Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Екатерина Виноградова, Валерия Чекалина — НА БЛАГО ВСЕХ ИЛИ НА БЛАГО ВСЕМ?

Статтю присвячено дослідженню російських прийменникових одиниць «на благо кого-чего» і «на благо
кому-чему», які можуть керувати як давальним, так і родовим відмінком. У статті проаналізовано
семантику цих одиниць, а також функціонування в комунікативній структурі висловлення і склад текстової
парадигми. Доведено, що досліджувані прийменники не є абсолютними синонімами.
Ключові слова: прийменникова одиниця, текстова парадигма, анафора, родовий приіменний.

Уже более 5 лет лингвисты Болгарии, Белоруссии, Польши, России, Сербии, Украины ведут работу в
рамках проекта «Славянские предлоги в синхронии и диахронии: Морфология и синтаксис». Участниками
проекта был опубликован «Словник українських прийменників» [Загнітко, Данилюк, Ситар, Щукіна 2007],
продолжается работа над аналогичным словарем российской стороной [Всеволодова, Виноградова, Клобуков,
Кукушкина, Поликарпов, Чекалина 2008] и коллективами авторов в других странах. Основными задачами
проекта являются составление по возможности полного реестра предлогов и изофункциональных им
образований, а также создание «грамматики предлогов», которая могла бы стать частью нового, более полного
описания языка [Всеволодова, Клобуков, Кукушкина, Поликарпов 2003], [Ляхур 2005], [Кущ 2006] в рамках
прикладной функционально-коммуникативной грамматики [Всеволодова 2000]. Одна из основных задач
подобной грамматики заключается в том, чтобы «сформулировать правила и алгоритмы транспозиции речевых
построений родного языка наших учеников [иностранных учащихся – Е. В., В. Ч.] в соответствующие им в
конкретном дискурсе русские речевые построения» [Всеволодова 2007: 66]. «Грамматика предлога» активно
создается, атрибуция предложной единицы на данный момент включает 20 пунктов-характеристик. Работа с
фактическим материалом при описании предлогов обусловливает необходимость дополнительных
исследований, посвященных как уточнению понятийного аппарата [Конюшкевич 2006, 2007 и др.], так и
описанию новых системных свойств подобных единиц [Загнiтко 2007], [Суздуки 2006], [Виноградова, Чекалина
2004], [Виноградова, Ситар, Чекалина 2007] и др., в том числе рассмотрению морфосинтаксической парадигмы
предлогов [Виноградова, Ситарь 2006], к которой относятся случаи «типа в цвет чего — в цвет чему, в
направлении чего — в направлении к чему, в направлении на что и т. п., когда лексически идентичный
предлог управляет разными падежными формами, и значение при этом не меняется, ср.: Дорога идет между
домами — Дорога идет между домов, а также разные словоформы самого предлога: ср.: в отношении кого-
чего — в отношении к кому-чему — по отношению к кому-чему» [Всеволодова, Виноградова, Клобуков,
Кукушкина, Поликарпов, Чекалина 2008].
Однако, сравнительное исследование членов морфосинтаксической парадигмы предлога пока не было
предметом отдельного исследования. Основное внимание в данной статье уделяется рассмотрению двух единиц
– членов одной морфосинтаксической парадигмы: на благо чему и на благо чего, которые на первый взгляд
функционируют как абсолютные синонимы. Нашей задачей является анализ этих предложных единиц,
© Виноградова К.М., Чекаліна В.Л., 2008 ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

52
выявление их семантических различий, а также различий в функционировании, что в свою очередь позволит
дать более точное словарное описание этих единиц.
Анализ языкового материала показал, что в русском языке наряду с предлогом на благо кого-чего (на
благо людей, на благо страны) регулярно употребляется предлог на благо кому-чему. И если предлог на благо с
родительным падежом зафиксирован во всех современных толковых словарях и семантизируется как «в
интересах, для пользы кого-чего», то предлог на благо с дательным падежом ни одним словарем не
зафиксирован. Однако подобное управление этой предложной единицы совсем не редкость. Приведем лишь
некоторые примеры: Анатолий Борисович на удивление твердо убежден, что работает нам на благо (НКРЯ1);
Хочу творить на благо всем (НКРЯ). Особенно много употреблений предлога на благо с дательным падежом
встречается в газетных заголовках: Всё — на благо детям (НКРЯ); Торнадо можно использовать на благо
людям (НКРЯ); На благо всем (НКРЯ); Несовершенство законов – на благо бизнесу (НКРЯ); Богатство земли
якутской – на благо людям, живущим на ней! (НКРЯ); Динамика на благо кинематике (НКРЯ); На благо
людям – на благо народу (НКРЯ).
И если на первый взгляд может показаться, что управление предлогом на благо дательным падежом
более позднее, менее освоенное и, следовательно, степень опредложенности данной лексемы меньше степени
опредложенности лексемы на благо кого-чего, то языковой материал работает против этой гипотезы. Так,
предложная единица на благо кому-чему регулярно встречается в литературных текстах 19-20 веков: В воздухе,
однако ж, слышится еще весенняя свежесть; реки еще через край полны воды, а земля хранит еще свою
плодотворную влажность на благо и крепость всякому злаку растущему (Салтыков-Щедрин «Губернские
очерки»); Блаженны люди свободные, отдавшие волю свою на благо всем: в царстве небесном им будет
вверено утро вселенной (Пришвин, Дневники, 1920); Во всех действиях моих я мню, что буду иметь в них
успех, что все они будут на благо мне и ближним, и токмо милосердный бог, не хотящий меня покинуть,
нередко ниспосылает мне уроки смирения и сим лишь хоть на время исцеляет мою бедствующую и худую душу
от злейшего недуга ее (А. Ф. Писемский. Масоны (1880); Напротив, именно этим и возвышается реальное
значение искусства, потому что таким объяснением дается ему неоспоримое и почетное место в числе
деятельностей, служащих на благо человеку, а быть во благо человеку — значит иметь полное право на
высокое уважение со стороны человека (Н. Г. Чернышевский. Эстетические отношения искусства к
действительности).
Предлог на благо с родительным падежом в достаточно большом корпусе текстов XIX века нами
отмечен не был, что позволяет сделать вывод о более позднем появлении этой единицы. Анализ других
предложных единиц также подтверждает наше предположение о том, что конструкция с родительным падежом
является более поздней. Так, наряду с предлогами в цвет чему, в дополнение чему, в современном русском
языке отмечается регулярное употребление в цвет чего, в дополнение чего и др. [Всеволодова, Виноградова,
Клобуков, Кукушкина, Поликарпов, Чекалина 2008].
По приведенным выше примерам может показаться, что рассматриваемые предлоги являются
абсолютными синонимами. Но проведенный анализ языкового материала позволяет нам говорить о том, что эти
единицы абсолютными синонимами не являются.
Исследование данных единиц проводилось по трем параметрам: (1) качественный состав текстовой
парадигмы, (2) функционирование в коммуникативной структуре высказывания; (3) семантика предложной
единицы.
Итак, одним из признаков, по которым характеризуется каждый предлог, является текстовая парадигма.
Под текстовой парадигмой в проекте понимается парадигма присоединяемых компонентов или парадигма
синтагматических вариантов. Важнейшее место в текстовой парадигме занимает анафора, вернее, способность
предлога сочетаться с разными типами анафор. Выделяются 3 таких типа:
а) личное или указательное анафорическое местоимение (в общем случае обычно с первообразными
предлогами (в дом – в него – поверить в это), хотя возможно и с вторичными предлогами – в честь него);
б) нуль-форма анафоры; Высадившись у Красных Ворот, он нашел по записанному Остапом адресу
нужный дом и принялся ходить вокруг да около (Ильф и Петров) = вокруг да около этого дома;
в) притяжательное или определительное указательное местоимение (обычно с вторичными предлогами и
их эквивалентами). Я ведь после всей этой истории, слава Богу, никогда уже не контактировал с простыми
советскими людьми, разве что они сидели перед моим столом в качестве подследственных или агентов. Но в
этом качестве люди ведут себя совсем по-другому, чем в коммунальной квартире (Вайнеры) [Всеволодова,
Клобуков, Кукушкина, Поликарпов 2003], [Виноградова, Чекалина 2004].
Анализ языкового поведения обеих предложных единиц позволяет говорить о том, что текстовая
парадигма у них не совпадает.
Проверка предлога во благо + р.п. показала, что он в качестве анафоры регулярно принимает именно
притяжательное местоимение:

1 Примеры с пометой НКРЯ взяты из Национального корпуса русского языка (www.ruscorpora.ru). Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

53
На федеральном и местном уровне оказываем друг другу посильную помощь на благо всех жителей
Приморья → на их благо (НКРЯ);
У нас всех есть общие корпоративные интересы, которые мы должны защищать на благо отрасли →
на ее благо (НКРЯ);
Поступали такие распоряжения сверху, которые не шли на благо театра, но их нужно было выполнять
→ на его благо (НКРЯ).
Анализ предлога на благо + д.п. показал, что он в качестве анафоры будет принимать не притяжательное,
а личное местоимение:
Я материалист в том смысле, что жажду создать сам материю в смысле похищения огня для людей на
благо им, как у Прометея, или в наказание, как у Ильи Пророка… (Пришвин, Дневники);
Но где-то в глубине я знал, что мне на благо сейчас этот злой ветер, приближающий меня к самому
краю отчаяния (Ю. Нагибин. Война с черного хода (1990–1995);
Может, это необходимый этап в человеческой эволюции, который пойдет ей на благо? (НКРЯ).
Объяснить качественно разную анафору при этих предлогах можно грамматическими факторами. В
случае предлога на благо кого-чего признаковое существительное благо не принимает после себя личного
местоимения в родительном приименном, и, следовательно, при контекстуальной необходимости анафоры
данная предложная единица употребляется с притяжательным местоимением, которое оказывается в позиции
согласованного определения. А в случае предлога на благо кому-чему никакой трудности присоединить
анафору в виде личного местоимения в дательном падеже не возникает.
Помимо того, что предлоги на благо кого-чего и на благо кому-чему присоединяют качественно разную
анафору, они по-разному ведут себя в коммуникативной структуре высказывания, а именно: выступают в
разных коммуникативных ролях. Предлог на благо + р.п. может выступать как в тематической, так и в
рематической составляющей. Например: Чтобы их единение и впредь работало на благо города, подобные
фестивали надо проводить ежегодно во всех районах столицы (НКРЯ) (в составе тематической
составляющей); В ходе выступления спикер неоднократно повторял, что деятельность Партии жизни
целиком направлена «на благо человека» (НКРЯ) (в составе рематической составляющей). Также отмечено
употребление этого предлога в парентезе: Болезнь женщины, прославившейся во всем мире своим
бескорыстным служением на благо сирот, вызывает тревогу у всех, кому известен жизненный подвиг матери
Терезы (НКРЯ). В аналогичных позициях может выступать и предлог на благо кому-чему. Но помимо
оговоренных выше позиций – в составе тематической составляющей, в составе рематической составляющей и в
парентезе – на благо + д.п. может попадать в фокус ремы: Заимствование печатающего механизма
производителю пошло на благо (НКРЯ); Кому радиация — погибель, а кому — на благо (В Быков). Сравните
предложения: Законы должны работать на благо людей и Законы должны работать на благо людям. И в
том и другом случае предлог на благо выступает в составе рематической составляющей, но при наведении на
него фокуса ремы единственно возможным оказывается высказывание с дательным падежом: Законы должны
работать людям на благо. Невозможность предлога на благо кого-чего попадать в фокус ремы объясняется
также отсутствием положения в постпозиции.
Таким образом, исследование коммуникативного потенциала данных предложных единиц позволяет
говорить о том, что они не являются синонимическими вариантами. В том случае, если говорящему нужно
навести фокус ремы именно на предложную единицу, выбираться будет на благо + д.п.
Анализ семантики этих предлогов также позволяет сделать вывод о том, что они не являются полными
синонимами. И это связано, в первую очередь, с характеристиками родительного приименного. Еще Р. Якобсон
говорил о том, что конструкции с родительным приименным, или, как он его называет, родительным
присубстантивным, имеют метонимическую природу: «…родительный падеж свидетельствует о том, что
обозначенный им предмет исключается из содержания высказывания или представлен только частично. Эта
установка не на предмет, а на смежное содержание или же всего на часть предмета свидетельствует о
метонимической природе родительного. Имя, от которого зависит родительный падеж, либо непосредственно
ограничивает объем предмета в родительном (стакан воды, часть дома), либо абстрагирует от предмета какое-
либо из его свойств (красота девушки), какое-то из его проявлений (слово человека), какое-то из его
“страдательных” состояний (разгром армии), какую-то из его принадлежностей (имущество ремесленника),
что-то из его окружения (сосед кузнеца); или же, напротив, носитель свойства абстрагируется от самого
свойства, субъект или объект проявления – от самого проявления (дева красоты, человек слова, жертвы
разгрома)» [Якобсон 1985: 149].
То есть в случае употребления родительного приименного происходит как бы меньшая объективизация
предмета. Это свойство родительного приименного позволяет нам объяснить, почему, например, в заголовках
мы будем встречаться по большей части с конструкцией на благо + д.п. Особенности функционирования
высказывания в позиции заголовка, а именно – необходимость максимальной объективизации предмета –
заставляют автора выбирать предложную единицу, управляющую не родительным, а дательным падежом.
Интересно, что нами были отмечены случаи, когда в заголовке статьи употребляется на благо с дательным
падежом, а в тексте той же самой статьи – на благо с родительным падежом: Административный ресурс на
благо людям (заголовок статьи) (НКРЯ) ↔ Не раз, отвечая на вопросы журналистов и наших оппонентов, мне ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

54
доводилось объяснять, что в использовании административного ресурса на благо людей не вижу ничего
дурного (текст статьи) (НКРЯ); Бенедикт XVI: «Глобализация — на благо людям, но есть опасность» (заголовок
статьи) (НКРЯ) ↔ Бенедикт XVI уверен, что, как и все другие виды человеческой деятельности, «глобализация
должна руководствоваться этическими принципами, обращая все на благо человека…» (текст статьи) (НКРЯ).
Отметим, что, конечно, рассматриваемые предложные единицы не находятся в данном случае в отношениях
дополнительной дистрибуции. В газетных заголовках регулярно встречаются и реализации предлога на благо +
р.п.: ср. Из морских глубин — на благо человека! (НКРЯ). Мы говорим здесь лишь об общей тенденции
контекстного употребления этих предлогов, которая не носит обязательный характер.
Итак, проведенный анализ позволил нам разграничить функционирование предложных единиц на благо
кого-чего и на благо кому-чему. Языковой материал показал нам, что эти единицы не функционируют в языке
как абсолютные синонимы. Предлог на благо кого-чего является более поздним наряду с такими единицами,
как в цвет чего, в дополнение чего. Он реже выступает в функции заголовка, что можно объяснить особыми
характеристиками родительного приименного. Предлоги на благо с родительным и на благо с дательным
падежом имеют качественно и количественно разный состав текстовой парадигмы. А также рассматриваемые
предложные единицы ведут себя по-разному в коммуникативной структуре высказывания, то есть обладают
разным составом не только текстовой, но и коммуникативной парадигмы.
Подобное детальное изучение каждой предложной единицы и определение условий дополнительной
дистрибуции сходных единиц как раз и позволит решить основную задачу функционально-коммуникативной
прикладной грамматики – дать алгоритм построения правильного текста. Поэтому описание предлогов с
указанных позиций представляется актуальным.

Литература
Виноградова, Чекалина 2004: Виноградова Е. Н., Чекалина В. Л. К вопросу о грамматике русского
предлога. Статья 1. К вопросу о грамматике русского предлога. Первые результаты. Понятие парадигмы
предлога // Вестник Московского Университета. Серия 9. Филология. – № 5. – 2004. – М.: Изд-во Моск. ун-та. –
С.7-35.
Виноградова, Ситарь 2006: Виноградова Е.В., Ситарь А.В. Морфосинтаксическая парадигма предлогов и
их эквивалентов в украинском и русском языках: сравнительный аспект // Культура народов Причерноморья. –
2006. – № 82. – Т. 1. – С. 60-62.
Виноградова, Ситар, Чекалина 2007: Виноградова Е.Н., Ситарь А.В., Чекалина В.Л. Семантические типы
предложных конверсивов в русском и украинском языках // Культура народов Причерноморья. – 2007. – № 110.
– Т. 1. – С. 87-90.
Всеволодова 2000: Всеволодова М. В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса – М.:
Изд-во Моск. ун-та, 2000. – 503 с.
Всеволодова 2007: Всеволодова М. В. Русская грамматика XXI века – грамматика языка
функционирующего (наше представление о языке; задачи и перспективы) // Мир русского слова и русское
слово в мире. Т.1. Новое в системно-структурном описании современного русского языка. Материалы
XI Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы. Варна, 17-23 сентября 2007 г. –
HERON PRESS, SOFIA, 2007. – С. 65-74.
Всеволодова, Виноградова, Клобуков, Кукушкина, Поликарпов, Чекалина 2008: Всеволодова М. В.,
Виноградова Е. Н., Клобуков Е. В., Кукушкина О. В., Поликарпов А. А., Чекалина В. Л. Материалы к словарю
«Предлоги и средства предложного типа в русском языке. Функционально-коммуникативные аспекты
реального употребления». Выпуск 1. Словарные статьи в алфавитном диапазоне А–И. Алфавитный реестр
предложных единиц русского языка в алфавитном диапазоне К–Ю. – Изд-во Московского университета, 2008
(в печати).
Всеволодова, Клобуков, Кукушкина, Поликарпов 2003: Всеволодова М. В., Клобуков Е. В.,
Кукушкина О. В., Поликарпов А. А. К основам функционально-коммуникативной грамматики русского
предлога // Вестник Московского Университета. Серия 9. Филология. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003. – № 2. –
С. 17-59.
Загнітко 2007: Загнітко А. Прийменники у структурi тексту: первиннi i вториннi вияви // Лiнгвiстичнi
студiї: Зб. наук. праць. Випуск 15 / Укл.: Анатолiй Загнiтко (наук.ред.) та iн. – Донецьк: ДонНУ, 2007. – С.120-
131.
Загнітко, Данилюк, Ситар, Щукіна 2007: Загнітко А. П., Данилюк І. Г., Ситар Г. В., Щукіна І. А. Словник
українських прийменників. – Донецьк, 2007. – 416 с.
Конюшкевич 2006: Конюшкевич М. Предлог как синтаксемообразующий формант и структура
синтаксемы // Лiнгвiстичнi студiї: Зб. наук. праць. Випуск 14 / Укл.: Анатолiй Загнiтко (наук ред.) та iн. –
Донецьк: ДонНУ, 2006. – С.73-79.
Конюшкевич 2007: Конюшкевич М. Белорусские предлоги и их аналоги: принципы атрибуции при
формировании реестра Лiнгвiстичнi студiї: Зб. наук. праць. Випуск 15 / Укл.: Анатолiй Загнiтко (наук. ред.)
та iн. – Донецьк: ДонНУ, 2007. – С.142-150. Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

55
Кущ 2006: Кущ Н.. Прийменник: основнi пiдходи вивчения, лексико-грамматичнi ознаки, перспективи
дослiдження // Лiнгвiстичнi студiї: Зб. наук. праць. Випуск 14 / Укл.: Анатолiй Загнiтко (наук. ред.) та iн. –
Донецьк: ДонНУ, 2006. – С.90-95.
Ляхур 2005: Ляхур Ч. Перспективы лексикографического описания предложной системы славянских
языков (на материале польского языка) // Лiнгвiстичнi студії: Зб. наук. праць. Випуск 13 / Укл.: Анатолiй
Загнiтко (наук. ред.) та iн. – Донецьк: ДонНУ, 2005. – С.78-80.
Суздуки 2005: Суздуки Р. Структура словоформы параметрических существительных-коррелятов
предлога Лiнгвiстичнi студії: Зб. наук. праць. Випуск 14 / Укл.: Анатолiй Загнiтко (наук. ред.) та iн. – Донецьк:
ДонНУ, 2006. – С.111-116.
Якобсон 1985: Якобсон Р. К общему учению о падеже. – Якобсон Р. Избранные работы. М., 1985. –
С.149.

The article is devoted to the study of Russian prepositional unit ‘na blago’ that can conduct both genitive and
dative cases. The article analysis semantics of the units as well as their functioning in the communicative structure and
the potential to add different types of anaphora. The article proves that these prepositional units do not function as
complete synonyms.
Keywords: prepositional unit, anaphora, genitive case.
Надійшла до редакції 15 липня 2007 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.