Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Лидия Плешкова — ПРЕДЛОГИ С КОЛИЧЕСТВЕННЫМ ЗНАЧЕНИЕМ В РУССКОМ И БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКАХ

Розглянуто прийменники і їх аналоги, що керують кількісно-іменною сполукою, їх лексикографічну
інтерпретацію, потенціал російської і білоруської мов в утворенні і вживанні вказаних одиниць,
послідовності в компонуванні їх структурних елементів.
Ключові слова: прийменник, синтаксема, квантитатив, градуатор, апроксиматор, російська мова,
білоруська мова.

Развитие науки о языке предполагает не только изучение новых объектов исследования, но и обращение
к таким, которые уже получили достаточно полное описание в лингвистике. Применительно к категории
предлога был установлен ряд фактов, которые не соответствуют традиционному представлению об этой части
речи, и сформулированы проблемы, касающиеся границ данной категории, списков слов, относящихся к
предлогу и тяготеющих к нему, их лингвистического статуса, структуры, классификации, размежевания с
другими релятивными единицами, спектра функций предлога, конфигурации поля предлога, падежного
управления предлога и т.д. (см., например, работы [1; 2; 3; 4; 5; 6 и др.]).
© Плешкова Л.В., 2008 ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

84
Пересмотр традиционной теории о предлоге вызван целым рядом факторов, и прежде всего – новыми
знаниями о функционировании языка и его подсистем, о языковых механизмах, регулирующих функции
языковых единиц, о когнитивных закономерностях мысле- и речетворческой деятельности носителей языка.
Поэтому и возник международный проект [7] в целях изучения грамматики славянского предлога, в рамках
которого осуществлялся двусторонний российско-белорусский проект «Структура и функционирование
русской и белорусской предложных систем: сопоставительный аспект» (2004-2006 г.). Указанный этап работы
лингвистов МГУ имени М.В. Ломоносова и ГрГУ имени Янки Купалы завершен составлением реестров
белорусских и русских предлогов, которые требуют многоаспектной атрибуции.
Данная статья как составная часть указанного проекта продолжает тему, поднятую в [8; 9], где
рассматриваются предложные сочетания, образованные на основе параметрических существительных типа
высота, ширина, радиус, сумма, величина и т.п., их структура, даются их компоновки с другими единицами. В
продолжение и развитие поднятых А.В.Сентябовой и Р.Судзуки проблем в нашей статье предлагается:
а) анализ лексикографической интерпретации указанных единиц; б) уточнение и пополнение списка лексем с
параметрической семантикой, которые в той или иной своей словоформе изофункциональны предлогу,
в) выявление соотношения потенциальных параметрических предлогов с их реализацией в речи.
Объектом нашего исследования тоже являются предлоги и их аналоги с параметрическим значением,
однако границы нашего объекта имеют несколько иную, чем в указанных выше работах, конфигурацию,
поскольку критерием их выделения служит не только и не столько их синтаксемообразующая функция,
сколько их сочетаемость с квантитативом, т.е. количественно-именным сочетанием, с которым они занимают
одну синтаксическую позицию и тем самым выступают в качестве форманта единой синтаксемы [10]. С одной
стороны, это предложные сочетания, в основе которых лежат формы лексем с параметрическим значением
типа высота, длина, сила, сумма, радиус, вместимость и т.п. и которые в сочетании с первообразными
предлогами или без них выступают в релятивной функции. Например, в белорусском языке: У больш позні час
пабудова была прарэзана канавай шырынёй 25 см, глыбiнёй да 80 см i чатырма акруглымi ямамi дыяметрам
20-25 см (Интернет). С другой стороны, в поле рассмотрения входят и первообразные предлоги, оформляющие
квантитивную синтаксему, как в бел.: каля пяці метраў; звыш мільёна рублёў; ад трох да сямі чалавек. И те, и
другие единицы мы называем количественными предлогами, имея в виду не их частеречную принадлежность,
а прежде всего их предложную функцию при квантитативе, задача же по выявлению степени
опредложенности таких единиц в данной работе не ставится.
В целях получения максимально полного на сегодня списочного состава русских и белорусских
параметрических предлогов были использованы рукописные (в компьютерном наборе) Реестры – русских
предлогов М.В. Всеволодовой и ее коллег [11] и белорусских предлогов М.И. Конюшкевич [12]; словники
параметрической лексики, данные в приложениях к магистерским диссертациям С.В.Васильчик [13] и
А.В.Сентябовой [14].
Методика исследования такова: из указанных выше работ и имеющихся словарей русского и
белорусского языка сделана выборка и составлен список единиц, способных выполнить функцию предлога.
Список пополнялся потенциальными предлогами путем выборки номинаций физических величин из [15], к
которым по специализированным переводным русско-белорусским словарям [16; 17] подбирались белорусские
соответствия.
Дефиниционный анализ словарных статей позволил изучить лексикографическую интерпретацию
исследуемых единиц в обоих языках, а также верифицировать предложные функции исследуемых единиц.
Дальнейшая верификация и анализ предложных единиц осуществлялись на основе контекстов,
извлеченных из Интернет-ресурсов.
Для верификации белорусских параметрических предложных единиц мы пользовались поисковыми
системами Google (http://www.google.com) и Яндекс (http://www.yandex.ru). В целях экономии текстового
пространства ссылки на белорусскоязычные ресурсы удаленного доступа для данных контекстов опускаются.
При цитировании сохранена орфография и пунктуация источника, за исключением явных опечаток типа
унівеосітэт вместо універсітэт.
Поиск русскоязычных контекстов осуществлялся в Национальном корпусе русского языка
(http://www.ruscorpora.ru) – информационно-справочной системе объемом более 140 млн. слов, основанной на
собрании русских текстов в электронной форме. Согласно правилам использования Корпуса при цитировании
примеров, полученных с помощью данного ресурса, необходимо ссылаться на Национальный корпус русского
языка как источник примеров, а также указывать имя автора и название произведения, из которого заимствован
пример. В нашей работе указание автора и названия автоматически означает ссылку на Национальный корпус
русского языка, например: Лайнер деформировался пондеромоторными силами, возникающими при
прохождении по нему импульсного электрического тока с амплитудой 2-4 MA [Изучение фазовых
превращений в углероде при электродинамическом сжатии // «Физика твердого тела», 2004] или Высокие
заросли растений, похожих на камыши, росли в воде вдоль берега, а плоские отмели были покрыты хвощами
высотой в полтора метра и с поперечником больше двадцати пяти миллиметров [Владимир Обручев.
Плутония (1924)]. Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

85
Разработчики названного выше проекта уже обращали внимание, что большая часть современной
предложной лексики не нашла своего отражения в существующих словарях и грамматиках. Наш анализ
словарей [18 (МАС);19 (СОШ); 20 (ТСБЛМ); 21(ТСБМ)] показывает, что количественные предлоги и
предложные сочетания по их представленности в лексикографии можно условно разделить на следующие
группы.
1. Предлоги, получившие статус предлога. Это 16 первообразных предлогов в русском языке и 17 в
белорусском. Например: Отъехать с километр [МАС] – Прайсці з кіламетр [ТСБМ, 50]; Обед из двух блюд
[СОШ] – Група з пяці студэнтаў [ТСБМ]. Здесь необходимо уточнение. Нам представляется целесообразным
разграничивать два белорусских омонимичных предлога – з (са) и з, на том основании, что различия между
ними материально выражены. У первого из них (русский эквивалент – предлог с) есть фонетический вариант
са, который невозможен для второго из них (русский эквивалент – предлог из).
Таким образом, межъязыковая соотнесенность первообразных предлогов, способных выразить
количественные отношения, представлена 18 парами (примеры даются в словарях, поэтому здесь мы приводим
лишь пары единиц, эквивалентных в межъязыковом отношении (соответственно рус. – бел.): без (безо) – без; у
– у, до – да, к – да, за – за, с (со) – з (са), из – з, между – паміж, на – на, а (об) – аб, около – каля /ля, от (ото) –
ад, по – па, под – пад, сверх – зверх, через – праз/через.
2. Вторую группу количественных предлогов составляют лексемы, которые не имеют грамматической
пометы предлог, но входят в словарную статью как единицы, имеющие то или иное отношение к предлогу.
Варианты следующие.
2.1. Составные (двух- и трехчастные) предлоги отмечены в одних случаях в словарной статье, но не как
целостная предложная единица. Например: «ОТ и ОТО, предлог с род. п. <…> 4. В соединении с числительным
и предлогом «до» с другим числительным употребляется при обозначении величин, ограничивающих что-л.
Мороз от десяти до пятнадцати градусов» [МАС]; «ДА, прыназ. з Р. <…> 14. У спалучэннi з прыназ. «ад» i
другiм лiчэбнiкам ужыв. для абазначэння абмежавальных велiчынь каго-, чаго-н. Дзецi ад трох да пяцi год”
[ТСБЛМ].
В других случаях предложный характер единицы обнаруживается лишь в иллюстрации к словарной
статье. Например: бел. Спынiўся ў двух кроках ад парогу [22]; Высокi чырвонаармеец трымаў стрэльбу
напагатове i цвёрда ступаў у двух кроках за Алесем [ТСБМ]; Мястэчка знаходзiлася за сорак вёрст ад чыгункi
[ТСБМ]); рус. В двух шагах от меня [СОШ].
2.2. Лексемы маркируются в словаре как наречия (вровень [МАС, СОШ], вплоть [МАС], нараўне и
нароўнi [ТСБЛМ, ТСБМ]), но фактически входят в состав двухкомпонентных предлогов: рус. вровень с, вплоть
до, бел. нараўне з и нароўнi з, что подтверждается примерами. Лишь в словарной статье к словам нараўне и
нароўнi [ТСБМ] имеется иллюстрация наречного употребления (Лодка з параходам iшлi нароўнi), хотя в
данном случае можно говорить об амбивалентности слова нароўні; русский же эквивалент вровень, хотя
однозначно определен как наречие, в иллюстрации к статье представлен как предлог вровень с : Намело
сугоробы вровень с крышами [МАС].
Наблюдается и определенное расхождение между грамматическими пометами в рамках одной словарной
статьи. Например, в словарной статье [СОШ] к слову вплоть отмечена предложная функция сочетания вплоть
до (“Вплоть: вплоть до, в знач. предлога с род. п. “[СОШ]), но при этом остается наречным статус заглавного
слова данной статьи.
Таким образом, в разных словарях наблюдаются расхождения в описании одной и той же единицы.
2.3. Лексемы, маркированные и как предлог (предлог, в знач. предлога), и как часть речи, дериватом
которой этот предлог является. Это слова свыше (наречие и предлог) [МАС, СОШ], выше, ниже, вышэй, нiжэй
(сравнительная степень соответствующего прилагательного или наречия, наречие и предлог) [МАС, СОШ,
ТСБМ], уключаючы (деепричастие, в знач. предлога), в районе (в знач. предлога) [ТСБПШ] и др.
2.4. Некоторые предложные единицы рассматриваются под знаком ромба как устойчивые выражения.
Так, в уровень с чем дается с пометой в знач. предлога, на працягу – прыназ. Процессы идиоматизации
аналитических сочетаний наблюдаются не только в лексике, но и в грамматике; не случайно в современной
лингвистике применительно к предложным сочетаниям используется термин «релятивный фразеологизм» [23].
Предложная единица в словарной статье может стоять под знаком ромба, но при этом не содержать
никакой грамматической пометы. Это такие единицы, как в составе [МАС, СОШ] (Президиум в составе пяти
человек [МАС]), силою в, силою до, силою от… до…[МАС, СОШ]: Отряд силою в пятьсот штыков, до
пятисот штыков, от четырехсот до пятисот штыков [СОШ].
2.5. Лексемы подаются в словарных статьях как знаменательные части речи, а в иллюстрациях
функционируют как предлог. Это самая многочисленная группа единиц: рус. весом в [МАС, СОШ], на глубину
[МАС], на глубине [СОШ], с интервалом в [МАС, СОШ], в пределах [МАС, СОШ], с точностью до [МАС,
СОШ], шириною в [МАС], в… шириной [СОШ], на расстоянии, на расстоянии… от [СОШ], не больше [МАС,
СОШ], величиной с [МАС], с высоты [МАС], диаметром в [МАС], длиною почти во [МАС], мощностью в
[СОШ], по всей длине [МАС], порядка [СОШ], протяженностью свыше [МАС], размером в [МАС],
численностью в [МАС], числом [МАС], не долее [МАС], на… позже [МАС]; бел. больш за [ТСБЛМ, ТСБМ],
шырынёю ў [ТСБМ], шырынёй у [ТСБЛМ], вагой у [ТСБЛМ], на вышынi больш чым [ТСБМ], каля… даўжынёю ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

86
[ТСБМ], памерам у [ТСБМ], на працягласцi [ТСБМ], у радыусе [ТСБМ], у суме [ТСБМ], таўшчынёй каля
[ТСБМ].
Поскольку эти единицы в трактовке их предложного статуса представляют собой предмет для дискуссии,
приведем некоторые иллюстрации словарных статей: Токарь поставил два резца с интервалом в 28
миллиметров [МАС]. Вычислить с точностью до одной сотой [СОШ]. Не больше рубля [МАС]. Ствол дерева
диаметром в метр [МАС]. Мощностью в 100 лошадиных сил [СОШ]. Прошел путь порядка 10 000 км
[СОШ]. Больш за тону [ТСБМ]. Матэрыял шырынёй у адзiн метр [ТСБЛМ]. Вагой у дваццаць кiлаграмаў
[ТСБЛМ]. На вышынi больш чым тысячы метраў блiснулi ў ранiшнiм сонцы… самалёты [ТСБМ]. Гэта быў
разгром вялiкай калоны – каля трох кiламетраў даўжынёю [ТСБМ]. Калi б рассыпаць Гiмалаi па ўсёй зямлi,
то атрымаўся б пласт таўшчынёй каля 20 метраў [ТСБМ].
Мы не отмечали случаи, когда некоторые слова в иллюстрации выполняют функцию предлога, но не с
квантитативом (например, ценою чего, в расчете на что, в рамках чего; цаной чаго, коштам чаго, на ўзроўнi
чаго) и тем самым выходят за рамки нашего объекта, хотя в других контекстах они могут выражать и
количественное значение: ценою в миллион рублей; в расчете 20 г на литр воды; коштам пяцьсот долараў; на
ўзроўні чатырох метраў ад падлогі.
Разумеется, отнесение предложных единиц к тому или иному подпункту в рамках 2-й группы весьма
условно. Нам важно было разграничить указанные выше единицы не только в зависимости от их места в
словарной статье и имеющихся при них грамматических пометах, но и в зависимости от того, дериватами какой
части речи они являются.
3. Лексемы, употребление которых в функции предлога мы предполагаем возможным, но словарная
статья не содержит ни грамматических помет, ни иллюстраций их предложного употребления. Это также
достаточно обширная группа, которая постоянно пополняется за счет параметрических предложных единиц
(например, рентабельностью – рэнтабельнасцю, себестоимостью – сабекоштам и др.). Как уже отмечалось,
эти лексемы в силу их отнесенности к научным предметным областям знания мы извлекали из других
источников [15].
Таким образом, в словари вошли далеко не все предложные единицы, способные выразить отношение
количества. Появление представленных к печати Реестров русских предлогов М.В.Всеволодовой и, вслед за
«Тлумачальным слоўнікам беларускiх прыназоўнiкаў» П.П Шубы, Реестра белорусских предлогов и их
аналогов М.И.Конюшкевич. должно заполнить эти лакуны в представлении предложных функциональных
единиц как в белорусской, так и в русской лексикографии.
Словоформы параметрических лексем типа массой, в радиусе и под. оставаясь в пределах своей части
речи – имени существительного, в определенной позиции могут быть «коррелятами предлогов» [25, с. 90]. Как
отмечает М.В. Всеволодова, в структуре поля предлогов словоформы такого типа примыкают к ядру
(«собственно предлогу»), т.е. входят в состав приядерной зоны [2, с. 40].
Р. Судзуки выделяет 3 типа форм, в которых параметрические существительные выступают в функции
коррелята предлога: 1) «творительный падеж без предлога» типа глубиной: озеро глубиной 25 метров; 2) «с +
творительный падеж» типа с глубиной; 3) с первообразными предлогами в форме другого падежа (например: в
глубину (в + винительный падеж), на глубину (на + винительный падеж), на глубине (на + предложный падеж), с
глубины (с + родительный падеж) и под.) [26, с. 117]. Базовой она считает форму «творительного падежа без
предлога». Другие формы, по ее мнению, «находятся с базовой формой в отношениях свободного варьирования
или дополнительной дистрибуции» [26, с. 117].
Существенна оговорка Р. Судзуки, что вышеизложенная ею типология форм справедлива «для основной
группировки» [26, с. 117], ибо, как показывает наш материал, эта особенность характерна не для всех
параметрических слов: некоторые параметрические лексемы не имеют этой базовой одиночной формы
творительного падежа в предложной функции: скорость, температура, параметры и др.: двигатель со
скоростью 500 оборотов в минуту, но не * двигатель скоростью 500 оборотов в минуту [27, с. 69]; кипение
при температуре 100˚, но не кипение температурой 100˚; объект с параметрами 3х4х2м, но не * объект
параметрами 3х4х2м. Полный список лексем, формы которых не могут быть употреблены в тв. п. без
первообразного предлога, равно как и тех, которые не употребляются с первообразными предлогами, предстоит
еще исчислить, так же как и причины, ограничивающие такое употребление.
Одиночной релятивной словоформой, по мнению исследователей, способна выступать только базовая
словоформа творительного падежа; наш материал подтверждает это численностью контекстов типа: На
вершину Фавора ведет дорога длиной 8 км [Торопцева Нина. Паломничество по Святой Земле в конце ХХ века
// «Альфа и Омега», 2000–2001]; Сучленены аўтобус даўжынёй 16,5 м Ікарус-280 прыйшоў на змену Ікарусу-
180. Однако системный характер носит и одиночная словоформа родительного падежа параметрического
имени, не отмеченная в работах А.В. Сентябовой и Р. Судзуки. Например, в бел.: У яго [сына] і ногі вельмі
доўгія (гэта яшчэ на УЗІ бачылі) і сама лапка 10 см даўжыні, хаця у таты пачэсны 42 памер (А.Глобус).
Правда, в таких случаях для данной словоформы характерна постпозиция по отношению к квантитативу.
Видимо, форму родительного падежа можно рассматривать как альтернативную для высказываний, в которых
квантитатив предшествует параметрической лексеме, хотя и форма творительного в этих случаях вполне
корректна: лапка 10 см даўжынёй. Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

87
Параметрические предлоги выполняют по крайней мере две взаимодополняющие функции: они вводят в
высказывание а) квантитатив (числовой показатель или в сочетании с существительным в родительном падеже,
которое является названием единицы измерения и может быть дано в сокращении [26, с. 117]); например: на
глубине пять метров – на глубине 5 м; б) «сравнительную характеристику объекта, при имени которого они
занимают позицию» [2, с. 40] (например: размером с Останкинскую телебашню).
А.В. Сентябова предложила разделить параметрические лексемы в зависимости от предметной области
их употребления на пять групп: 1) физические величины (индукция, частота, фаза); 2) математические
величины (высота, длина, ширина, окружность); 3) биологические величины (калорийность, численность);
4) химические величины (крепость, минерализация); 5) экономические величины (стоимость, цена) [14]. Этот
ряд представляется открытым, так как в каждой науке есть термины и понятия, присущие только этой отрасли
знания.
Специфической чертой рассматриваемых предложных единиц является их способность присоединять
вводимый квантитатив не только непосредственно, но и при помощи дополнительных, усложняющих
структуру предложного образования компонентов. Р.Судзуки подает их как «строевые компоненты,
осложняющие основную параметрическую словоформу» [26, с. 118]. Данные строевые компоненты
располагаются в постпозиции к параметрическому существительному. По формальному критерию автор
указанной работы делит эти строевые компоненты на предлоги-экспликаторы и компаративы-конкретизаторы,
правда, признавая достаточную условность такого разграничения, т.к. эти две группы изофункциональны.
А.В. Сентябова, учитывая «способность/неспособность управлять падежной формой нумератива» [9, с. 194],
выделяет предлоги-градуаторы и собственно аппроксиматоры, выраженные частицами.
Обращено внимание исследователей и на выражение лексического компонента квантитативных
синтаксем. На материале белорусского языка способы выражения лексического компонента синтаксемы,
образуемой параметрическими предлогами обзорно представлены в [28], но открытость списка предложных
единиц, отсутствие их четкой классификации по ряду параметров, модели образования, особенности
реализации лексического компонента в каждой предметной области открывают широкий простор для
исследования.
Системность и модельность образования параметрических предлогов делает возможным их
прогнозирование путем моделирования. Так, М.И. Конюшкевич предложила две потенциально возможные
единицы: этажность (в 2003 году [29]) и вариативность (в 2005 году [27]), которые способны выполнять
функцию предлога в базовой форме творительного падежа – одиночные (этажностью, вариативностью) либо
в сочетании с первообразными предлогами. Были приведены примеры предложных сочетаний дома с
этажностью от 50 до 100 этажей [29, с. 190]; единица с вариативностью 20 вариантов/единиц [27, с. 69]. И
если на время приведения этих единиц контексты еще не были найдены, то на сегодня нами уже найдено 2
контекста с первой из этих лексем, где она функционирует как предложное сочетание:
(1) При этом институт стремится к широкому использованию современных технологий и
технически современных материалов; освоено проектирование каркасных зданий по технологии КУБ-2,5;
институт готовится к проектированию монолитных зданий этажностью до 20 этажей и более
[Г.С. Пищальников. ООО «Пермгражданпроект» — 70 лет // «Пермский строитель», 2003.12.19].
(2) Учитывая дефицит средств в бюджете города, департамент экономики, промышленности и
планирования внес предложение о привлечении средств застройщиков, ведущих подготовку или начавших
строительство зданий этажностью выше 10 этажей [Выше крыши // «Биржа плюс свой дом» (Н. Новгород),
2002.08.12]
Второй же предлог (вариативностью) пока не востребован речевой практикой, но вошел в
сформированный нами список русских и белорусских лексем с параметрической семантикой, которые в той или
иной своей словоформе способны функционировать как предлог. Список пополнен при верификации ранее
полученных параметрических единиц в речи. Так было, к примеру, с лексемой водоизмещение, которую мы
обнаружили при поиске контекстов с предложными дериватами лексемы длина (Представьте себе корабль
водоизмещением несколько тысяч тонн, длиной около 100 м, который, атакуя или уходя от удара, идет на
глубине почти километр со скоростью 45 узлов (90 км/ч). [Ф.М. Митенков. Судовая ядерная энергетика //
«Вестник РАН», 2003]).
Белорусские параметрические существительные были выявлены в количестве 194 единиц, русские – в
количестве 184. Сравнение в количественном отношении со списком А.В. Сентябовой, в котором
насчитывается 132 слова с параметрической семантикой (для русского языка), свидетельствует о том, что поиск
новых субстантивных лексем, обозначающих параметры, неизбежно приведет к их обнаружению, так как
развитие научной картины мира бесконечно, а резервы языка неисчерпаемы.
Тот факт, что в белорусском материале насчитывается на 10 лексем больше, чем в русском, объясняется
тем, что одной единице русского языка могут соответствовать две единицы белорусского языка (вероятность
– вераемнасць, імавернасць; восприимчивость – успрыімлівасць, успрымальнасць; крепость – крэпасць,
мацунак; облученность – абпрамененасць, апрамененасць; размер – памер, размер; растяжение –
расцягненне, расцяжэнне; расход – выдатак, расход; расширение – пашырэнне, расшырэнне; светимость –
свяцільнасць, свяцімасць; скорость – скорасць, хуткасць; состав – састаў, склад; тираж – наклад, тыраж; ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

88
урожайность – ураджайнасць, урадлівасць; число – лік, чысло). С одной стороны, это результат
калькирования с русского слова (крэпасць, размер, расцяжэнне, расход, расшырэнне, свяцімасць, скорасць,
састаў, тыраж, ураджайнасць, чысло), с другой, – в самом белорусском языке существует вариативность:
абпрамененасць – апрамененасць [16;17].
Кроме того, и белорусской лексеме могут соответствовать 2 и даже 3 единицы русского языка (колькасць
– количество, численность; прадуктыўнасць – продуктивность, производительность; працягласць –
длительность, продолжительность, протяженность).
В данный список вошли как единицы, дериваты которых употреблены в речи (Для этой цели
использовался десантно-танковый корабль (ДТК), сравнимый с легким крейсером длиной 100 м и
водоизмещением 4 тыс. т. [Владимир Невежин. Кровавое лето 44-го. Нормандский вариант // «Вокруг света»,
2004]; Сямейства прадстаўлена як гігантамі даўжынёй больш за 3 м, так і вельмі дробнымі змейкамі
даўжынёй каля 10 сантыметраў), так и те, которые могут образовать потенциальные параметрические
предлоги по базовой модели «творительный падеж / с (з) + творительный падеж» (энтропией – энтрапіяй,
вариативностью – варыятыўнасцю, балансом – балансам и др.).
Параметрические существительные представлены в начальной форме, т.е. в именительном падеже
единственного числа, но некоторые из них в предложной функции способны выступать лишь в формах
множественного числа. Например, лексема параметр функционирует в роли предлога только в форме мн. ч.,
поскольку эти параметры даны в совокупности: Недавно во время слесарно-механической практики в
Петрозаводском техникуме городского хозяйства блондинке с параметрами 83-61-84 пришлось орудовать
сверлом, выбивать ямки долотом и кусать провод кусачками [Антон Елин. «$1 000 000 — это, конечно, не
подарок». Мисс Европа и ее ум // «Известия», 2003.02.12].
Иначе говоря, лексема параметры и остальные включаемые в это понятие лексемы находятся между
собой в родо-видовых отношениях: В ходе испытаний прошел апробацию буровой раствор со следующими
параметрами: плотностью 1,03-1,07 г/см; динамической вязкостью 45-65 с; рН — 8,0-8,5; статическим
напряжением сдвига min/max 6/12 дПа за 1 мин и 20/40 дПа за 10 мин; статической вязкостью 6-12 мПа’С;
динамическим напряжением сдвига 36-45 дПа [Испытания буровой установки УГБ-150 для строительства
газопроводов // «Газовая промышленность», 2004].
Наблюдаются случаи асимметрии в межъязыковой корреляция по числу параметрических словоформ,
выступающих в функции предлога. Так, в белорусском языке существительные адносіны и суадносіны – pluralia
tantum. В русском языке им соответствуют существительные отношение и соотношение, имеющие и
единственное, и множественное число, но при этом первое из них в принципе не может выступать формантом
квантитативной синтаксемы, а второе функционирует в роли такового лишь в форме единственного числа;
сравн.: бел. у суадносінах 1 да 8 – в соотношении 1 к 8.
Чтобы судить о релятивных возможностях параметрических лексем, на данном этапе исследования нам
достаточно было хотя бы одного контекста, в котором параметрическое существительное выступает в роли
предлога. Контексты показали, что из 194 белорусских параметрических существительных свой предложный
потенциал подтвердили 100 лексем, что составляет около 52 % от их общего количества. Для русского языка
процент значительно выше – 77 % (142 из 184 единиц).
Различие в межъязыковом отношении объясняется, во-первых, тем, что белорусскоязычных научных
текстов, где данные предложные единицы в основном и функционируют, значительно меньше, чем
русскоязычных. К тому же эти тексты, в отличие от русскоязычных, представленных в Национальном корпусе
русского языка, не всегда доступны в электронном виде в Интернете, где мы осуществляли поиск контекстов.
Таким образом, возможность обнаружить контексты с параметрическими предложными единицами,
образованными по существующей модели, но пока еще не подтвержденными речевой практикой, на порядок
выше для русских лексем.
Во-вторых, данных лексем в белорусском языке больше, чем в русском (194 против 184), поэтому даже
при одинаковом количестве реализаций в речи хотя бы одного из членов семантической парадигмы для
белорусского и русского языков в процентном соотношении белорусские единицы уступили бы русским.
Итак, не все из потенциальных параметрических предлогов востребованы речевой практикой, однако
системность появления этих единиц помогает выявить этот потенциал.
В указанных работах Р.Судзуки и А.Сентябовой рассматривалась структура предложных сочетаний,
основанных на словоформе параметрической лексемы. В состав таких сочетаний, кроме самого
параметрического предлога, могут входить:
1) первообразный предлог, образующий вместе с параметрической лексемой предложно-падежную
словоформу, которая изофункциональна предлогу (praep);
2) предлоги-градуаторы: а) первообразные и вторичные предлоги (gradpr); б) откомпаративы (gradcomp);
3) аппроксиматоры (approx).
Под откомпаративами мы понимаем следующие единицы: (не) больше, (не) больше чем, (не) более, (не)
более чем, (не) меньше, (не) меньше чем, (не) менее, (не) менее чем – для русского языка, (не) больш, (не) больш
чым/як/за/ як за/чым за, (не) болей, (не) болей чым/як/за/як за/чым за, н(е) менш, (не) менш
чым/як/за/як за/чым за, (не) меней, (не) меней чым/як/за/як за/чым за – для белорусского языка, а также Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

89
подобные им выше – вышэй и т.д., которые также могут быть осложнены отрицательной частицей не и
компараторами (термин М.И.Конюшкевич) чем (в русском языке), чым, як, за и их сочетаниями як за/чым за (в
белорусском).
Вопрос о статусе аппроксиматора (включать его в состав форманта или лексического компонента
синтаксемы) еще не решен, но, учитывая регулярность его появления, мы рассматриваем его в составе
параметрического предложного сочетания.
Возможные комбинации указанных выше строевых компонентов параметрической предложной единицы
представим в виде таблицы (см. ниже).
Таблица 1
Сочетаемость компонентов параметрической предложной единицы

Предлог-градуатор
praep parametr gradpr gradcomp approx Пример
+ длиной / даўжынёй
+ + с длиной / з даўжынёй
+ + длиной в / даўжынёй у
+ + + с длиной в / даўжынёй у
+ + длиной более / даўжынёй болей
+ + + с длиной более / з даўжынёй болей
+ + длиной почти / даўжынёй амаль
+ + + с длиной почти / з даўжынёй амаль
+ + + длиной почти в / даўжынёй амаль у
+ + + + с длиной почти в / з даўжынёй амаль у
+ + + длиной более чем в / даўжынёй у болей
за
+ + + + с длиной более чем в / з даўжынёй у
болей за

При прямом порядке слов, если это можно применить к предложной единице, указанные выше
компоненты располагаются следующим образом. Сначала praep, за которым следует parametr, далее approx и
завершает предлог-градуатор (gradpr или gradcomp), который управляет квантитативом. Например, в выделенной
синтаксеме предложения Погибшие листья вегетативных побегов появляются уже после нескольких дней
вегетации растений при1 длине2 всего лишь3 около4 3 [трех]5 см и массе сухого вещества в несколько десятков
миллиграммов [Фитоэкдистероиды (2003)], формант – при длине всего лишь около, а лексический компонент –
3 см, состоящий из нумератива (num) 3 и генитива (gen) сантиметров.
Однако такой порядок далеко не всегда реализуется в речи. Прежде чем перейти к этому вопросу,
сделаем одно замечание.
Предлог praep всегда находится в препозиции к parametr и отрывается от parametr только при наличии
конкретизатора, выраженного такими именами прилагательными, как общий / агульны, максимальный /
максімальны, минимальный / мінімальны, предполагаемый / меркаваны, расчетный / разліковы, и т.п.: Для
постоянного питья и приготовления пищи пригодна пресная вода с [praep] общей минерализацией [parametr]
до [gradpr] 0,5-1 г/л. [Маша Метелкина. Потому, что без воды… // «100% здоровья», 2003]; І ўжо ў маі 1945-га
водная артэрыя стала судаходнай на ўсім шляху, а гэта ўжо 110 кіламетраў штучнага канала пры [praep]
агульнай даўжыні [parametr] 196. В связи с этим при дальнейшем рассмотрении последовательностей
компонентов синтаксемы praep подается в скобках, так как при своем наличии в составе форманта синтаксемы
он в любом случае будет находиться перед parametr.
Рассмотрим возможные варианты следования компонентов синтаксемы (компонентов как самого
форманта синтаксемы, так и компонентов ее лексической части).
1. Если формант синтаксемы представлен только параметрической лексемой, изофункциональной
предлогу, то возможны следующие варианты.
1.0. (praep) parametr + num + gen: 58-летний монтер Уильям Уолкер, увлекающийся в свободное время
палеонтологией, копался в глиняной яме и вдруг извлек из нее коготь [динозавра] длиной тридцать один
сантиметр [Во всем мире // «Знание — сила», 1987]; У 1770–1784 гадох пракапаны Агінскі канал даўжынёй 54
кілямэтры. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

90
1.1. num + gen + (praep) parametr: Вытянутая, 58 сантиметров длиной, фигурка мужчины напоминает
работы Джакометти, только выполнена она на пять тысяч лет раньше [Алексей Мокроусов. На тосканских
холмах, или Волтеррианство // «Домовой», 2002.09.04]; Улетку 1996 года новазеландзец з Велінгтона Алан
Маккей пусцiў мыльную бурбалку 32 метры даўжынёю.
1.2. gen + num + (praep) parametr: На нем лежали обломки сухой конопли примерно одного размера,
миллиметра два-три длиной, состоявшие из черенка листа и коротенького отрезка ножки, — поэтому все
они были одинаковой треугольной формы [Виктор Пелевин. Жизнь насекомых (1993)]; Кажуць, у абход
абшырнай грабніцы, направа, ёсць мураваны праход крокаў 60 даўжыні, і праз яго ўходзіцца ў сховы са
старымі кнігамі.
1.3. (praep) parametr + gen + num: Во дворе завода стоял сварной сарай длиной метров пятьдесят.
[Дмитрий Гронский. Наследник империи // «Автопилот», 2002.03.15]; Ільга сказаць, што людзей больш за 15
тысячаў чалавек, бо калёна даўжынёю мэтраў 900 яшчэ ідзе па вуліцы Сурганава, а недзе каля 5 тысяч стаяць
вакол капліцы.
2. При наличии предлога-градуатора, выраженного первообразным или вторичным предлогом, мы имеем
дело с такими последовательностями.
2.0. (praep) parametr + gradpr + num + gen: В 1967 году проложена первая нитка газопровода Средняя
Азия-Центр длиной свыше 2000 км [Газ // «Вечерняя Москва», 1971.06.21]; Унутры так званага айсберга была
ўманціравана наймагутнейшая таранная машына са стальным біўнем даўжынёй у сто метраў.
2.1. (praep) parametr + gen + gradpr + num: Жахалка делалась из ключа и гвоздя, соединенных между
собой куском веревки длиной сантиметров в восемьдесят [Алексей Козлов. Козел на саксе (1998)]: Ягоныя
пазногці былі жоўта-шэрыя, войстрыя, як кіпці, ды крывыя, даўжынёю сантымэтраў на пяць.
2.2. gradpr + num + gen + (praep) parametr: Это был один из самых больших ледников в мире, свыше 70
километров длиной [Михаил Ромм. Штурм Пика Сталина (1933–1937)]; Усе экспанаты – гэта вырабленыя
майстрам музычныя інструменты: акарыны, жалейкі, дудачкі, паляўнічыя ражкі і нават сярэднеазіяцкая
зурна ў два з паловай метры даўжынёй.
2.3. gen + gradpr + num + (praep) parametr: На палубе Гриц увидел, что корабль большой, шагов с
полсотни [cvantitativ] длиной [Житков Борис. Черные паруса (1930)]; З тонкіх, моцных вусікаў ён сплёў вяроўку
футаў на дваццаць даўжынёй.
3. Если предлог-градуатор представлен откомпаративом, мы имеем следующее.
3.0. (praep) parametr + gradcomp + num + gen: Если вы все-таки решили разориться на шампуры, лучше
всего покупать стальные — длиной не менее 50 см, толщиной 2,5 мм и непременно с витой ручкой [Сергей
Синельников, Татьяна Соломоник, Илья Лазерсон. Я из всего шашлык сделаю! // «Петербургский Час пик»,
2003.09.03]; Але Карсан ніколі не зможа такой зрабіць: кусты маглі даць толькі малюсенькія галінкі,
даўжынёй не болей як фут.
3.1. gradcomp + num + gen + (praep) parametr: Перед ним был великолепный представитель семейства из
воинственного подотряда зубатых китов, не менее двадцати пяти метров длиной [Григорий Адамов. Тайна
двух океанов (1939)]; Там будавалася каля таго самага возера Выг Дуброўская грэбля больш 3-х км даўжыні.
Синтаксемы белорусского языка, содержащие откомпаратив с компаратором за (предлог), занимают
промежуточное положение между группой 2 и 3, но по представленности возможных компоновок мы относим
его в группу 3: Расцяжка даўжынёй больш за 10 метраў была добра бачная не толькі людзям, якія
знаходзіліся ў раёне правядзення акцыі, але і кіроўцам аўтамабіляў і пасажырам грамадскага транспарту;
Гэта вялікая, больш за метр у даўжыню істота, з ярка зялёнай, з металічным адценнем афарбоўкай, вялікімі
крыламі, сіне-блакітнай спінай і жыватом малінавага колеру.
4. Синтаксемы с аппроксиматором в составе форманта имеют следующие структурные разновидности.
4.0. (praep) parametr + approx + num + gen: Очень вероятно, что и без того длинный модельный ряд
«Опеля» пополнят суперкомпактом длиной всего 3 м [Владимир Соловьев, Сергей Канунников. Лицом к лицу //
«За рулем», 2004]; Завершаны пускавы комплекс лініі на ўчастку “Рось — Гродна” даўжынёй амаль 100
кіламетраў.
4.1. approx + num + gen + (praep) parametr: В первую очередь бросаются в глаза необычно большие
размеры: почти 4 метра в длину и более 1 метра в ширину [Страна детства // «Народное творчество», 2003]; І
раптам Слонік адчуў, што ножкі яго заслізгалі па зямлі, і ён закрычаў праз нос, які зрабіўся ў яго амаль што
пяць футаў даўжынёю: — Хобідзь! Пакідзьце! Я больш дзе багу!
5. При наличии и аппроксиматора, и предлога-градуатора, выраженного первообразным или вторичным
предлогом, возможны следующие последовательности.
5.0. (praep) parametr + approx + gradpr + num + gen: А делается это так: сложим вместе 8
синтетических веревочек длиной примерно по 1 метру, слегка скрутим получившийся пучок и захлестнем его
за какой-нибудь вертикальный стержень [Татьяна Геркулесова. У вас есть конь? Нет? Тогда — за дело! //
«Трамвай», 1990]; У ім ўпершыню, яшчэ у семідзесятых гадох, ўбачыў я Кандэлябр Паракаса – вялічэзную выяву
даўжынёю амаль у дзьве сотні мэтраў.
5.1. approx + gradpr + num + gen + (praep) parametr: На всю Персию была одна железная дорога,
приблизительно в пятнадцать километров длиной, между не то Тегераном, не то Тавризом и местом, Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

91
которое называлось Керманшах и почиталось (почему — не помню) местом паломничества [Антоний (Блум),
митрополит Сурожский. Без записок (1973)]; Нож складаўся з крамянёвага ляза ўсяго ў 4 см даўжынёю.

6. При наличии аппроксиматора и откомпаратива из двух гипотетических последовательностей
реализуется только первая:
6.0. (praep) parametr + approx + gradcomp + num + gen: Большинство площадок представляют собой
дорожки длиной чуть более 6 м и шириной около метра [Александр Медведев. Пространство гольфа //
«Ландшафтный дизайн», 2001]; Паездка аказалася даўжынёю ўжо больш за 14 гадоў.
6.1. *approx + gradcomp + num + gen + (praep) parametr.
7. Если формант синтаксемы включает в свой состав gradpr и gradcomp, то последовательности можно
представить так.
7.0. (praep) parametr + gradcomp + gradpr + num + gen: Так было положено начало пути длиной более чем в
десятилетие [cvantitativ], на котором компании-производители успешно претворяли в жизнь постулаты
мастера «отсечения всего лишнего» [Елена Квятковская. Филипп Старк ставит мыльную оперу // «Мир & Дом.
City», 2004] Для белорусского языка контекста с 7.1 мы не обнаружили, хотя образование аналогичной
синтаксемы система языка позволяет: даўжынёю больш чым у дзесяцігоддзе.
7.1. (praep) parametr + gradpr + gradcomp + num + gen: Астатнім дасталіся чэргі за жыльлём даўжынёю ў
больш за 10 гадоў, танная гарэлка і сьвята душы на дачна-палявых працах.
7.2. *gradcomp + gradpr+ num + gen + (praep) parametr. Данная последователь-ность не реализована ни в
русском, ни в белорусском языке.
7.3. * gradpr + gradcomp + num + gen + (praep) parametr. Контексты не обнаружены.
Прокомментируем компоновки.
1) Последовательности, представленные с цифрой 0 (1.0, 2.0, 3.0 и т.д.), имеют прямой порядок
следования компонентов.
2) Предложная параметрическая единица может быть не только предлогом (1.0, 1.3), но и послелогом
(1.1, 1.2), предложным сочетанием, а также может обрамлять лексический компонент (2.2, 3.1, 4.1, 5.1) и
разрывать его (2.1, 2.3).
3) Синтаксему в высказывание вводит формант, и препозитивный praep является тем компонентом
форманта синтаксемы, который за это отвечает. При отсутствии такового роль вводящего форманта синтаксемы
выполняет параметрический компонент parametr.
4) Предлог-градуатор (gradpr и gradcomp) всегда будет находиться перед лексическим компонентом, а в
том случае, если последний выражен нумеративом / квантитативом в сочетании с единицей измерения (gen), то
– в препозиции к первому из них, так как именно предлог-градуатор в составе форманта синтаксемы управляет
падежной формой числительного или его субститута.
5) При gradpr/gradcomp аппроксиматор, как не управляющий компонент, занимает положение перед
предлогом-градуатором.
6) Значение приблизительности может передаваться:
a) при помощи какого-либо компонента аппроксиматоров или предлогов gradpr (около/каля, с (со)/з);
b) порядком следования составляющих лексического компонента с препозицией генитива (метров пять).
Следует отметить, что речевая практика не подтверждает наличие сочетаний типа *приблизительно
(approx) метров пять и *с (gradpr) метров пять, но вполне системным является интерпозиция gradpr между gen
и num типа шагов с двадцать. Это можно объяснить следующим образом. Поскольку, как уже указывалось
выше, статус аппроксиматора до конца не определен, то он может входить и в состав лексического компонента,
и в таком случае мы наблюдаем избыточность в выражении значения приблизительности (и аппроксиматор, и
порядок gen + num). Для предлога gradpr на первом месте стоит грамматика, а не лексика, т.е. способность
управлять падежной формой нумератива, а не выражение значения приблизительности, и он находится в
препозиции по отношению к нумеративу, а не к генитиву.
7) Если формант синтаксемы включает в свой состав gradpr и gradcomp (7.1 и 7.2), то в русском и
белорусском языках наблюдается различие в порядке функционирования этих компонентов. В первом случае
gradpr находится в постпозиции к откомпаративу и препозиции к нумеративу, формой которого управляет
(более чем в сколько единиц). В белорусском языке компараторов (чым, як, за) больше, чем в русском, поэтому
образованию указанной выше формы ничто не препятствует (т.к. есть компаратор чым), но у нас нет
подтверждения ее реализации в речи. Последовательность gradpr + gradcomp + num, возможная в белорусском
языке благодаря наличию отпредложного компаратора за, управляющего падежной формой числительного и
тем самым освобождающего от данной функции предлог gradpr,, для русского языка невозможна в силу
отсутствия такого компаратора.
Указанные выше последовательности, как правило, реализуются в параметрических предложных
единицах (предлогах и предложных сочетаниях), образованных от тех параметрических лексем, которые
общеизвестны и общеупотребительны (например, высота, глубина, длина, ширина). Для научной же речи, где
функционирует большинство параметрических предложных единиц, характерен прямой порядок следования ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

92
составляющих синтаксемы, однако возможность инверсивного порядка системой языка заложена. Иное дело,
что в каждом из языков востребованность этого потенциала различна.

Литература
1. Всеволодова М.В. Предлог как грамматическая категория: проблемы дефиниции, типология,
морфологические и синтаксические характеристики // Вопросы функциональной грамматики: сб. науч. тр. –
Вып. 4 / Под ред. М.И. Конюшкевич. – Гродно: ГрГУ, 2002. – С. 14-25.
2. Всеволодова М.В., Клобуков Е.В., Кукушкина О.В., Поликарпов А.А. К основаниям функционально-
коммуникативной грамматики русского языка // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. – 2003. – № 2. – С. 17-59.
3. Всеволодова М.В. Вопросы грамматического описания категории предлога // Вопросы
функциональной грамматики: сб. науч. тр. Вып. 5 / Отв. ред. М.И. Конюшкевич. – Гродно: ГрГУ, 2005. – С. 19-
28.
4. Клобуков Е.В. Переходные процессы в образовании служебных частей речи // Вопросы
функциональной грамматики: сб. науч. тр. Вып. 4 / Под ред. М.И. Конюшкевич. – Гродно: ГрГУ, 2002. – С. 3-
13.
5. Конюшкевич М.И. К вопросу о предлоге как единице языка // Вопросы функциональной грамматики:
сб. науч. тр. Вып. 4 / Под ред. М.И. Конюшкевич. – Гродно: ГрГУ, 2002. – С. 25-32.
6. Конюшкевич М.И. О механизме опредложивания знаменательной лексики // Лінгвістичні студії:
зб. наук. праць. Випуск 13 / Укл. А.П. Загнітко (наук. ред.) та ін. — Донецьк: ДонНУ, 2005. — С. 65-70.
7. Всеволодова М.В. Межнациональный проект «Восточнославянские предлоги в синхронии и
диахронии: морфология и синтаксис» // Славянское языкознание: К XIII Международному съезду славистов. –
М., 2003. – С. 42-61.
8. Судзуки Р. Структура словоформы параметрических существительных-коррелятов предлога //
Лінгвістичні студії: Зб. наук. праць. Випуск 14 / Укл.: А.П. Загнітко (наук. ред.) та ін. – Донецьк: ДонНУ, 2006.
– С. 111-116.
9. Сентябова А.В. Предложно-падежные синтаксемы с нумеративно-именным лексическим компонентом
в русском и белорусском языках: сходства и различия // Лінгвістичні студії: зб. наук. праць. Випуск 15 / Укл.
А.П. Загнітко (наук. ред.) та ін. — Донецьк: ДонНУ, 2007. – С. 191-195.
10. Конюшкевич М.И. Предлог как синтаксемообразующий формант и структура синтаксемы //
Лінгвістичні студії: Зб. наук. праць. Випуск 14 / Укл. А.П. Загнітко (наук. ред.) та ін. – Донецьк: ДонНУ, 2006. –
С. 73-79.
11. Всеволодова М.В., Клобуков Е.В., Кукушкина О.В., Поликарпов А.А. и др. Материалы к словарю
русских предложных единиц (предлоги и их эквиваленты). Функциональная грамматика реального
употребления. Вып.1. Атрибутированный список в диапазоне букв А-И. Неатрибутированный список в
диапазоне букв К-Ю (в печати).
12. Канюшкевіч М.І. Беларускія прыназоўнікі і іх аналагі. Граматыка рэальнага ўжывання: Матэрыялы
да слоўніка. Атрыбутаваны спіс (дыяпазон А-К). Неатрыбутаваны спіс (Л-Я). Рукапіс.
13. Васильчик С.В. Количественные предлоги в русском и белорусском языках: семантика, морфология,
синтаксис (приложения): Магистер. дис. … степени магистр: 10.02.02 / Васильчик С.В.; УО «Гродненский
государственный университет имени Янки Купалы»; Науч. рук. – Конюшкевич М.И. – Гродно, 2004. – 72 с.; 72
с. приложения.
14. Сентябова А.В. Предложно-падежные синтаксемы с нумеративно-именным лексическим
компонентом в русском и белорусском языках: типы и структура: Магистер. дис. … степени магистр: 1-21.05.02
/ Сентябова А.В.; УО «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы»; Науч. рук. –
Конюшкевич М.И. – Гродно, 2006. – 108 с.
15. Чертов А.Г. Физические величины: (Терминология, определения, размерности, единицы): справ.
пособие. – М.: Высш. шк., 1990. – 335 с.
16. Русско-белорусский политехнический словарь: в 2 т. / Ред. И.Л. Бурак и др. – Минск: Беларуская
навука, 1997-1998. – 2 т.
17. Русско-белорусский словарь математических, физических и технических терминов / Н.Н.
Костюкович, В.В. Люштик, В.К. Щербик; Под ред. Н.Н. Костюковича. – Минск: Бел. энцыклапедыя, 1995.
18. Словарь русского языка / Под ред. А.П. Евгеньевой: в 4 т. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Русский язык,
1981-1984. – 4 т.
19. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. – М.: – 22 изд. – Русский язык, 1990.
20. Тлумачальны слоўнiк беларускай лiтаратурнай мовы / Пад рэд. М.Р. Суднiка, М.Н. Крыўко. – Мн.:
БелЭН, 1996.
21. Тлумачальны слоўнік беларускай мовы: у 5 т. – Мінск: Беларус. Сав. Энцыклапедыя, 1977-1984. –
5 т.
22. Шуба П.П. Тлумачальны слоўнік беларускiх прыназоўнiкаў. – Мiнск: Нар. асвета, 1993. – 168 с.
23. Шиганова Л.А. Релятивные фразеологизмы русского языка. – Челябинск, 2003. Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

93
24. Конюшкевич М.И. Парадигмы на рубежах веков (Научная школа Е.Ф. Карского в свете парадигмы
конца ХХ века) // Paradygmaty filozofii języka, literatury i teorii tekstu. – Slupsk, 2004. – S. 81-91.
25. Всеволодова М.В. Грамматика славянского предлога: системные явления в категории предлога
(результаты первого этапа работы) // Е.Ф. Карский и современное языкознание: материалы Х междунар.
Карских чтений: В 2 ч. Ч. 1/ Отв. ред. М.И. Конюшкевич. – Гродно: ГрГУ, 2005. – С. 86-96.
26. Судзуки Р. Словоформы параметрических существительных как корреляты предлогов: структура и
управление // Е.Ф. Карский и современное языкознание: материалы Х междунар. Карских чтений: В 2 ч. Ч. 1 /
отв. ред. М.И. Конюшкевич. – Гродно: ГрГУ, 2005. – С. 116-121.
27. Конюшкевич М.И. Русские и белорусские предлоги: списочный состав, закономерности образования,
первый опыт сопоставления // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. – 2005. – № 5. – С. 64-79.
28. Конюшкевич М.И. Способы выражения лексического компонента синтаксемы (синтаксической
позиции), маркированной предлогом (на материале белорусского языка) // Е.Ф. Карский и современное
языкознание: материалы Х междунар. Карских чтений: В 2 ч. Ч. 1 / отв. ред. М.И. Конюшкевич. – Гродно:
ГрГУ, 2005. – С. 104-116.
29. Конюшкевич М.И. Предложный деривационный потенциал параметри-ческой лексики //
Словообразование и номинативная деривация в славянских языках: материалы междунар. науч. конф., 15-16
апреля 2003 г. – Гродно: ГрГУ, 2003. – С. 186-192.
30. Конюшкевич М.И. Белорусские предлоги и их аналоги: принципы атрибуции при формировании
реестра // Лінгвістичні студії: Зб. наук. праць. Випуск 15 / Укл. А.П. Загнітко (наук. ред.) та ін. — Донецьк:
ДонНУ, 2007. – С. 142-149.

Prepositions and their analogues which manage number nominal connection, their lexicographic
interpretation, potential of the Russian and Byelorussian language in education and use of the indicated units,
sequence, in arrangement of them structural elements are considered.
Keywords: preposition, syntaxem, quantitative, graduator, approximation, Russian, Byelorussian language
.
Надійшла до редакції 6 вересня 2007 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.