Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Фёдор Панков — СИСТЕМА КАТЕГОРИАЛЬНЫХ КЛАССОВ СЛОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ (К ВОПРОСУ О ГРАММАТИЧЕСКИХ КЛАССИФИКАЦИЯХ ЛЕКСИКИ)

У статті на прикладі категорії частин мови розглядаються два принципи наукового дослідження –
класифікація і систематизація. Зроблено спробу нового бачення категорійних класів слів у вигляді системи
бінарних опозицій на прикладі російської мови. Виділено ядро і периферію категорії, показано її польову
структуру.
Ключові слова: частини мови, категорійні класи слів, класифікація, систематизація.

Язык, как известно, представляет собой системное образование, включающее опредёленным образом
организованные множества единиц. Эти множества могут быть представлены либо как неранговый набор
признаков, либо как иерархическая система. В первом случае мы имеем дело с классификацией, во втором – с
систематизацией [Всеволодова 2000]. Хотя классификация и систематизация не противопоставлены друг другу,
всё же возникает вопрос о равноценности / неравноценности обоих принципов по отношению друг к другу.
Попробуем ответить на этот вопрос, рассмотрев их последовательно на примере грамматических классов
лексических единиц.
Существуют три основных типа грамматических классификаций лексики: формальная, смысловая
и сочетание формальной и смысловой1.
Формальная классификация слов построена в первую очередь с учётом их морфологических и
синтаксических признаков. Принадлежность лексемы к тому или иному грамматическому классу здесь
узнаётся, как правило, по её словарному представлению. Это своего рода горизонтальная классификация, о
которой речь пойдёт ниже.
Смысловая классификация лексики построена в первую очередь на семантических признаках слов. Эта
вертикальная классификация, пронизывающая весь языковой массив и соотносимая с функционально-
семантическими полями, группирует на той или иной смысловой основе средства всех уровней языка. Так, мы
различаем слова, связанные с основными понятийными классами: 1) абстрактные отношения и формы
существования материи: время, место, причина, состояние и т. д., соответственно различается темпоральная,
локативная, каузальная, статальная и др. лексика; 2) неорганический мир (неживая природа); 3) растения;
4) живые существа, лишенные разума; 5) человек. Безусловно, между различными ортогональными
(смысловыми) классами могут быть зоны пересечения.
Сочетание смысловой и формальной классификаций учитывает как семантические, так и собственно
грамматические признаки слов. При этом выделяются, в частности, следующие группы:
1) изосемические и неизосемические слова [Золотова 1982; Всеволодова 2000];
2) показатели смысловых отношений (реляторы, классификаторы, экспликаторы) [Арутюнова 1976;
Шмелёва 1995; Всеволодова 2000];

1
См., об этом, в частности, в учебнике [Всеволодова 2000: 28].
© Панков Ф.І., 2006 ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 14

104
3) семантические разряды слов, в частности имён существительных, глаголов, прилагательных и
наречий, которые в то же время группируются на основе общности синтаксического поведения [Кацнельсон
1971; Арутюнова 1976; Золотова 1982; Сидорова 1994; Всеволодова 2000; Панков 2005а];
4) функционально-семантические классы слов внутри частей речи, участвующие в выражении
определённых содержательных категорий [Ломтев 1979; Всеволодова 2000].
В каждом из типов грамматических классификаций лексики есть свои так называемые «проблемные»
зоны. В рамках данной статьи подробнее остановимся на особенностях формальной классификации. Она
позволяет выделить морфологические классы, которые мы называем категориальными классами слов (далее –
ККС), или частями речи.
В русском языке и учебные (например, школьные или университетские), и научные грамматики
(например, академическая «Русская грамматика» 1980 года) традиционно выделяют десять ККС2 на основе
общности морфологических, лексических и синтаксических признаков:
1) самостоятельные: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол
(включая особые глагольные формы – причастие и деепричастие), наречие;
2) служебные: предлог, союз, частица;
3) особая часть речи – междометие.
Некоторые исследователи выделяют также в качестве отдельных частей речи категорию состояния, или
предикативы, или безлично-предикативные слова [Щерба 1957; Виноградов 1972; Клобуков 1991],
аналитические прилагательные [Панов 1999], а также модальные (вводные) слова, которые относят либо к
числу самостоятельных [Милославский 1997], либо к особым частям речи [Клобуков 1991]3. Спорным остаётся
вопрос о грамматическом статусе компаратива. Иногда выделяют также слова вне частей речи [Аванесов,
Сидоров 1945; Щерба 1957; Милославский 1997].
Классификация с её жёсткими рамками очевидно ограничивает возможности адекватного языковому
материалу описания. Систематизация, хотя нередко и опирается на классификацию, – это более точный, более
сложный, более «тонкий» и более «продвинутый» этап лингвистического исследования по сравнению с
несколько упрощённой, приблизительной и даже «грубой» классификацией, т. к. позволяет выявить зоны
переходности, что адекватно отражает полевую сущность самих языковых явлений с ядром и периферией: «Не
следует абсолютизировать никакую классификацию, в классификации часто отражается тенденция к
противопоставленности явлений, при наличии промежуточных случаев» [Золотова 1988: 10].
Теперь попробуем построить систему ККС. В качестве логического аппарата анализа принята
дихотомия, или принцип бинарных оппозиций. Считается, что бинарные оппозиции упрощают явление,
показывая лишь их крайние точки [Плунгян 2000]. С этим утверждением частично можно было бы согласиться,
если бы речь шла исключительно об эквиполентных оппозициях. Для привативных же оппозиций это
утверждение в корне неверно. Наоборот, привативные оппозиции исключают возможность несоразмерного
деления [Морковкин 1977: 87].
Перед тем как представить систему ККС в русском языке, необходимо отметить, что для их выделения
следует учитывать прежде всего формальные, собственно грамматические особенности словоформ, а не их
семантику. Части речи – это выделяемые в первую очередь на основе словоизменительных потенций
грамматические разряды слов: «Все слова, принадлежащие к одной части речи, объединяет грамматическая
идея… Закономерность такая: для частей речи важны только грамматические, не лексические показатели»
[Панов 1999: 117–118]4. Такое разделение носит собственно языковой характер и в основе своей синтаксически
ориентировано: вхождение слова в ту или иную часть речи предопределяет его синтаксические возможности –
способность занять позицию того или иного члена предложения и тем самым участвовать в формировании его
(предложения) синтаксической устроенности, но не наоборот, то есть нельзя только на основе занимаемой тем
или иным словом позиции в предложении судить о его частеречной принадлежности. Например, наречия в
позиции при существительном (в кафе напротив, сдвиг вправо, развод по-итальянски) не становятся
прилагательными.
К формальным, собственно грамматическим можно отнести, в частности, следующие признаки.
1. Первый признак – самостоятельность / несамостоятельность (служебность) слова. Самостоятельность
части речи означает наличие у неё следующих особенностей:
1) способность быть членом предложения;

2 См., например, [Русская грамматика 1980] и др.
3 О модальных словах см. также статью [Панков 2003].
4 Другой точки зрения придерживался, например, Л. В. Щерба, который писал, что мы скорее не потому называем
слово медведь существительным, что оно склоняется, а склоняем слово медведь потому, что оно существительное.
Однажды на одной из конференций Г. А. Золотова также сказала о том, что утверждение о значимости для выделения
частей речи только грамматических показателей отбрасывает нас на несколько десятилетий назад. С этим трудно
согласиться, так как следует различать формальный и семантический уровни языковых единиц, не смешивая признаки
разной природы при классификации или систематизации. Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

105
2) способность выступать самостоятельно в качестве однословного ответа на частный вопрос, т. е.
занимать коммуникативную позицию диктальной ремы [Панков 2004];
3) способность выступать самостоятельно в качестве однословного ответа на общий вопрос, т. е.
занимать коммуникативную позицию модальной ремы [Панков 2004];
4) способность составлять самостоятельную синтаксему.
Соответственно, несамостоятельность (служебность) слова означает наличие у него следующих
особенностей:
1) неспособность быть членом предложения;
2) неспособность выступать самостоятельно в качестве однословного ответа на частный вопрос;
3) неспособность выступать самостоятельно в качестве однословного ответа на общий вопрос;
4) неспособность составлять самостоятельную синтаксему.
2. Второй признак характеризует только самостоятельные части речи – это словоизменительные, или
формообразующие потенции слова, т. е. его изменяемость или неизменяемость. Одни слова способны
изменяться, склоняясь или спрягаясь определённым образом, а другие – нет. По этому признаку мы выделяем
все самостоятельные разряды среди ККС.
3. Однако этот признак (словоизменительные потенции слова) не помогает различать служебные части
речи. Поэтому третий формальный признак – тип выполняемой функции, функциональные характеристики
слов, важные для различения служебных частей речи.
К формальным признакам отнесём также позиционные характеристики слова [Всеволодова 2000; Панов
1999], степень категориальной осложнённости, наличие / отсутствие инвариантной формы и некоторые другие
(см. ниже).
Более низкий ранг по отношению к собственно грамматическим имеют признаки, так или иначе
связанные с семантикой слова. На их основе среди самостоятельных частей речи выделяются знаменательные и
местоименные лексемы. Так, помимо знаменательного существительного (стол) в языке имеется местоименное
существительное (он), знаменательного прилагательного (высокий) – местоименное (такой), знаменательного
числительного (пять) – местоименное (столько), знаменательного наречия (вчера) – местоименное (тогда).
Иногда среди местоименных частей речи выделяют только местоимения-существительные, остальные же
разряды местоименных слов относят к соответствующим знаменательным [Русская грамматика 1980].
Некоторые лингвисты вовсе отказывают местоимениям в частеречном статусе как не грамматической, а
лексической группе слов: «Местоимения не должны претендовать на звание части речи» [Панов 1999: 172].
Однако наши наблюдения показали, что местоимения обладают не только семантическими, но и
грамматическими особенностями. Кроме того, мы считаем необходимым выделить и такую часть речи, как
местоименный глагол, или «местоглаголие»5.
Примечание.
Отделить местоименные слова от знаменательных, в том числе выделить местоименный глагол как отдельную часть
речи позволили следующие наблюдения.
1. В русском языке есть два лексико-семантических варианта глагольной лексемы делать – знаменательный делать1
(‘производить, изготавливать’, ср. англ. to make) и местоименный делать2 (ср. англ. to do). В ответ на вопрос Что Олег
сейчас делает? со знаменательным делать1 можно сказать: скворечник, модель самолёта и т. д., а в ответ на вопрос с
местоименным словом нужно употребить глагол: работает, отдыхает, мастерит скворечник, строит модель самолёта и
т. д. При этом в первом случае в ответе вполне можно употребить слово делать (Делает скворечник), а во втором случае это
невозможно (*Делает отдыхает).
2. Все частные вопросы выражаются местоименными словами: кто, что, какой, чей, где, куда, откуда, когда,
почему, зачем, сколько и т. д. Поэтому логично, что и частный вопрос Что делать? также включает местоименные слова.
3. Иногда, возражая, говорят: если делать – местоименный глагол, то почему мы не можем заменить словом делать
любой глагол, аналогично тому, как мы заменяем существительные местоимениями он, она, оно? Например: Олег лежит на
диване. Он плохо себя чувствует. Ср. неотмеченность: *Олег делает на диване. Он плохо (себя) делает и т. д. Дело в том,
что такой операциональный метод верификации категориальных классов слов (замена знаменательного слова на
местоименное) не является универсальным. Существуют некоторые ограничения на его использование. В частности,
следует учитывать, что местоименный глагол делать2 в первую очередь замещает акциональные глаголы. Такого рода
ограничения возможны и в использовании «обычных» местоимений, например местоимений-существительных. Так, мы не
всегда можем заменить существительное на личное местоимение, но от этого личное местоимение не перестаёт им быть:
Олег читает интересную книгу. Ср. неотмеченность: *Олег читает интересную её; Занятие состоится в среду. –
*Занятие состоится в неё; Бабушка целый час была в обмороке. – *Бабушка целый час была в нём; На Камчатку я поехал
из любопытства. – *На Камчатку я поехал из него6. Таким образом, у местоименных слов имеются грамматические
особенности по сравнению со словами знаменательными, что даёт основания выделять местоименные слова в отдельную
часть речи.
4. Аналогично выделяются и местоименные причастия, и местоименные деепричастия как мотивированные
местоименным глаголом. Ср., например, предложение вне контекста с несколькими местоименными словами различной

5 Термин «местоглаголие» предложил нам Ю. Д. Апресян, хотя сам он приписывает его Н. Ю. Шведовой. См. о
местоименном, или дейктическом глаголе в книгах: [Шведова 1998: 42–46], [Панов 1999: 173].
6 См. также пример из [Всеволодова 2000: 28]: Парень высокого роста сказал… – *Он высокого роста сказал… ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 14

106
морфологической и функциональной природы, однако одинаково выполняющих при этом характерную для местоимений
анафорическую функцию: Делая это так, он похудел на столько килограммов.

Теперь построим иерархическую схему разбиения категории частей речи в русском языке, обозначив всё
их множество символом «ККС».
Схема разбиения категории частей речи в русском языке
1 2 3 4 5 6
Ранг
разбие-
ния
Разбива-
емое
множество
Основание
разбиения
Дифференциальный
признак
Полученные подмножества Интерпре-
тация
1. Самостоятельность ККС1 – самостоятельные
ККС
дом

I ККС Самостоятельность /
несамостоятельность
2. Несамостоятельность ККС2 – несамостоятельные
(служебные) ККС
над
/ ьтсомеянемзИ 1СК К1. Изменяемость ККС1.1. – изменяемые ККС дом
неизменяемость 2. Неизменяемость ККС1.2. – неизменяемые
ККС
вчера
1. Участие в образовании
единиц более высокого
уровня
ККС2.1. – строевые ККС

над

II
ККС2 Тип выполняемой
функции
2. Участие в выражении
смыслов, идущих от
говорящего
ККС2.2. – прагматико-
модусные ККС
неужели

1. Склоняемость ККС1.1.1. – склоняемые
(именные) ККС
.1.1СККдом

Характер
изменяемости
2. Спрягаемость ККС1.1.2. – спрягаемые
(глагольные) ККС
читать
1. Неосложнённость
(«наречность»)
ьнепетС .2 .1СККККС1.2.1. – наречие вчера
категориальной
осложнённости 2. Осложнённость»
(«наречность» +
«глагольность»)
ККС1.2.2. – деепричастие читая
1. Образование
синтаксических форм
слова
хымеузарбо пиТ .1 .2СККККС2.1.1. – предлог над
форм
2. Формирование
предложений-
высказываний
ККС2.1.2. – союз или
1. «Частичность» ККС2.2.1. – частицы неужели
III
ККС2.2. Характер
прагматико-
модусных ККС
2. «Междометность» ККС2.2.2. – междометия ах
1. Субстантивность
(наличие инвариантной
формы)
ККС1.1.1.1. – субстантивные
ККС
реткараХ . 1.1.1СККдом
именных ККС
(наличие /
отсутствие
инвариантной
формы)
2. Адъективность
(отсутствие
инвариантной формы)
ККС1.1.1.2. – адъективные
ККС
высокий
1. Знаменательность ККС1.1.2.1. – знаменательный
глагол
ьнепетС . 2.1.1СККчитать
знаменательности /
местоименности 2. Местоименность ККС1.1.2.2. – местоименный
глагол («местоглаголие»)
делать2
1. Знаменательность ККС1.2.1.1. – знаменательное
наречие
ьнепетС . 1.2.1СККвчера
знаменательности /
местоименности 2. Местоименность ККС1.2.1.2. – местоименное
наречие
тогда

1. Знаменательность ККС1.2.2.1. – знаменательное
деепричастие
читая
IV
ККС1.2.2. Степень
знаменательности /
местоименности 2. Местоименность ККС1.2.1.2. – местоименное
деепричастие
делая2
Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

107
1 2 3 4 5 6
1. «Существительность»
(предметность)
ККС1.1.1.1.1. – имя
существительное
реткараХ . 1.1.1.1СККдом
субстантивных ККС
2. «Числительность»
(количественность)
ККС1.1.1.1.2. – имя
числительное
пять
1. Неосложнённость
(«прилагательность»)
ККС1.1.1.2.1. – имя
прилагательное
высокий
V
ККС1.1.1.2. Степень
категориальной
осложнённости 2. Осложнённость
(«прилагательность» +
«глагольность»)
ККС1.1.1.2.2. – причастие читавший
1. Знаменательность ККС1.1.1.1.1.1. –
знаменательное имя
существительное
ьнепетС . 1.1.1.1.1СККдом
знаменательности /
местоименности
2. Местоименность ККС1.1.1.1.1.2. –
местоименное
существительное
он
1. Знаменательность ККС1.1.1.1.2.1. –
знаменательное имя
числительное
ьнепетС . 2.1.1.1.1СККпять
знаменательности /
местоименности
2. Местоименность ККС1.1.1.1.1.2. –
местоименное
числительное
столько
1. Знаменательность ККС1.1.1.2.1.1. –
знаменательное имя
прилагательное
ьнепетС . 1.2.1.1.1СККвысокий
знаменательности /
местоименности
2. Местоименность ККС1.1.1.2.1.2. –
местоименное
прилагательное
какой
1. Знаменательность ККС1.1.1.2.2.1. –
знаменательное причастие
читавший
VI
ККС1.1.1.2.2. Степень
знаменательности /
местоименности 2. Местоименность ККС1.1.1.2.2.2. –
местоименное причастие
делавший2

Таким образом, все части речи в русском языке делятся на два больших класса, между которыми нет
жёсткой границы, а существуют большие зоны взаимодействия и переходности: самостоятельные (например:
стол) и несамостоятельные, служебные (например: над).
1. Самостоятельные ККС.
Самостоятельные части речи, в свою очередь, делятся на два подкласса: изменяемые (стол) и неизменяемые
(вчера) [Русская грамматика 1980: 458].
1.1. Изменяемые ККС.
Изменяемые части речи бывают либо склоняемые, или именные (стол), либо спрягаемые, или глагольные
(читать).
1.1.1. Склоняемые ККС.
Среди склоняемых частей речи по наличию или отсутствию инвариантной формы выделяются
субстантивные, или имеющие инвариантную форму ККС (стол), и адъективные, или не имеющие
инвариантной формы (высокий).
1.1.1.1. Субстантивные ККС.
«Субстантивы», или субстантивные части речи, – это имена существительные (стол) и числительные
(количественные), склоняющиеся как существительные7 (пять).
1.1.1.1.1. Имена существительные.
Семантически имена существительные могут быть знаменательными и местоименными.
1.1.1.1.1.1. Знаменательное имя существительное (стол).
1.1.1.1.1.2. Местоименное имя существительное (он).
1.1.1.1.2. Имена числительные.
Имена числительные по семантике также могут быть разделены на знаменательные и
местоименные.
1.1.1.1.2.1. Знаменательное имя числительное (пять).

7 К субстантивным частям речи отнесём только количественные числительные. По морфологическим признакам
собирательные и порядковые числительные входят в парадигму имени прилагательного. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 14

108
1.1.1.1.2.2. Местоименное имя числительное (столько).
1.1.1.2. Адъективные ККС.
Среди «адъективов» по степени категориальной осложнённости различаются имя прилагательное как
неосложнённая часть речи и причастие, совмещающее грамматические признаки глагола и
прилагательного.
1.1.1.2.1. Имена прилагательные.
Имена прилагательные бывают знаменательными и местоименными.
1.1.1.2.1.1. Знаменательное имя прилагательное (высокий).
1.1.1.2.1.2. Местоименное имя прилагательное (какой).
1.1.1.2.2. Причастия.
Причастия тоже бывают знаменательными и местоименными.
1.1.1.1.2.1. Знаменательное причастие (читающий).
1.1.1.1.2.2. Местоименное причастие (делающий2).
1.1.2. Спрягаемые ККС.
Спрягаемая часть речи – это глагол. Среди глаголов выделяются знаменательные и местоименные лексемы.
1.1.2.1. Знаменательный глагол (читать).
1.1.2.2. Местоименный глагол (делать2).
1.2. Неизменяемые ККС.
Неизменяемые части речи среди самостоятельных ККС – это наречия (вчера) и деепричастия (читая).
1.2.1. Наречия.
Среди наречий выделяются знаменательные и местоименные слова.
1.2.1.1. Знаменательное наречие (вчера).
1.2.1.2. Местоименное наречие (так).
1.2.2. Деепричастия.
Среди деепричастий также выделяются знаменательные и местоименные лексемы.
1.2.2.1. Знаменательное деепричастие (читая).
1.2.2.2. Местоименное деепричастие (делая2).
2. Несамостоятельные (служебные) ККС.
Несамостоятельные (служебные) части речи бывают строевыми (над) и прагматико-модусными (неужели).
2.1. Строевые разряды ККС.
Строевые разряды участвуют в формировании единиц более высокого уровня – синтаксических форм слова и
предложений-высказываний. К строевым отнесём предлоги и союзы.
2.1.1. Предлог.
Предлоги участвуют в образовании синтаксических форм слова, например предложно-падежных форм
существительных (под столом, около дома).
2.1.2. Союз.
Союзы участвуют в формировании структуры предложений (и, однако, для того чтобы).
2.2. Прагматико-модусные разряды ККС.
Прагматико-модусные разряды в первую очередь участвуют в выражении смыслов, идущих от говорящего.
Это частицы и междометия. Их иногда противопоставляют друг другу, называя междометия, в отличие от
частиц, словами-предложениями [Милославский 1997]. Однако и частицы типа разве, неужели могут
функционировать как отдельное высказывание. Так что проблема разграничения междометий и частиц до сих
пор стоит весьма остро (см., в частности [Комине 1999; Сюй 2003]).
2.2.1. Частицы (ну, разве, уж).
2.2.2. Междометия (ах, ой).

Итак, исходя из анализа конкретных языковых фактов, на основе нашего исследования можно сделать
несколько выводов.
1. Следует различать принципы классификации и систематизации. Эти различия состоят в следующем:
1) если классификация представляет собой неранговый набор признаков, то система языковых единиц
иерархична (в данном случае она включает шесть рангов разбиения);
2) если классификация демонстрирует жёсткие рамки, границы между элементами, то система
значений выявляет зоны переходности в языковом континууме, что адекватно отражает полевую устроенность
самого языка;
3) если классификация не исключает ошибки непропорционального деления множества элементов (что,
на мой взгляд, наглядно демонстрируют традиционные классификации), то при систематизации в качестве
логического аппарата анализа используется дихотомия, а результатом систематизации оказывается «дерево»
бинарных оппозиций;
4) если классификация, как правило, упорядочивает закрытое множество, то система на низких рангах
может быть продолжена и конкретизирована. Например, среди междометных слов можно выделить собственно
междометия и звукоподражательные слова. Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

109
2. Части речи (категориальные классы слов) – это выделяемые в первую очередь на основе
словоизменительных потенций грамматические разряды слов. Такое разделение носит собственно языковой
характер и в основе своей синтаксически ориентировано: вхождение слова в ту или иную часть речи
предопределяет его синтаксические возможности – способность занять позицию того или иного члена
предложения (и тем самым участвовать в формировании его – предложения – синтаксической устроенности),
но не наоборот, то есть нельзя только на основе занимаемой тем или иным словом позиции в предложении
судить о его частеречной принадлежности.
3. Принцип систематизации позволил выделить на основе собственно грамматических признаков 18
частей речи в русском языке:
1) знаменательное имя существительное (дом, стол, кофе, Сочи);
2) местоименное имя существительное (все личные местоимения: я, ты, он, она, оно, мы, вы, они;
неопределённые: кто-то, что-нибудь, кто-либо, кое-что, некто; вопросительно-относительные: кто, что;
возвратное: себя; отрицательное: никто, ничто);
3) знаменательное имя числительное (один, сто);
4) местоименное имя числительное (сколько, столько, несколько, много, мало);
5) знаменательное имя прилагательное (умный, красивый, бордо, коми);
6) местоименное имя прилагательное (мой, какой, каков, такой, этот, тот, самый, всякий, каждый,
любой);
7) знаменательное причастие (читающий, открытый, болен);
8) местоименное причастие (делающий2, делавший2, сделавший2);
9) знаменательный глагол (ходить, читать, болеть, открываться);
10) местоименный глагол (делать2, сделать2);
11) знаменательное наречие (быстро, внимательно, завтра);
12) местоименное наречие (где, куда, докуда, откуда, когда, зачем, почему, там, здесь, туда, сюда,
дотуда, досюда, оттуда, отсюда, тогда, сейчас, затем, потому, поэтому);
13) знаменательное деепричастие (читая, прочитав, запершись);
14) местоименное деепричастие (делая2, сделав2);
15) предлог (на, в, под, из, с, над, из-за, благодаря, несмотря на, вопреки);
16) союз (и, или, но, однако, оттого что, потому что, благодаря тому что, несмотря на то что);
17) частица (разве, неужели, ведь, же, да, так, ну);
18) междометие (ой, ах, ай).
4. Самостоятельные ККС составляют ядро категории частей речи. Их принципиальная «ядерность»
состоит в том, что они способны:
1) во-первых, быть членом предложения;
2) во-вторых, выступать самостоятельно в качестве однословного ответа на частный вопрос, т. е.
занимать коммуникативную позицию диктальной ремы [Панков 2004];
3) в-третьих, выступать самостоятельно в качестве ответа на общий вопрос, т. е. занимать
коммуникативную позицию модальной ремы [Панков 2004];
4) в-четвёртых, составлять самостоятельную синтаксему [Панков 2005].
5. Несамостоятельные ККС составляют периферию категории частей речи. Их периферийность
проявляется в следующем:
1) они неспособны быть членом предложения, функционируя либо как субморфемы (предлоги), либо
как своего рода строевые компоненты в структуре предложения (союзы);
2) они не выступают самостоятельно в качестве ответа на частный вопрос;
3) они не выступают самостоятельно в качестве однословного ответа на общий вопрос;
4) несамостоятельные части речи не составляют самостоятельную синтаксему;
5) между разрядами служебных слов есть широкая зона пересечения: многие предлоги входят
составной частью в союзы, ср.: несмотря на дождь – несмотря на то, что пошёл дождь; благодаря
активной поддержке коллег – благодаря тому, что активно поддержали коллеги; из-за поломки автобуса –
из-за того, что сломался автобус; во время урока – в то время, как шёл урок;
6) часть служебных слов представляет собой зону пересечения с некоторыми разрядами из ядра: это
предлоги и наречия (мимо, вокруг, после), частицы и наречия (больше, лучше, там, всё) [Всеволодова 2000;
Панков 2004; Волкова 2005].
6. Все местоименные слова, а также знаменательные причастия и деепричастия как самостоятельные
ККС составляют приядерную область категории частей речи, совмещая в себе признаки разных
самостоятельных ККС, например глагола и прилагательного (причастие), глагола и наречия (деепричастие).

Литература
Аванесов, Сидоров 1945: Аванесов Р.И., Сидоров В.Н. Очерк грамматики русского литературного языка.
Часть 1: Фонетика и морфология. – М.: Учпедгиз, 1945.
Арутюнова 1976: Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. – М., 1976. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 14

110
Виноградов 1972: Виноградов В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове). 2-е изд. – М.: Высшая
школа, 1972.
Волкова 2005: Волкова Т.А. Явление полифункциональности в системе частей речи русского языка (на
материале наречий и частиц). Курсовая работа (научный руководитель – Панков Ф.И.). – М., МГУ, 2005.
Всеволодова 2000: Всеволодова М.В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса: Учебник. –
М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000.
Золотова 1982: Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. – М., 1982.
Золотова 1988: Золотова Г.А. Синтаксический словарь. Репертуар элементарных единиц русского
синтаксиса. – М., 1988.
Кацнельсон 1971: Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. – Л., 1971.
Клобуков 1991: Клобуков Е.В. Модальные слова // Касаткин Л. Л., Клобуков Е. В., Лекант П. А. Краткий
справочник по современному русскому языку / Под ред. П. А. Леканта. – М.: Высшая школа, 1991.
Коминэ 1999: Коминэ Юко. Функционально-прагматические характеристики русских междометных
высказываний. Дис. … канд. филол. наук. – М., 1999
Ломтев 1979: Ломтев Т.П. Структура предложения в современном русском языке. – М., 1979.
Милославский 1997: Милославский И.Г. Модальные слова // Современный русский язык / Под ред.
В. А. Белошапковой. 3-е изд. – М.: Азбуковник, 1997.
Морковкин 1977: Морковкин В.В. Опыт идеографического описания лексики (анализ слов со значением
времени в русском языке). – М., 1977.
Панков 2003: Панков Ф.И. Ещё раз о грамматике и семантике модальных слов (фрагмент
лингводидактической модели русской морфологии) // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология.
2003. – № 2. – С. 59–74.
Панков 2004: Панков Ф.И. Главы «Полифункциональные слова», «Порядок слов» // Книга о грамматике.
Русский язык как иностранный: Учебное пособие / Под ред. А. В. Величко. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2004.
Панков 2005: Панков Ф.И. Проблема бифункциональности предлогов и наречий. – Лiнгвiстичнi студiї:
Зб. наук. праць. Випуск 13 / Укл.: Анатолiй Загнiтко (наук. ред.) та iн. – Донецьк, 2005. – С. 88–96.
Панов 1999: Панов М.В. Позиционная морфология русского языка. – М.: Наука, Школа «Языки русской
культуры», 1999.
Плунгян 2000: Плунгян В.А. Общая морфология: Введение в проблематику: Учебное пособие. – М.:
Эдиториал УРСС, 2000.
Русская грамматика 1980: Русская грамматика / Гл. ред. Н. Ю. Шведова. – М.: Наука, 1980.
Сидорова 1994: Сидорова М.Ю. Функционально-семантические свойства имён прилагательных в
современном русском языке. Автореферат дис. … канд. филол. наук. – М., 1994.
Сюй 2003: Сюй Хун. Полифункциональные слова в русском языке как проблема русско-китайских
словарей. Дис. … канд. филол. наук. – М., 2003.
Шведова 1998: Шведова Н.Ю. Местоимение и смысл. Класс русских местоимений и открываемые ими
смысловые пространства. – М.: Азбуковник, 1998.
Шмелёва 1995: Шмелёва Т.В. Субъективные аспекты русского высказывания. Дис. … докт. филол. наук.
– М., 1995.
Щерба 1957: Щерба Л.В. О частях речи в русском языке // Избр. работы по русскому языку. – М., 1957.

In the article two principles of linguistic research, such as classification and systematization are applied to the
study of parts of speech. In particular, an attempt is made to present parts of speech in Russian in a new way, as a
category, i. e. as a system of binary opposition. It is claimed that this category has a field structure and is made of a
core and a periphery.
Keywords: parts of speech, categorical classes of words, classification, systematization.
Надійшла до редакції 30 серпня 2005 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.