Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Виолетта Вуколова — РОЛЬ СИМВОЛОВ ПРЕЦЕДЕНТНЫХ ФЕНОМЕНОВ В ФОРМИРОВАНИИ ГЛУБИННОГО СМЫСЛА СООБЩЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ БИЗНЕС-СЛЕНГА)

У статті розглянуто символи прецедентних феноменів (прецедентні імена та вислови), виділені у
словниках сучасного бізнес-сленгу. Проаналізовано їхні функції як сигналів підтекстової інформації,
досліджено роль прецедентних висловів у формуванні глибинного смислу повідомлення.
Ключові слова: прецедентний феномен, прецедентне ім’я, прецедентний вислів, підтекстова інформація,
бізнес-сленг.

Проблема множественных связей текста с другими текстами не нова. Интертекстуальность (термин
Ю. Кристевой) квалифицируется специалистами как “перспектива множества цитаций, мираж, сотканный из
множества структур… Единицы, образуемые этим кодом, суть не что иное, как отголоски чего-то, что уже было
читано, видано, сделано, пережито: код является следом этого уже” [Барт 1994: 39]. Отмечалось, что те или
иные фрагменты знакомых текстов или даже целые тексты прямо отражаются в новых производимых текстах с
осознанным или неосознанным представлением о том, что они улучшат способ передачи мыслей в
производимом тексте и будут способствовать его адекватному пониманию и большей эффективности [Супрун
1995: 17].
Определившийся в конце ХХ века подход к изучению текста “как сложного коммуникативного
механизма, посредника коммуникации, фиксирующего стратегическую программу адресанта, воспринимаемую
и интерпретируемую адресатом” [Селиванова 2002: 10], признается современными лингвистами
основополагающим. В нашей работе мы трактуем термин “текст” достаточно широко. Подобное понимание
текста мы встречаем и в трудах Ю. М. Лотмана: “Культура в целом может рассматриваться как текст. Однако
исключительно важно подчеркнуть, что это сложно устроенный текст, распадающийся на иерархию “текстов в
тексте” [Лотман 1992: 121].
В данной работе анализируются прецедентные феномены, зафиксированные в словарях бизнес-сленга
(“Словарь бизнес-сленга” (сост. и ред. Е. Погребняк, 2004 г.), “Корпоративный словарь бизнес-сленга компании
Schwarzkopf Россия” (О. Авраменко, Д. Цухникас, 2004 г.). Выбор материала обусловлен возрастающим
интересом к изучению языковых явлений, отражающих реалии современного мира. Рассматривая культуру как
иерархическую структуру, созданную из множества различных сегментов, ученые выделяют в отдельную
группу представителей так называемого “корпоративного уровня” (the corporate level), которые являются
носителями культуры определенной организации. Необходимо подчеркнуть, что сотрудники корпораций
активно пропагандируют свой образ жизни, о чем свидетельствуют появившиеся в языке выражения
корпоративное мероприятие, корпоративная этика, корпоративная вечеринка, корпоратив и т. д. Более того,
уже несколько лет ведется работа над созданием словаря бизнес-сленга, с версиями которого можно
ознакомиться в журнале “Карьера” (№ 10, 2003 г.) или в Интернете. Безусловно, результаты
лексикографических усилий экономистов и менеджеров не могут претендовать на статус исчерпывающего
исследования в этой области, но они представляют большой интерес как материал для последующего
лингвистического изучения. Поскольку словарь отражает последние изменения в сфере делового общения и
является источником практических знаний о современных профессиях, анализ прецедентных феноменов
представляется нам актуальным.
Цель нашего исследования – проанализировать значение прецедентных высказываний и имен как
актуализаторов подтекстовой информации, содержащейся в соответствующих прецедентных текстах и
необходимой для правильной интерпретации замысла адресанта. Поставленная цель предполагает решение
следующих задач: 1) классификация выделенных высказываний; 2) определение функций прецедентных
высказываний с точки зрения актуализации ими подтекстовой информации.
Под содержательно-подтекстовой информацией мы понимаем скрытую информацию, извлекаемую из
содержательно-фактуальной информации благодаря способности единиц языка порождать ассоциативные и
коннотативные значения [Гальперин 1981: 28]. Другими словами, эта информация неявна (имплицитна) и
основана на способности единиц иметь вторые и третьи значения, “порождать новую добавочную
(коннотативную) и ассоциативную семантику слова, создавать символику языкового кода” [Папина 2002: 334].
Термин “прецедентный феномен” еще не может считаться однозначно устоявшимся в научной
литературе, хотя интерес к изучению проблем, входящих в данную область лингвистической науки, неуклонно
растет с каждым годом. Широко известны труды ученых (Д. В. Багаева, Н. Д. Бурвикова, Д. Б. Гудков,
И. В. Захаренко, Ю. Н. Караулов, В. Г. Костомаров, В. В. Красных, И. М. Михалева, Ю. Е. Прохоров,
Ю. А. Сорокин, А. Е. Супрун), в которых встречаются понятия “прецедентный текст”, “прецедентное
высказывание”, “текстовая реминисценция”, “прецедентная текстовая реминисценция”. Группа ученых МГУ,
которые принимают участие в научном семинаре “Текст и коммуникация” (Д. В. Багаева, Д. Б. Гудков,
© Вуколова В.О., 2008 ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

164
И. В. Захаренко, В. В. Красных), в целях систематизации существующих терминов, включающих ключевое
слово “прецедентный”, вводят понятие “прецедентного феномена”.
Под прецедентными феноменами понимаются феномены “(1) значимые для той или иной личности в
познавательном и эмоциональном отношении, (2) имеющие сверхличностный характер, т. е. хорошо известные
и широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и современников, и, наконец, такие
(3), обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности” [Караулов
1987: 216]. Общее понятие прецедентного феномена включает феномены вербальные (тексты в самом широком
смысле этого слова) и невербальные (произведения живописи, скульптуры и архитектуры, музыкальные
произведения и т. д.), хорошо известные членам того или иного социума (от семьи до национально-культурного
сообщества), что входят в коллективное когнитивное пространство коммуникантов и являются прецедентными
[Красных и др. 1997: 63-64].
Выделенные в словарях бизнес-сленга прецедентные феномены являются социумно-прецедентными, т. е.
известными любому среднему представителю профессионального социума и входящие в коллективное
когнитивное пространство. Подтверждением тому служит широкая география корреспондентов, принимавших
участие в создании вокабуляра.
Среди прецедентных феноменов мы выделяем следующие: 1) прецедентный текст; 2) прецедентная
ситуация. Охарактеризуем коротко каждый тип.
Прецедентный текст (ПТ) – законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности;
“сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу; ПТ хорошо знаком любому
среднему члену национально-культурного сообщества; в когнитивную базу входит инвариант его восприятия;
обращение к ПТ многократно возобновляется в процессе коммуникации через связанные с этим текстом
прецедентные высказывания или символы” [Гудков 1997: 107]. Как правило, прецедентными текстами
являются литературные произведения.
Прецедентная ситуация (ПС) – некая “эталонная”, “идеальная” ситуация, связанная с определенными
коннотациями [Красных и др. 1997: 65].
Мы разделяем точку зрения В. В. Красных, что сам прецедентный текст (и, по-видимому, прецедентная
ситуация) не может быть использован в речи, поскольку “хранится” в когнитивной базе (и, следовательно, в
“голове” конкретного члена конкретного национально-лингвокультурного сообщества) в виде инварианта
восприятия, т. е. является феноменом скорее когнитивного, нежели собственно лингвистического характера
[Красных 1997: 7-8]. Таким образом, прецедентный текст и прецедентная ситуация являют собой прецедентные
феномены, непосредственная вербализация которых происходит при помощи символов прецедентных
феноменов. Cимвол прецедентного феномена (СПФ) – определенным образом оформленное, вербально или
невербально <…> выраженное указание на прецедентный феномен: прецедентный текст или прецедентную
ситуацию. СПФ входит в когнитивную базу; многократно воспроизводится в речи для актуализации
прецедентного феномена и связанных с ним коннотаций [Красных и др. 1997: 65]. Как правило, СПФ в тексте
являются прецедентные имена и прецедентные высказывания.
Под прецедентными именами мы понимаем индивидуальные имена, связанные или с широко известным
текстом, относящимся, как правило, к числу прецедентных, или с ситуацией, выступающей как прецедентная
[Гудков 1999: 121]. Это уникальные, показательные для отдельной культуры ономастические единицы, особый
тип словесных знаков, способных аккумулировать культурную информацию и функционировать как свернутые
диахронические национально-культурные тексты [Гурская 1999: 3-4].
Практически все выделенные нами прецедентные имена употребляются в составе прецедентных
высказываний, являясь их неотъемлемой частью. Исключение составляет номинация Труффальдино,
обозначающая менеджера, который чувствует, что у него не один, а несколько руководителей. Посредством
антропонима адресант апеллирует к прецедентному тексту – комедии Карло Гольдони “Слуга двух господ”.
Упоминание имени известного литературного героя не только вносит комический оттенок, но и актуализирует
прецедентную ситуацию служения двум лицам, прогнозируя возможные последствия.
Прецедентное высказывание – репродуцируемый продукт речемыслительной деятельности, сложный
знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу [Красных и др. 1997: 65]. Являясь в
большинстве своем цитатами из текстов различного характера, прецедентные высказывания неоднократно
воспроизводятся в речи носителей языка. Не стал исключением и словарь бизнес-сленга. Нами выделено 10
высказываний, которые мы распределили на три группы в зависимости от степени сохранения их
первоначальной формы: 1) высказывания, используемые в своем первоначальном виде; 2) неточные или
измененные цитаты; 3) реминисценции.
Рассмотрим І группу прецедентных высказываний.
Буря в стакане – взрыв гнева руководителя, который не слышно, но видно через стекло его маленького
стеклянного кабинета. Метафора офис – стеклянный стакан достаточно прозрачна. Кроме того, наблюдается
апелляция к общеязыковому значению фразеологизма буря в стакане воды – ‘возбуждение, шум, возникший по
пустячному поводу, а потому недостойный внимания’. Такое совмещение значений ярко иллюстрирует Розділ IV. Функціональна семантика лексичних і фразеологічних одиниць

165
сравнительно спокойное, где-то даже философское отношение подчиненных к вспышкам гнева со стороны
начальства.
Следующие прецедентные высказывания могут быть охарактеризованы как историзмы, относящиеся к
советскому прошлому, но получившие новое семантическое наполнение в бизнес-сфере:
Ленин в Польше – состояние офиса в момент, когда все руководство выехало на совещание в штаб-
квартиру.
Ленин в Разливе (синоним: Ленин в шалаше) – менеджер, подключивший свой ноутбук к Интранету в
плохонькой региональной гостинице для прочтения и написания бизнес-документации.
В состав указанных высказываний входит прецедентное имя Ленин, при помощи которого
эксплицируется целый пласт фоновых знаний адресанта и реципиента. Более того, высказывания апеллируют к
конкретным прецедентным ситуациям, которые получают своеобразную ироническую трактовку в наши дни.
Мы выделили также прецедентные высказывания, восходящие к кинематографу. Два высказывания
представляют собой названия фильмов: Сибирский цирюльник (кинофильм) и Следствие ведут колобки
(мультипликационный фильм). Что касается последнего примера, то его толкование предсказуемо:
‘должностное расследование’. В номинации, отсылающей нас к событиям и героям известного мультфильма,
имплицитно выражена оценка действий и методов, используемых следователями, а также эксплицируется
скептическое отношение служащих к такого рода мероприятиям.
В названии Сибирский цирюльник подтекст более глубокий, ассоциирующийся с содержанием
художественного фильма. Напомним, что речь идет о гигантской машине для рубки сибирского леса, на
изобретение которой было потрачено много денег. Испытания приспособления, проводившиеся в чрезвычайно
помпезной обстановке, завершились полным провалом. Авторы словаря компании Schwarzkopf Россия
приводят следующее толкование: ‘крупномасштабный проект “Академия Красоты” в розничных точках с
использованием огромного стенда’. Итогом совмещения фоновых знаний и предложенной “картинки” является
представление о нелепо больших стендах с продукцией, применение которых не принесло желаемого
результата.
Фраза из кинофильма “Мы из Джаза” Контракт с Клементиной подписан! является экспрессивным
вариантом сообщения о том, что приглашение от работодателя получено.
К неточным цитатам мы относим измененное прецедентное высказывание, иллюстрирующее состояние
менеджера после долгого отпуска: Мороз-воевода с позором обходит владенья свои… Выражение восходит к
поэме Н. Некрасова “Мороз, Красный нос”: Мороз-воевода дозором обходит владенья свои… Замена
обусловлена желанием говорящего эксплицировать оценочное значение, а также служит экспрессивным
сигналом подтекста, содержащего информацию о том, как работали сотрудники во время отсутствия
руководителя.
Механизмы появления реминисценции в производимом тексте основан на том, что автор в процессе
производства нового текста включает в том или ином виде какую-то ситуацию или выражение из
прецедентного текста. Таким образом создается своеобразный намек, аллюзия на первоначальный текст. К
таким реминисценциям мы относим выражение Не грузите и не грузимы будете! (девиз грамотной
презентации), восходящее к словам из Евангелия от Матфея: Не судите, да не судимы будете; ибо каким судом
судите, таким будете судимы… Подтекст прозрачен: утомительная и искусственно затянутая презентация
влечет за собой целый ряд подобных, на которых зрителем будете уже вы.
В словаре бизнес-сленга компании Schwarzkopf Россия существует выражение не шиком бриты. Оно
употребляется в контекстах, связанных с бренд-лидерами в данной сфере – бритвенными системами “Shick!”.
Здесь мы наблюдаем совмещение двух коннотаций: с одной стороны, имплицитная негативная оценка качества
продукции конкурирующей фирмы. С другой стороны, высокая оценка собственного товара и успехов команды
менеджеров, т. е. аллюзия на фразеологизм не лыком шиты.
Подводя итог анализа прецедентных высказываний, мы приходим к выводу, что каким бы
незначительным ни представлялось упоминание того или иного объекта, за ним всегда скрывается гораздо
большее содержание, чем можно предположить с первого взгляда. Символы прецедентных феноменов в
качестве сигналов подтекстовой информации выполняют следующие основные функции: аллюзивную,
характеризующую, оценочную, прогнозирующую, экспрессивную. С помощью прецедентных имен не только
происходит экспликация отношения говорящего к описываемым событиям и их участникам, но и оказывается
эмоциональное воздействие на реципиента. Прецедентные высказывания, перекликаясь с соответствующими
прецедентными текстами и ситуациями, придают дополнительные коннотации сообщению, эксплицируют
добавочные смыслы, которые иногда оказываются более важными, чем лежащие на поверхности.
Следовательно, отсутствие общего фонда знаний у коммуникантов исключает возможность полноценного
общения и адекватного понимания.

Література
Барт 1994: Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. – М.: Прогресс, 1994. – 616 с.
Гальперин 1981: Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.: Наука, 1981. –
140 с. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 16

166
Гудков 1997: Гудков Д. Б. и др. Некоторые особенности функционирования прецедентных высказываний
// Вестник МГУ. Сер. 9.Филология. – 1997. – № 4. – С. 106-117.
Гудков 1999: Гудков Д. Б. Прецедентные имена в языковом сознании и дискурсе // Материалы IX
Конгресса МАПРЯЛ. – М., 1999. – С. 120-125.
Гурская 1999: Гурская Ю. А. Личное имя в когнитивном аспекте. – Минск: Ротапринт БГПУ
им. М. Танка, 1999. – 16 с.
Караулов 1987: Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Отв. ред. Д. Н. Шмелев. – М.: Наука,
1987. – 263 с.
Красных 1997: Красных В. В. Система прецедентных феноменов в контексте современных исследований
// Язык, сознание, коммуникация: Сборник статей. – Вып.2. – М.: Филология, 1997. – С. 5-12.
Красных и др. 1997: Красных В. В. и др. Когнитивная база и прецедентные феномены в системе других
единиц и в коммуникации // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. – 1997. – № 3. – С. 62-75.
Лотман 1992: Лотман Ю. М. Культура и взрыв. – М.: Гнозис, 1992. – 271 с.
Папина 2002: Папина А. Ф. Текст: его единицы и глобальные категории. – М.: Едиториал УРСС, 2002. –
368 с.
Селиванова 2002: Селиванова Е. А. Основы лингвистической теории текста и коммуникации. – К.: Изд-во
украинского фитосоциологического центра, 2002. – 336 с.
Супрун 1995: Супрун А. Е. Текстовые реминисценции как языковое явление // Вопросы языкознания. –
1995. – № 6. – С.17-29.

The article studies symbols of the precedent phenomena (precedent names and expressions) which were found
in the dictionaries of the modern business-slang. Their functions as signals of subtextual information are analyzed; the
precedent expressions’ role in creating the implicit meaning of the message is characterized.
Keywords: precedent phenomenon, precedent name, precedent expression, subtextual information, business-
slang.
Надійшла до редакції 24 вересня 2007 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.