Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Фёдор Панков — ПРОБЛЕМА ПАРАДИГМАТИКИ НАРЕЧИЯ

Статтю присвячено аналізу парадигматики категорії прислівника. У незмінних частин мови відсутня
морфологічна парадигма як система форм словозміни. Проте є підстави стверджувати, що прислівник має
парадигми іншого типу – позиційну, контекстуальну й актуалізаційну.
Ключові слова: прислівник, парадигматика, позиційна, контекстуальна, актуалізаційна парадигми.

I. Вводные замечания.
Парадигматика является одним из способов систематизации языковых единиц и свидетельствует об
упорядоченности как языка в целом, так и его отдельных областей. Принято считать, что парадигматика
свойственна лишь изменяемым языковым единицам. Однако наши наблюдения показывают, что это не совсем
так. В современной лингвистике сам термин «парадигма» имеет не только узкое, но и широкое значение. Во-
первых, им принято называть систему форм одного слова – это так называемая морфологическая парадигма.
Во-вторых, это «любой класс лингвистических единиц, противопоставленных друг другу и в то же время
объединённых по наличию у них общего признака или вызывающих одинаковые ассоциации», а также «модель
и схема организации такого класса или совокупности» [ЛЭС 1990: 366]. Совокупность парадигм языковой
единицы и образует её парадигматику.
Различают парадигматику языковых единиц разных уровней: фонемы, слова и предложения. Парадигма
в фонологии – это ряд позиционно чередующихся звуков (парадигмо-фонема в терминах М. В. Панова [Панов
1999: 16]). В отношении парадигматики слова говорят, в частности, о морфологической, лексической (лексико-
© Панков Ф.І., 2008 Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

77
семантической), словообразовательной и др. парадигмах. Парадигматика предложения включает три основные
парадигмы – синтаксическую [Золотова 1973], интерпретационную (трансформационную) и актуализационную.
Последние две обычно объединяют под общим названием коммуникативной парадигмы [Всеволодова,
Дементьева 1997; Всеволодова 2000; Янко 2001 и др.].
Объектом нашего анализа является парадигматика категориальных классов слов, включая такие
разновидности их синтаксической формы, как синтаксемы и словоформы. Морфологическая парадигма как ряд
противопоставленных друг другу форм словоизменения присуща только изменяемым частям речи – именам
существительным, прилагательным, числительным, местоимениям, глаголам, причастиям. Конечно, у
неизменяемых частей речи, в том числе у наречия, нет и не может быть морфологической парадигмы. Однако
есть основания полагать, что они обладают парадигмами принципиально иного рода – позиционной,
контекстуальной и актуализационной. Целью нашего исследования является выявление сложной и
многообразной парадигматики неизменяемых частей речи на материале категории русского наречия, выделение
системы его парадигм. Достижение основной цели исследования, на наш взгляд, позволит решить ряд как
собственно научных задач, связанных с выявлением позиционного, текстового и актуализационного
потенциала различных категориальных классов слов, так и прагматических задач, связанных с практикой
преподавания русского языка как иностранного, так как создаёт основу для развития речевой деятельности
учащихся на русском языке.
II. Позиционная парадигма наречия.
Совокупность всех синтаксических позиций1 наречия составляет его позиционную парадигму (ПП).
Синтаксемы, способные занимать все теоретически возможные для данного категориального класса слов
позиции, имеют полную ПП. Те, которые занимают лишь некоторые из позиций, обладают ущербной, или
дефектной ПП. Рассмотрим конкретные случаи.
В целом как синтаксема наречие может выступать, во-первых, в позиции вне предложения и вне текста (в
самостоятельном употреблении) и, во-вторых, в составе предложения.
1. Вне предложения и вне текста адвербиальные синтаксемы употребляются либо изолированно (как
одна словоформа), либо в конъюнкции с другими синтаксемами (две словоформы и более). Приведём примеры.
1.1. Изолированное употребление характерно только для свободных адвербиальных синтаксем2:
полнознаменательных характеризационных наречий (образа действия и состояния) и логических (локативных,
темпоральных, каузальных, финитных3). Ср. невозможность изолированного употребления для других типов
синтаксем: связанных (*Совсем, *Очень4, *Довольно) и конструктивно обусловленных (*По-видимому;
*Безусловно).
Примечание. Для верификации свободных синтаксем, употребляющихся в изолированной позиции вне
предложения и вне текста, не могут служить следующие типы употреблений. 1. Использование наречий в письменной речи
с восклицательным или вопросительным знаком, например: «Хорошо!» (название поэмы В. В. Маяковского), Дёшево!
Легко! (в рекламе), а также при подобной передаче устной речи в письменной форме: Горько! (возглас на свадьбе),
Довольно!, Достаточно?, Вкусно? Это не самостоятельная, не изолированная позиция свободной синтаксемы вне
предложения, а предикативная позиция наречия в составе предложения. 2. Однословная реплика-реакция монологического
единства, например ответ на общий вопрос: – Ты хочешь есть? – Очень. 3. Мы не будем считать изолированной позицией
также употребление наречий в значении побуждения (чаще всего с восклицательным знаком): Сюда! Наверх! Вниз!, в том
числе строевые команды Нале-во! Напра-во! Кру-гом! и др. Такую позицию будем считать присловной – приглагольной с
нулевой формой императива (в данном случае – глаголов движения или перемещения в пространстве), ср. аналогичную
позицию именной синтаксемы: Воды! – или компаративной: Тише! Это позиции, которые могут занимать и свободные, и
связанные, и конструктивно обусловленные адвербиальные синтаксемы.
1.2. Употребление адвербиальных синтаксем в конъюнкции с другими синтаксемами возможно при
бессоюзной, союзной (сочинительной и подчинительной) связи, а также при сочетании бессоюзной и союзной
связи:
а) бессоюзная: Вчера, сегодня, завтра;

1 Сам термин «позиция» используется сейчас в синтаксисе трёх основных значениях, передающих различные
аспекты функционирования словоформ как в устной, так и в письменной речи. Во-первых, позиция – это «место
словоформы (синтаксемы) в семантической (и, соответственно, в формальной) структуре предложения или вне её, а в
структуре предложения – место словоформы относительно другой, с которой она связана смысловыми отношениями»
[Всеволодова 2000: 163]. Во-вторых, это «членопредложенческий ранг» словоформы в формальной структуре предложения.
В-третьих, это место словоформы в коммуникативной структуре высказывания с учётом его актуального членения. По
М. В. Всеволодовой, «позиция» в первом значении – это позиция-1, «позиция» во втором значении – это позиция-2. Будем
считать «позицию» в третьем значении позицией-3. Говоря о позиционной парадигме наречий, мы имеем в виду позицию
адвербиальных синтаксем, т. е. позицию-1, а говоря об актуализационной парадигме – позицию-3.
2 О функциональных типах синтаксем см. [Золотова 1973].
3 О семантических разрядах наречий см. [Панков 2005].
4 Пожалуй, «невозможность» – слишком категоричное слово, т. к. в современных периодических изданиях границы
лингвистически невозможного значительно сузились. Так, нами отмечено употребление синтаксемы очень в качестве
названия печатного органа Санкт-Петербургского государственного университета профсоюзов – журнала «Оченьum».
Однако такое употребление, на наш взгляд, вряд ли можно считать соответствующим языковой норме. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

78
б) сочетание союзной и бессоюзной связи:
• с соединительными союзами: Далеко и близко, высоко и низко;
• с противительными союзами: Удобно, красиво, однако слишком дорого;
в) союзная:
– сочинительная связь возможна только для свободных адвербиальных синтаксем (характеризационных
и логических наречий):
• с соединительными союзами: Доступно и всерьёз;
• с разделительными союзами: Семенами или вегетативно;
• с противительными союзами: Любо, но дорого;
• с градационными союзами: Не только сегодня, но и завтра;
• с присоединительными союзами: Дорого, притом некачественно;
– подчинительная связь характерна только для свободных синтаксем: Совершенно секретно.
Возможность употребления свободных адвербиальных синтаксем в конъюнкции с другими
синтаксемами, в том числе в качестве опорного компонента словосочетания, позволила по аналогии с понятием
именной группы [Всеволодова 2000] выделить понятие наречной группы, которая может состоять более
чем из одной словоформы, но обладает целостным семантическим значением: сверху вниз, снизу вверх, снизу
доверху, сверху донизу, справа налево, слева направо, вверх-вниз, туда-сюда, вперёд-назад, влево-вправо,
совершенно секретно, вполне здраво, весьма срочно, очень хорошо, совсем по-пушкински, слишком красиво,
вкусно по-домашнему, никогда не поздно и др.
2. В составе предложения наречие функционирует в присловной (как компонент структуры
словосочетания) и неприсловной (как компонент структуры предложения) позициях. Приведём примеры.
2.1. Присловная позиция наречий может быть привербальной (то есть приглагольной, в том числе
присвязочной), присубстантивной (при имени существительном), приадъективной (при прилагательном),
приадвербиальной п(ри наречии), принумеральной п(ри числительном), припрономинальной п(ри
местоимении). Присловная позиция возможна для всех функциональных типов синтаксем – и свободных, и
связанных, и конструктивно обусловленных.
2.1.1. Привербальная позиция – прототипическая для наречия как категориального класса в целом.
Наречие способно употребляться при глаголе во всех его морфологических формах:
– при индикативе: Я это сделал нарочно; в том числе при нулевой форме глагола: Так прошла детская
жизнь Юры, часто на руках у чужих (Пастернак) – и в качестве парцеллята: Солнце простому москвичу
действительно закрыли. Наглухо;
– при императиве: Никогда, никогда не женись, мой друг (Л. Толстой), в том числе при нулевой форме
императива (чаще всего с восклицательным знаком): Сюда!, Наверх!, Вниз! Рядом! Вперёд!, Назад!, включая
строевые команды Кру-гом! Нале-во! Напра-во! и др. (в данном случае представлена нулевая форма глагола
движения или перемещения в пространстве), ср. аналогичную позицию компаративов: Левее!, Правее! Тише!,
Громче!, Медленнее!, Быстрее!, Ниже!, Выше!, Чище!, Ровнее!, а также именных синтаксем: Воды!,
Скальпель!, Зажим! и др.
Примечание. Обычно в работах лингвистов словоформы компаративов в высказываниях типа Левее!, Тише!
квалифицируются как сравнительная степень наречий, а не прилагательных, хотя формальных морфологических различий
между ними нет. Единственный критерий разграничения – синтаксическая позиция. Привербальная позиция верифицирует
наречие, а присубстантивная – имя прилагательное. Признание компаративов такого типа наречиями, а не прилагательными
косвенно свидетельствует о признании данной позиции также привербальной, а не изолированной позицией вне
предложения и вне текста.
– при сослагательном наклонении: Наверняка нашлись бы «верные солдаты партии», которые
немедленно организовали бы «многолюдные митинги трудящихся» в поддержку сего «исторического
решения»;
– при инфинитиве: Нужно было даже поменьше любить его [Александра], не думать за него
ежеминутно (Гончаров);
– при причастии: Было бы создано всесоюзное общество «Пьянство», и весьма возможно, что одним из
его руководителей оказался бы скорёхонько «перековавшийся» бывший трезвенник;
– при деепричастии: Кто-то медленно спускался по лестнице, часто останавливаясь, словно в какой-
то нерешительности.
Хотя для адвербиальных синтаксем в целом позиция при глаголе считается прототипической, однако
существуют и некоторые ограничения на занятие данной позиции для наречий характеризующей оценки:
– для наречий с количественно-оценочным значением высокой степени признака прототипической
является позиция при имени прилагательном или при наречии: очень рад, крайне тяжёлый, весьма крупно,
предельно сжато, столь интересно и др.: Вы можете ошибиться, и притом весьма крупно (Булгаков), ср.
неотмеченность: *очень работает, *крайне беспокоится, *весьма учится, *столь отдыхает и т. д.;
– для наречий – указателей степени отстояния двух величин признака – прототипической является
позиция при компаративе: чуть больше, чуточку лучше, чуть-чуть выше, немного дальше, гораздо ближе, Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

79
куда легче, несопоставимо длиннее и др.: Не отрицаю, впрочем, что мне теперь гораздо лучше (Булгаков),
ср. неотмеченность в литературном языке: *гораздо вкусный, *куда красивый и др.5;
– для наречий – указателей степени нарушения меры признака – прототипической является позиция при
имени прилагательном или при наречии: излишне скромный, слишком горд, чересчур высоко, чрезмерно рад и
др.: Ты слишком здоров (Булгаков).
2.1.2. Примеров употребления адвербиальных синтаксем в присубстантивной позиции – много. Наречия
употребляются при различных семантических разрядах имён существительных: и при антропонимах, и при
зоонимах, и при предметных, и при пропозитивных, и при признаковых именах6:
– наречие при антропониме: Человек спереди мгновенно выхватил из рук Иуды кошель (Булгаков);
– наречие при зоониме: Бурбули избежали участи многих «новых» и «модных» пород, когда из-за границы
везли собак подешевле и сомнительного качества;
– наречие при предметном имени: Зарплату «по-чёрному» можно сделать белой;
– наречие при пропозитивном имени: Разговор начистоту.
2.1.3. Наречие в приадъективной позиции употребляется либо при полной, либо при краткой форме
прилагательного:
– при полном прилагательном: У нас очень низкие цены; в том числе в качестве парцеллята: В «Чёрной
Орхидее» снимались главным образом молодые, но уже очень знаменитые. И заслуженно;
– при кратком прилагательном: Андрей, очень весёлый в предвкушении хороших новостей, был в этот
вечер особенно разговорчив.
2.1.4. Приадвербиальная позиция: Давай сделаем совсем по-другому.
2.1.5. Прикомпаративная позиция: Не отрицаю, впрочем, что мне теперь гораздо лучше (Булгаков).
2.1.6. Принумеральная позиция: Дважды два будет четыре; На улице приблизительно десять градусов.
2.1.7. Припрономинальную позицию способны занимать наречия – указатели степени величины признака
с модально-оценочным значением: абсолютно, почти, практически, совершенно, отнюдь (не), далеко (не)
вовсе (не), совсем (не), точно и др.: Особенно близок был мне старик ткач Никита Рубцов, человек,
работавший почти на всех ткацких фабриках России (Горький).
2.2. Употребление наречия в неприсловной позиции.
В этом случае наречие способно употребляться либо в составе предикативной пары предложения, либо в
обусловленной позиции вне предикативной пары.
2.2.1. Наречие в составе предикативной пары может быть либо предицируемым, либо предицирующим
компонентом.
2.2.1.1. В качестве предицируемого компонента наречие выступает в роли логического субъекта:
Выразительно – значит просто.
2.2.1.2. Наречие в качестве предицирующего компонента выступает в роли логического предиката:
Доставка бесплатно; в том числе в качестве парцеллята: Продажа, покупка квартир и комнат. Быстро и
надёжно.
2.2.2. Наречие вне предикативной пары7.
Наречие вне предикативной пары может быть репрезентантом либо той же пропозиции (обычно
событийной, а не логической), либо другой пропозиции.
2.2.2.1. Наречие в качестве репрезентанта той же событийной пропозиции: Кажется даже, что, кого бы
она ни выбрала своим спутником – временно или навсегда, – никто не посмеет этот выбор подвергать
сомнению.
2.2.2.2. Наречие в качестве репрезентанта другой пропозиции: Иван Иванович, бесспорно, очень умный
человек (логическая пропозиция: Иван Иванович очень умный человек; событийная пропозиция: С этим нельзя
спорить).
Как видим, полную ПП имеют свободные адвербиальные синтаксемы, которые способны занимать все
типы синтаксических позиций, ущербную – связанные, а также конструктивно обусловленные, способные
занимать лишь некоторые или вообще только одну из указанных позиций. Так, полной ПП обладают
темпоральное наречие скоро, локативное близко, а ущербной ПП – семантически близкое к скоро темпоральное
наречие близко (лексико-семантический вариант ‘скоро’), неспособное употребляться в привербальной
позиции: *Защита состоится близко. Ср. возможность такой позиции для скоро: Защита состоится скоро, а
также для локативного близко: Аптека находится близко.

5 В диалектной речи такого типа употребления встречаются: гораздо вкусный (то есть очень вкусный) и др.
6 О семантических разрядах существительных, выделенных в рамках функционально-коммуникативной грамматики,
см. [Всеволодова 2000: 47–50] и [Всеволодова, Панков 2005: 32].
7 Пунктуационно наречие, выступая в позиции вне предикативной пары, как правило, обособляется с двух сторон
запятыми, реже – тире или скобками. Это замечание не относится к так называемым сентенциальным наречиям типа
легкомысленно – модификаторам предложения: Он легкомысленно пообещал приехать [Рудницкая 1993]. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

80
Способность слов иметь ПП с тем или иным набором членов – это их позиционный потенциал, который
у разных наречий (адвербиальных синтаксем) может быть различным. Так, позиционный потенциал у
свободных синтаксем шире, чем у конструктивно обусловленных и тем более связанных.
Перейдём к следующей разновидности парадигмы наречия.
III. Контекстуальная парадигма наречия.
Контекстуальная парадигма (КП) – явление, промежуточное между уровнем слова и уровнем
предложения. КП включает исходное изосемическое слово в составе изосемической изоморфной конструкции –
и его контекстуальные корреляты, в том числе неизосемические. КП может быть у слов самого разного
категориального статуса: у имён существительных, прилагательных, у наречий и др.
Члены КП объединяются на основе общности передаваемого ими денотативного содержания, т. е.
явления внеязыковой действительности. При этом разные категориальные классы слов могут оказываться
изофункциональными. Примером может служить КП наречия бегло, которая включает, во-первых, исходное
слово – наречие в составе изосемической изоморфной конструкции: Мальчик читает бегло; во-вторых, имя
прилагательное в составе неизосемической конструкции: У мальчика беглое чтение; Чтение у мальчика беглое;
в-третьих, имя существительное в именительном падеже: Беглость чтения у мальчика высокая; а также, в-
четвёртых, дескрипцию в составе неизосемической конструкции: Чтение у мальчика отличается беглостью.
Таким образом, КП наречия бегло насчитывает по крайней мере четыре члена: 1) Adv (исходное наречие бегло в
позиции обстоятельства образа действия), 2) Adj (прилагательное беглый в позиции согласованного
определения или сказуемого), 3) Nи (существительное в именительном падеже беглость в позиции
подлежащего) и 4) дескрипцию отличается беглостью (на формальном уровне включающая сказуемое плюс
дополнение).
Способность слов иметь КП с тем или иным набором членов – это их текстовый потенциал, который
может различаться даже у семантически и грамматически сходных слов. Так, текстовый потенциал наречий
бегло и прекрасно неодинаков, т. к. неодинаковы их деривационные возможности. Ср. более узкую КП наречия
прекрасно: 1) Adv (Ваш мальчик прекрасно играет на скрипке); 2) Adj (Игра вашего мальчика на скрипке
прекрасна); 3) Nи – отсутствующий член КП (*Прекрасность игры на скрипке у вашего мальчика высокая).
4) Естественно, отсутствует и такой член КП, как дескрипция, включающая существительное: *Игра вашего
мальчика на скрипке отличается прекрасностью.
Ср. также асимметричные КП глаголов интересоваться (6 членов) и восхищаться (4 члена) в
представленной ниже таблице.
Таблица 1
Сопоставление КП глаголов интересоваться и восхищаться

Исходное
слово
Члены ТП

интересоваться

восхищаться
1) Vf -ся +
Я интересуюсь математикой
+
Я восхищаюсь математикой
2) Vf +
Математика меня интересует
+
Математика меня восхищает
3) Adjполн. +
Самое интересное для меня – математика
+
Самое восхитительное для меня –
математика
4) Adjкрат. +
Математика мне интересна
––
*Математика мне восхитительна
+
Мне интересно заниматься математикой
––
*Мне восхитительно заниматься
математикой
5) Advpraed (stat)
+
Заниматься математикой (для меня) –
интересно
?
?Заниматься математикой (для меня) –
восхитительно
+
Математика вызывает у меня интерес
+
Математика вызывает у меня
восхищение
6) дескрипция
Vf + Nв
+
Математика вызывает во мне интерес
+
Математика вызывает во мне
восхищение

Примечание к таблице 1. V – глагол, Vf – невозвратный личный глагол, Vf -ся – возвратный личный глагол, Adj –
имя прилагательное, Adjполн. – полное прилагательное, Adjкрат. – краткое прилагательное, Adv – наречие, Advpraed (stat) – Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

81
предикативное статальное наречие (со значением состояния), N – имя существительное, Nв – существительное в
винительном падеже, ? – сомнительный пример употребления.
IV. Актуализационная парадигма наречия.
Функционально-коммуникативный анализ наречий, взаимодействие их парадигматики и синтагматики
позволили сформулировать также понятие актуализационной, или коммуникативной, парадигмы (АП)
слова, которая представляет собой совокупность его коммуникативных ролей. Коммуникативная роль
словоформы определяется как «роль данной составляющей в коммуникативной структуре предложения» [Янко
1996: 421], т. е. способность словоформы занимать ту или иную позицию в коммуникативной структуре
высказывания. Опираясь на концепцию, представленную в [Янко 2001], для повествовательного предложения
выделим семь типов коммуникативных ролей, каждая из которых имеет свой план содержания и свой план
выражения.
1. Собственно тема (фокус темы) – коммуникативная роль словоформы, тяготеющей к позиции
начала предложения и обычно (не всегда) характеризующейся повышением основного тона. Коммуникативная
роль собственно темы характеризует словоформы, не отмеченные главным фразовым ударением, однако
содержащие центр интонационной конструкции (ИК) и произносимые чаще с интонацией незавершённости8:
За3втра / я уезжа1ю.
2. Атоническая тема – коммуникативная роль словоформы, входящей в состав темы, однако не
отмеченной центром ИК: Завтра у3тром / я уезжа1ю.
3. Собственно рема (фокус ремы монологического высказывания) – коммуникативная роль
словоформы, тяготеющей к позиции конца предложения и обычно характеризующейся понижением основного
тона. Коммуникативная роль собственно ремы характеризует словоформы с главным фразовым ударением,
содержащие, естественно, центр ИК и произносимые в звучащей речи, как правило, с интонацией
завершённости: Я3 уезжаю / за1втра.
4. Диктальная рема (фокус диктальной ремы) – коммуникативная роль словоформы, являющейся
однословным ответом (или входящей в состав односинтагменного ответа) на частный или альтернативный
вопрос: – Когда2 вы уезжаете? – За1втра; Вы уезжаете за3втра / или сегодня? – За1втра.
5. Модальная рема (фокус модальной ремы) – коммуникативная роль словоформы, являющейся
однословным ответом (или входящей в состав односинтагменного ответа) на общий вопрос: – Вы уезжаете
за3втра? – За1втра.
6. Атоническая рема – коммуникативная роль словоформы, входящей в состав ремы, но не
отмеченной центром ИК. Атоническая рема может быть в составе: а) рематического блока монологического
высказывания: Я3 уезжаю / завтра ве1чером; б) в составе диктальной ремы: – Когда2 вы уезжаете? – Завтра
ве1чером; в) в составе модальной ремы: Вы уезжаете за3втра? – Да1, / завтра ве1чером.
7. Парентеза – коммуникативная роль словоформы, не отмеченной центром ИК и не входящей в
состав ни темы, ни ремы, то есть не имеющей ни тематической, ни рематической коммуникативной роли.
Парентеза характеризуется принципиальной безударностью, часто ускоренным темпом произнесения: Мы3,
очевидно, / завтра уезжа1ем.
АП конкретных слов может быть и полной, и ущербной. Полной АП обладают словоформы, способные
играть все возможные коммуникативные роли. Это, например, словоформы завтра, хорошо, скоро, часто и др.
Ущербную коммуникативную парадигму имеют словоформы, не способные занимать некоторые из
коммуникативных позиций: темпоральное близко, вскоре, вечно, зачастую, редко и нек. др. Так, у
адвербиальной словоформы близко с темпоральным значением (ЛСВ ‘скоро’) отсутствуют коммуникативные
роли собственно темы: *Близко экза1мены; диктальной ремы: – Когда2 у вас экзамены? – *Бли1зко – и
парентезы: *У на3с близко / экза1мены.
Способность слов иметь АП с тем или иным набором членов – это их актуализационный потенциал,
который у разных слов может различаться. Так, актуализационный потенциал наречий часто и зачастую,
потом и затем различается. У часто и потом он шире, а у зачастую и затем – уже. Например, мы легко
можем поставить наречия часто и потом в позицию собственно ремы: Дожди здесь бывают ча1сто; Давайте
сделаем это пото1м. Ср. неотмеченность данной позиции для зачастую и затем: *Дожди здесь бывают
зачасту1ю; *Давайте сделаем это зате1м. Снять запрет на употребление наречия зачастую в роли собственно
ремы помогает парцелляция9: Дожди здесь быва1ют. И зачасту1ю.
IV. Выводы.
Таким образом, наше исследование позволяет сделать несколько важных выводов.

8 Примеры из звучащей речи сопровождаются интонационной транскрипцией по Е. А. Брызгуновой [Русская
грамматика 1980, I: 96–122; Брызгунова 1997: 873–877]. Цифра в верхнем индексе после гласного означает тип ИК на
гласном интонационного центра синтагмы. Отсутствие интонационной транскрипции означает, что пример взят из
письменного источника, хотя и письменная речь ориентирована на внутренний проговор и, следовательно, интонационное
оформление высказывания.
9 Интересное замечание о роли парцелляции не как стилистического изыска, а как важного коммуникативного
механизма языка впервые сделала М. В. Всеволодова. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

82
1. Очевидно, что понятие парадигматики применимо по отношению не только к изменяемым, но и к
неизменяемым частям речи, в частности к наречию как категориальному классу слов. Наречию как
неизменяемой части речи несвойственно понятие морфологической парадигмы, однако его парадигматика
представляет собой систему парадигм, состоящую по крайней мере из трёх разновидностей: позиционной,
контекстуальной и актуализационной.
2. Сформулируем дефиниции введённых понятий.
Позиционная парадигма наречия – совокупность всех синтаксических позиций адвербиальной
синтаксемы (имеется в виду позиция-1). Среди функциональных типов адвербиальных синтаксем, подобно
субстантивным, выделяются и свободные, и связанные, и конструктивно обусловленные синтаксемы.
Адвербиальные синтаксемы способны занимать все возможные в русском языке синтаксические позиции:
функционировать вне предложения и в составе предложения, изолированно и в конъюнкции с другими
синтаксемами, как компонент структуры словосочетания (присловная позиция) и как компонент структуры
самого предложения (обусловленная неприсловная позиция), вне предикативной пары и в её составе, как
компонент той же пропозиции и как компонент другой пропозиции, в качестве предицируемого (логического
субъекта) и предицирующего (логического объекта) компонента. При этом наибольшим позиционным
потенциалом обладают свободные адвербиальные синтаксемы, а наименьшим – связанные. Выделение ПП
показало теснейшую диалектическую связь парадигматики русского наречия с синтагматикой.
Контекстуальная парадигма наречия – это ряд изофункциональных словоформ, противопоставленных
друг другу грамматически и в то же время объединённых денотативно. КП наречия включает исходное слово
(само изосемическое наречие) и его контекстуальные корреляты (имеющие тот же или другой категориальный
статус).
Актуализационная парадигма наречия – совокупность всех коммуникативных ролей адвербиальной
словоформы, или её коммуникативных позиций (имеется в виду позиция-3).
3. Члены каждой из парадигм наречия представляют собой не случайное (асистемное) образование, а
группируются в строгую иерархическую систему. Другими словами, каждая из парадигм наречия имеет
полевую устроенность со своим ядром (исходным членом), приядерной зоной и периферией.
Ядро ПП – самостоятельное употребление синтаксемы вне предложения и вне текста (изолированное и в
конъюнкции с другими синтаксемами), приядерная зона – неприсловная обусловленная позиция синтаксемы в
составе предложения, периферия – присловная позиция синтаксемы как компонента словосочетания.
Ядро КП – изосемическое слово в составе изосемической изоморфной конструкции. Приядерная область
КП – изосемическое слово в составе изосемической неизоморфной конструкции. Ближайшая периферия КП –
изосемическое слово в составе неизосемической (и, соответственно, неизоморфной) конструкции. Отдалённая
периферия КП – неизосемическое слово.
Ядро АП – употребление словоформы в сильной позиции собственно ремы как фокуса ремы
монологического высказывания, фокуса модальной и диктальной ремы, приядерная зона – атоническая рема,
ближайшая периферия – фокус темы, отдалённая периферия – «слабое» употребление словоформы в качестве
атонической темы и парентезы.
4. Каждая из парадигм может быть представлена исчерпывающим рядом членов, в таком случае мы
имеем дело с полной парадигмой, или некоторые из возможных позиций парадигматического ряда оказываются
незаполненными, в этом случае мы имеем дело с парадигмой ущербной. Причины ущербности той или иной
парадигмы наречия – предмет нашего дальнейшего рассмотрения, однако уже сейчас можно сказать, что
важными факторами, обусловливающими, например, ущербность АП словоформы, являются, во-первых,
лексическое значение слова, его лексико-семантический вариант, и во-вторых – тип модели предложения.
5. Выделение понятий позиционной, контекстуальной и актуализационной парадигм в рамках
функционально-коммуникативной грамматики позволило выявить богатый позиционный, текстовый и
актуализационный потенциал, который недооценивается традиционной формально-описательной грамматикой,
не только высказываний, но и отдельных категориальных классов слов в русском языке, в частности наречий.
6. Следовательно, наречие является важной и равноправной категорией по отношению к другим
самостоятельным частям речи: и к глаголу, и к существительному, и тем более к прилагательному.
Адвербиальные словоформы обладают позиционной, текстовой и актуализационной полифункциональностью,
которая заключается в их способности занимать в высказывании различные позиции, выполнять различные
функции.
7. Парадигматика наречия тесно связана с целым рядом других парадигм слова и предложения:
словообразовательной парадигмой слова, синтаксической и актуализационной (коммуникативной) парадигмой
предложения. Очевидно, что выявленные парадигмы присущи не только наречию, но и другим категориальным
классам слов, в том числе служебным. Таким образом, понятие парадигматики неизменяемых частей речи, в
том числе наречия, помогает показать трансформационные возможности русского языка в целом.
8. Наконец, выявление парадигматики русского наречия позволяет в перспективе на единой
теоретической основе провести корректные сопоставительные исследования, касающиеся парадигматики слов в
других языках.
Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

83
Литература
Брызгунова 1997: Брызгунова Е.А. Интонация и синтаксис // Современный русский язык: Учеб. для
филол. спец. учебных заведений / Под ред. В. А. Белошапковой. 3-е изд., испр. и доп. – М., 1997. – С. 869–902.
Всеволодова 2000: Всеволодова М.В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса: Фрагмент
прикладной (педагогической) модели языка: Учебник. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. – 502 с.
Всеволодова, Дементьева 1997 – Всеволодова М.В., Дементьева О.Ю. Проблемы синтаксической
парадигматики: коммуникативная парадигма предложений (на материале двусоставных глагольных
предложений, включающих имя локума). – М., 1997.
Всеволодова, Панков 1999: Всеволодова М.В., Панков Ф.И. Практикум по курсу «Теория
функционально-коммуникативной грамматики»: Рабочая тетрадь: Учебное пособие. – М.: Изд-во Моск. ун-та,
2005. – 208 с.
Золотова 1973: Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. – М.: Наука, 1973. –
352 с.
ЛЭС 1990: Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. – М.: Советская
энциклопедия, 1990. – 685 с.
Панков 2005: Панков Ф.И. Синтаксические позиции русских наречий. Статья 1. Позиции адвербиальных
синтаксем // Слово. Грамматика. Речь. Вып. VII: Сборник научно-методических статей по преподаванию РКИ.
– М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005. – С. 3–22.
Панков 2007: Панков Ф.И. Функционально-коммуникативная грамматика как основа
лингводидактической модели русского языка // Мир русского слова и русское слово в мире. Материалы
XI Конгресса Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы. Варна, 17–23 сентября
2007 г. Том 1. Новое в системно-структурном описании современного русского языка / Под ред.
А. А. Градинаровой. Sofia: Heron Press, 2007. – С. 190–197.
Панов 1999: Панов М.В. Позиционная морфология русского языка. – М.: Наука, Школа «Языки русской
культуры», 1999. – 275 с.
Рудницкая 1993: Рудницкая Е.Л. Сентенциальные наречия в современном русском языке. Автореф.
дис. … канд. филол. наук. – М., 1993.
Русская грамматика 1980: Русская грамматика / Гл. ред. Н. Ю. Шведова. Т. I. – М.: Наука, 1980. – 784 с.
Янко 1996: Янко Т.Е. Единицы с фиксированной коммуникативной ролью в предложении //
Коммуникативная организация высказывания. Тезисы конференции. – М.: Институт русского языка
им. А. С. Пушкина, 1996. – С. 421–422.
Янко 2001: Янко Т.Е. Коммуникативные стратегии русской речи. – М.: Языки славянской культуры,
2001. – 384 с.

The article suggests the analysis of adverbs in terms of their paradigmatics. Adverbs as the invariable part of
speech are devoid of a morphological paradigm, i.e. a system of wordforms. However, they can be considered to be in
possession of positional, contextual and communicative paradigms.
Keywords: adverbs, paradigmatics, positional, contextual, communicative paradigm.
Надійшла до редакції 11 вересня 2007 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.