­ки защебетали.

Прибывших петрозаводских и липецких мастеровых расселили по квартирам в казенных селах Каменном Бро- ДРИ Вергунке. Они первыми начали строить Луганский ли­тейный завод, казармы да землянки для мастеровых. А ко- года построили воздушные печи да вагранки, а затем и дом­ну, — стали они первыми литейщиками и доменщиками Донбасса. Отливали пушки и снаряды, разные другие ме­таллические изделия. И при опытной домне работали. Же­лезную руду на каменноугольном коксе плавили. Домен­ный процесс на Лугани предполагали вести на минераль­ном топливе. Впервые в России. До того в стране плавили руды исключительно на древесном угле.

Не все мастеровые остались на Лугани. Некоторым при­шлось пойти в село Городище железную руду добывать, другим — в урочище Лисичью балку, что на правом берегу Донца, уголь ломать.

Идут будущие шахтеры Бахмутским шляхом. Идут день, идут второй. В конце второго дня достигли казенно­го села Верхнего, что в устье Верхней Беленькой. По номе­ру роты славяносербского полка Райко Депрерадовича, которая основала его в 1754 году, это село назвали еще Тре­тьей Ротой. Позади осталось 80 верст. До Лисичьей балки еще пять. Это земля крестьян села Верхнего. Там нет жи­лья. Все богатство урочища — залежи каменного угля, от­крытого Николаем Аврамовым.

Поселились в Верхнем, в домах крестьян. Конечно, вре­менно. Ходили на работу в Лисичью балку. Пять верст — туда, пять — обратно. Под началом английского мастера Томаса Ропера, которого здесь звали Тимофеем, ломали уголь. Работа спорилась. Уже в апреле 1796 года выдали первую добычу. Шахта была неглубокой — 17 сажений. Зна­чилась она под номером один. Потом рядом заложили вто­рую, третью…Сперва на руднике в Лисичьей балке дей­ствовало одновременно несколько небольших шахт. Толь­ко в тридцатые годы 19 века стали строить более глубокие шахты — Петропавловскую, Владимировскую, Митрофа- новскую..

Ох и трудная же доля выпала бывшим мастеровым пет­розаводского и липецких заводов — быть первыми шахте­

 

рами Донбасса. Зато какая благородная, почетная! Быть первым — всегда почетно. Тем более, что они начинали про­мышленную разработку каменного угля в России. Следо­вательно, были первыми шахтерами не только Донбасса, но и Украины, всей тогдашней Российской империи.

Ходить на работу первым шахтерам было нелегко В пять часов утра пять верст из Верхнего — в Лисичью бал­ку, в восемь вечера — пять верст обратно. И так ежеднев­но. Такую нагрузку не всякий мог выдержать. Некоторые шахтеры стали строить себе землянки возле рудника. Каз­на тоже строила казармы, дома и землянки.

Адам Смит, возглавлявший угольный рудник после То­маса Ропера, в ноябре 1797 года писал директору завода Карлу Гаскойну: “Имею честь сообщить Вам, что 10 дней тому назад я перевел всех мастеровых из Третьей Роты в новые казармы в Лисичьем буераке…” В то время здесь было построено 10 новых казарм из дикого камня. Они были небольшими. Высота казармы равнялась 10 футам и 6 дюймам, длина — 24 футам, ширина — 14 футов. В казар­ме было 6 окошек и одна дверь.

Так на северном склоне Лисичьей балки возник первый шахтерский поселок Донбасса, — будущий город Лисичанск. Его заложили в 1795 году и строили сами первые шахте­ры. В 1801 году в нем уже было 19 казенных домов и ка­зарм, три казенные землянки, 8 собственных домов и зем­лянок. В них проживало 556 человек — 162 мужчины 149 женщин и 245 детей.

Прочные корни пустило шахтерское дерево.

Шло время. Минуло ровно 200 лет. Дата круглая. Праз­дновали большой юбилей, имеющий не только донбасское, всеукраинское, но теперь уже и международное значение.’ В Лисичанске собрались шахтерские лидеры со всей Укра­ины. Во главе с Министром угольной промышленности. Понятно, выступали с речами, награждали и славослови­ли друг друга, произносили всевозможные тосты. Говори­ли обо всем и обо всех — о ком нужно и не нужно. Только

о  первых шахтерах Донбасса забыли. Точнее, проигнори­ровали их. Отклонили предложение общественности уста­новить памятный знак на бывшем лисичанском кладбище, где похоронены первые шахтеры Донбасса. Не разреши­

 

ли провести митинг в том месте, чтобы вспомнить добрым словом тех, кто первым спустился под землю, кто выдал на- гора первые пуды и тонны угля. В день празднования юби­лея не соизволили даже в память первых шахтеров Дон­басса возложить к месту их захоронения букет цветов.

Горько и обидно было людям видеть и сознавать эту не­справедливость, это чванство. Своими солеными слезами они тихо оросили священную землю тех мест, где начинал­ся Донбасс. И не померкла слава первых шахтеров Дон­басса, недосягаемо высока их честь.

Но корни требуют свеженькой водички. Не полили их шахтерские лидеры. И стали засыхать ветви Шахтерского древа. Многие шахты прекратили работу. Перестали вып­лачивать шахтерам зарплату, десятки шахт обречены на ликвидацию. В шахтерский край пришла большая беда. Усилилась метушня и в коридорах власти. Лидеры сменя­ют друг друга, не успев нагреть место. Среди них, конеч­но, есть разные.

Что же касается лидеров с короткой памятью и зашо­ренными глазами, то о них можно сказать одно: лидеры приходят и уходят, а шахтеры остаются. Они, шахтеры, действительные наследники горняцкой славы, по достоин­ству оценят роль своих героических предшественников — первых шахтеров Донбасса, основателей первого шахтер­ского поселения на Украине — города Лисичанска. Будет им и памятный знак на их священной могиле. А в день про­фессионального праздника шахтеров станет традицией воз­лагать к нему живые цветы.

 

Категорія: Подов В.И. Легенды и были Донбасса

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.