Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Анатолий Загнитко — КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОСТУЛАТЫ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАТИВНОСТИ ПРОФ. М.В.ВСЕВОЛОДОВОЙ

Розкрито особливості наукової концепції проф. М.В. Всеволодової, розглянуто злам постулатів
комунікативності, структурності, системності мови в дослідженнях ученого, проаналізовано концепти
доказовості, цілісності, актуалізації, інтерпретації та інші в науковій парадигмі проф. М.В. Всеволодової.
Ключові слова: функціональність, системність, структурність, цілісність, актуалізація, авторизація,
функціонально-комунікативний синтаксис.

Проф. М.В. Всеволодова известна в лингвистическом мире своими весьма оригинальными толкованиями
многих языковых явлений, их обобщением и теоретическим осмыслением. Но, наверное, а возможно, и
очевидно, самое главное в ее неповторимом видении за конкретикой синхронных явлений глубины прошлого;
проникая и углубляясь в синхронный срез, помнить о тех наслоениях, за которыми порой весьма сложно
увидеть первичное, соотнесение последнего с вторичным.
Здесь уместно вспомнить, что мое знакомство состоялось с проф. М.В. Всеволодовой не так уж давно – в
1988 году в Донецком, тогда еще государственном, университете, когда она читала спецкурс по проблемам
теоретического синтаксиса. Запомнился ее анализ и собственное видение состава детерминатов в русском
предложении. С тех пор с различной степенью интенсивности это знакомство не прерывалось. Для меня весьма
ценным и важным был объемный отзыв на мою докторскую диссертацию, напоминавший скорее отзыв
официального оппонента, чем сухой отклик на автореферат. Жаль, что тогда и немного позже он не был
опубликован, потому что идеи, изложенные в нем, и сегодня являются актуальными.
Меня всегда восхищала та заинтересованность проф. М.В. Всеволодовой, с какой она слушает
выступления на конференциях, конгрессах, съездах. Это заинтересованность не парадная, не показушная, а
заинтересованность, идущая из глубины души и основывающаяся на глубинном знании материала.
Исследование обозначено как Концептуальные постулаты функциональной коммуникативности проф.
М.В. Всеволодовой, что исчерпывающе отображает ее научные интересы и ее ипостась в самой жизни и в
лингвистическом мире. Предложенное изыскание является только попыткой частичного осмысления научных
взглядов проф. М.В. Всеволодовой, изложенных в ее многочисленных статьях, монографиях, различных
пособиях, учебнике. Как и другие подобного типа размышления, предложенный взгляд страдает, в какой-то
мере, ограниченностью и субъективностью.
И тем не менее… Очевидно, первый концептуальный постулат, который следует квалифицировать как
один из основополагающих, – это рассмотрение языка как целостностной системы и системы
многофункциональной, где единицы языка имеют свое назначение и в речи. Поэтому вполне возможно это
квалифицировать как концепт системности и концепт структурности. Это, в определенной степени,
упрощает и схематизирует взгляды ученого, потому что для нее рассмотрение любого языкового явления вне
экзистенции, номинации, речевой деятельности, целеустановки, ситуативности не представляется
возможным. Поэтому указанные концепты принадлежат к определяющим величинам ее творческих взглядов.
Появившийся не так давно учебник «Теория функционально-коммуникативного синтаксиса» (М.: Изд-во
Московского университета, 2000. – 502 с.) охватывает все основные вопросы современного теоретического,
функционального-динамического, трансформационного, в определенной мере, когнитивного синтаксиса,
начиная от освещения общеметодологических проблем функционально-коммуникативного синтаксиса (с. 2-19)
и завершая проблемами языковых механизмов (с. 337-489), где последние охватывает сугубо формальные,
смысловые и коммуникативные, прагматические. Позволю себе более углубленно посмотреть на эту работу,
потому что считаю ее неким итогом многих размышлений автора. Учебник содержит четыре части:
1) общетеоретические основы функционально-коммуникативной грамматики (с. 8-75), 2) содержательные
объекты и единицы языка (с. 75-155), 3) формальные единицы и объекты функционально-коммуникативного
синтаксиса (с. 155-358), 4) языковые механизмы (с. 358-491), в которых нашли обобщение все предыдущие
изыскания М.В. Всеволодовой (Всеволодова М.В., Дементьева О.Ю. Проблемы синтаксической парадигматики:
коммуникативная парадигма предложений (на материале двусоставных глагольных предложений, включающих
имя локума). – М.: КРОН-ПРЕСС, 1977. – 176 с.; Всеволодова М.В., Го Шуфень. Классы моделей русского
простого предложения и их типовых значений. Модели русских предложений со статальными предикатами и их
речевые реализации (в зеркале китайского языка). – М.: АЦФИ, 1999. – 169 с. и др.). Даже беглый взгляд на
проблематику научных работ ученого позволяет утверждать, что определяющими для нее является также
© Загнітко А.П., 2008 ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 17

322
концепты коммуникативности и функциональности, ср. утврждение о том, что «текст является и целью и
средством обучения языку» (Всеволодова 2000, с. 15). Это позволило ей сформулировать и главную идею двух
Международных проектов по проблемам славянских предлогов и славянских предикатов, быть инициатором
работы над ними. Указанные проекты являются пилотными Если внимательно проанализировать, то идеи,
составляющие костяк этих проектов, имплицитно, а в ряде случаев и эксплицитно содержатся в ее
функционально-коммуникативном сиснтаксисе, ср., например, аргументированную классификацию
семантических типов предикатов, концептуальное утверждение о типах синтаксем и др.
Еще одной важной особенностью научных приоритетов проф. М.В. Всеволодовой является
последовательный учет дуалистичности языкового знака с дифференциацией плана выражения и плана
содержания и максимальная сосредоточенность на их нерасчленимости, амальгамности, т.е. расмотрение плана
содержания и плана формы языкового знака в целостности, в единстве (ср. подобные взгляды В.С. Юрченко). В
работе «Проблемы синтаксической парадигматики: коммуникативная парадигма предложения», написанной в
соавторстве с О.Ю. Дементьевой, а потом и в последующих исследованиях, достаточно последовательно и
основательно разграничено денотативный, коммуникативный, семантический и синтаксический уровни
предложения (ср. (Всеволодова М.В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса. – М.: Изд-во
Московского университета, 2000. – С. 199-202)). Под предложенческой денотацией понимается содержание
предложения [Всеволодова, Дементьева 1997, с. 20], отображающего некоторое событие объективной
действительности, ситуации. Это позволяет денотативную роль квалифицировать как основную единицу
денотации с разграничением предикатно-атрибутивных, актантных и сирконстантных ролей. Предикатно-
атрибутивная денотативная роль в свою очередь дифференцирована на: действие, состояние, отношение,
признак, бытие (с разграничением в рамках каждого типа сфер проявления предикативного признака
(физическая, физиологическая, эмоционально-психическая, интеллектуально-творческая, социальная, духовная
[Всеволодова 2000, с. 139]), хотя автор корректно, вслед за Г.И. Володиной [Володина 1989, с. 81],
констатирует, что «Принадлежность обозначаемого предложением события той или иной сферы бытия
определяется … тем, что мыслится в роли участников события, т.е. лексическим значением именных
компонентов» [Володина 1989, с. 81], поэтому предложение Завод сердится и подает в прокуратуру на
собственный клуб, сформированное предикатом, «предназначенным» для функционирования в эмоционально-
психической сфере, имеет значение социальное на основании того, что агенсом в нем является администрация
предприятия.
Актантные роли включают (вслед за Т.В. Шмелевой): 1) протагониста – первого или единственного
денотативного актантного участника ситуации; 2) пациенса – второго денотативного актантного участника
ситуации, на которого направлено действие протагониста; 3) адресата – третьего после протагониста и
пациенса денотативного актантного участника ситуации; 4) инструмента – предмета, используемого для
осуществления ситуации; 5) ситуанта – участника ситуации, либо осложняющего основную ситуации, либо
актантно-сирконстатного компонента. Протагонист внутренне дифференцируется на: а) экзисциенс – при
бытийном предикате (В лесу водятся волки); б) агенс – при акциональном предикате одушевленный
протагонист (Рабочие строят дом) или функтив – при акциональном предикате неодушевленный протагонист
(Камень разбил окно); в) экспериенцер – при предикатах состояния (Гимназисты обожали Шурочку);
г) релянты – при предикатах отношения (Петя – брат Васи); д) дескриптив – при характеризующих предикатах
(Это пальто новое). Обобщив протагониста в пределах двух ролей – агенса и экспериенцера, М.В. Всеволодова
определяет способы его выражения. Это же относится и к пациенсу (неодушевленный – объектив
(существующий до ситуации и подвергающийся действию протагониста: Небрежно отправляют свою
продукцию липецкие станкостроители)); креатив (в терминах Е.В. Муравенко), или результатив (в терминах
В.В. Богданова и Т.В. Шмелевой) (предмет или ситуация, появляющиеся в результате осуществления ситуации:
В студии снималась картина о подпольной борьбе с немцами (К. Симонов)); эврикатив (термин ввела
Т.Е. Чаплыгина) – компонент объектного типа при предикате действия в интеллектуально-творческой сфере,
обозначающий результат открытия: Открытие, способно перевернуть всю систему современных
представлений о строении Луны, сделано недавно в Англии; одушевленный – это пациентив: Афины объявили
французского фашиста персоной нон грата; одушевленный / неодушевленный пациенс представлен ролями:
перцептив (объект физиологического / эмоционально-психологического действия / состояния, отношения:
Издавна почитался на Руси архангел Михаил (В.Н. Сергеев); делиберат (лицо, предмет, событие – объект
речемыслительной / интеллектуальной деятельности): В России все еще пишут о войне. Характеристика локума
как одного из сирконстантов базируется на предыдущих изысканиях автора [Всеволодова, Владимирский 1982,
с. 6]: семный состав локума определяется на основании системы признаков: а) совмещенность предмета и
локума (ср.: в Москве – недалеко от Москвы); б) степень заполненности пространства предметом (ср.: в Москве
– по всей Москве); в) отношение движения к локуму (ср.: в Москве – в Москву), вследствие чего
дифференцируются три инвариантных локума: 1) локатив со значением местонахождения: В больнице мне
сделали укол; 2) локатив со значением исходной точки: Из штаба прислали приказ; 3) локатив со значением
конечной точки: На шахты набирают рабочих; 4) локатив со значением трассы: Ребята по улице бежали без
оглядки. Розділ ХІ. Ювілеї видатних лінгвістів

323
Для проф. М.В. Всеволодовой языки различаются не только грамматикой и лексикой, но и набором и
системами тех смыслов и значений, которые могут быть выражены посредством последних в языках.
Вследствие этого можно с полным правом говорить о концепте идиоэтничности в научных изысканиях
ученого.
В разрезе этих идей, в частности многофакторности языка, исследователь четко сформулировала
основные объекты изучения в функционально-коммуникативном синтаксисе: план содержания – семантическое
пространство языка; план выражения – формальные единицы и объекты; языковые механизмы,
обеспечивающие возникновение и функционирование речевых построений. Существенной при этом является
квалификация предложения как единицы языка и как единицы речи, поскольку формальная устроенность
предложения-высказывания – наряду с актуальным членением, акцентными выделениями, порядком слов–
является только средством выражения коммуникативных установок адресанта. Наименьшей единицей плана
содержания считается сема с дифференциацией на: а) лексические (входят в значение слова: проработать –
работать некоторое время, где сема ’временная протяженность’ или ’дуративность’ лексическая);
б) грамматические (присущие форме слова как части речи, ср.: семы ’прошедшее время’ и ’множ.’ в
словоформе ’проработали’ суть грамматические); в) лексико-грамматические – присущие форме слова
определенного лексического класса, ср. сема ’местонахождение в пределах пространства, названного именем’.
В дальнейшем это становится основанием для разграничение типов валентности и сочетаемости,
грамматического присоединения, т. е. при анализе законов семантического согласования и квалификации
механизмов валентности с разграничением в пределах последней лексической и лексико-грамматической, а в
рамках Международного проекта по славянским предлогам это является основаним для разграничения
семантических типов предлогов. В ряде случаев квалификация лексико-грамматической валентности как
потенциальная способность словоформы открывать позиции для контекстпартнеров определенной семантики
напоминает абсолютно широкий взгляд на сочетаемостные особенности словоформы. Достаточно
аргуметированным в русле общей концепции является квалификация уровней логической, семантической и
синтаксической валентности.
Еще одним важным концептуальным постулатом проф. М.В. Всеволодовой является доказуемость. В
каждом случае автор не только провозглашает ту или иную дефиницю, а творчески размышляя, подводит к ее
аргументированному изложению, при этом максимально соблюдается принцип от частного к общему. В
каждом случае речь идет также о жизненно важных точках или сферах анализируемого языкового явления. Так,
рассматривая текст, ученый говорит о том, что сферой его «жизни» является дискурс.
Научный постулат доказуемости реализуется и в многочисленных теоретических обобщениях и в
последовательном учете различных уровней предложения – денотативного, коммуникативного, семантического
и синтаксического, и в этом направлении весьма важным является исследование их соотношения, отражение
особенного, специфического, свойственного для каждого из уровней.
Концепт функциональности, о котором уже говорилось, является важным и определяющим в творческом
и критическом осмыслении языковых явлений ученым. Даже рассматривая состав членов предложения, проф.
М.В. Всеволодова выделяет наряду с общепринятыми и связку, аргументируя это учетом трех формальных
признаков: 1) п озиция словоформы в предложении, 2) часть речи, способная занять позицию,
3) морфологическая форма слова в этой позиции [Всеволодова 2000, с. 327-328]. В этом направлении следовало
более углубленно рассмотреть конструкции типа Кататься весело, где инфинитив, по мнению
проф. М.В. Всеволодовой, подлежащим не является. Это касается и явлений, где позицию подлежащего
заполняет любая часть речи типа предлога, союза, частицы, междометия: Это тебе не ачхи! (А. Чехов). Весьма
важной является проблема квалификации связки, которую М.В. Всеволодова определяет в системе членов
предложения, что требует некоторых размышлений. В свое время Т.П. Ломтев квалифицировал местоимения
типа я, ты, он/она/оно // мы/вы/они в позиции подлежащего при формах глагольного сказуемого как приставки,
ср. в чем-то подобный взгляд Ш. Балли на числительные один, два, три, четыре, и под. при существительных в
позиции подлежащего или дополнения как особенные актуализаторы. Здесь, наверное, уместно вспомнить, что
Т.П. Ломтев являлся учителем, в высоком смысле этого слова, проф. М.В. Всеволодова и много его идей она
плодотворно развивает и углубляет. Это касается и синтаксических позиций внутри предложения,
особенностей их регулярной / нерегулярной заполняемости. Связка, естественно, представляет структурное
звено в линеарной разворачиваемости предложения, но она является составной частью члена предложения –
сказуемого (двусоставное предложение) /единственного главного члена предложения (односоставное
предложение), а в каком измерении она выступает членом предложении – не совсем ясно.
Особого внимания заслуживает анализ М.В. Всеволодовой языковых механизмов с разграничением
коррекционных с(мысловых (= семантическому согласованию, валентности (лексической, лексико-
грамматической, синтаксической), грамматических п(рисоединения, импликации); формальных
(синтаксической связи (управления), скрытых механизмов (= формальным механизмам скрытой грамматики);
коммуникативных механизмов (актуализационных, интерпретационных)). Особенное значение в этом
направлении принадлежит исследованию особенностей переноса ремы и определение факторов,
обусловливающих сохранение статуса ремы, независимо от ее линеарной позиции. Поэтому к концептуальным
величинам принадлежат актуализация и авторизация. Актуализация может выражаться интонацией во ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 17

324
взаимодействии со словопорядком, что обусловливает изменение характера всего предложения. Актуализация
так или иначе связана с субъективным словопорядком, реализацией определенных интенциональных установок
говорящего. Непосредственно с актуализацией связана авторизация, оценность, персуазивность (субъективная
модальность). Авторизация дифференцируется на субъективированную (оценивает говорящий (я/мы-
авторизация): По-моему, книга интересна) и объективированную (оценивает не говорящий, а другое лицо
(ты/вы-авторизация): Говорят, книга интересна).
В этом разрезе весьма важным и ценным является выделение двух классов модусов: 1) модуса текста и
2) модуса предложения, где к модусу текста отнесено все, что принадлежит к обслуживанию значения
высказывания (авторизация, внутрисинтаксическая модальность, оценка, ср. значимостную сущность
предикатов типа думать, знать, возможно, казаться, верно, ложь, хотеть, трудно, сказать, скверно и под.
(по Н.Д. Арутюновой [Арутюнова 1988, с. 109]). По утвеждению М.В. Всеволодовой, эти модусы суть
лингвистические универсалии, с чем можно согласиться, поскольку к категориям модуса, вслед за
Т.В. Шмелевой, отнесены: 1) метакатегории (ифнормация о самом акте говорения, мотивах речевых действий:
Я приказываю вам); 2) а ктуализационные категории к(омпоненты категории предикативности);
3) квалификативные категории (квалифицируют сообщаемое с авторских позиций: персуазивность,
оценочность, авторизация, отрицание, согласие/несогласие, подтверждение, уступка); 4) социальные категории
(отражают отношения между адресантом и адресатом, ср. Приветик! и Здравствуйте!).
Не менее важным и значимым для М.В. Всеволодовой является изучение языкового явления в
различных аспектах, измерениях, максимально учитывая его «жизненные» ценности. Именно это стало
краеугольным камнем разрабатываемых по ее инициативе Международных проектов, каждый аспект которых
наполнен ее душой, ее инициативой, ее стремлением максимально учесть различные точки зрения, разные
толкования. Именно это позволило не только максимально расширить число участников проектов, но и
максимально сблизить различные подходы. В тоже время М.В. Всеволодова предложила свое видение всей
типологической (структурной, семантической и функционально-коммуникативной) картины славянского
предлога. Ее разноуровневая классификация предлогов и их аналогов позволила получить первые весьма
важные результаты (ср. лексикографические работы М.И. Конюшкевич, А.А. Загнитко, А.В. Ситарь,
И.Г. Данилюка, И.А. Щукиной и т.д.).
Исследование функциональной коммуникативности М.В. Всеволодовой и ее определяющих постулатов
является весьма важным не только в классическом определении тех или иных понятий, обнаружения в ее
трудах компонентов интертекстуальности (тоже концепт ее научных изысканий), дефиниции понятий, но и для
установления тех важных критериев, на основании которых делаются определенные выводы, критические
осмысления, расширительное толкование тех или иных явлений. Ее труды принадлежат и дню сегодняшнему, и
дню завтрашнему лингвистической науки, поскольку в них заложено много из того, что еще следует изучать,
анализировать.

Литература
Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт. – М.: Наука, 1988.
Вихованець І.Р. Нариси з функціонального синтаксису української мови. – К.: Наукова думка, 1992. –
222 с.
Всеволодова М.В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса. – М.: Изд-во Московского
университета, 2000. – 502 с.
Всеволодова М.В., Владимирский Е.Ю. Способы выражения пространственных отношений в
современном русском языке. – М., 1982.
Всеволодова М.В., Дементьева О.Ю. Проблемы синтаксической парадигматики: коммуникативная
парадигма предложения (на материале двусоставных глагольных предложений, включающих имя локума). –
М.: КРОН-ПРЕСС, 1997. – 176 с.
Всеволодова М.В., Ященко Т.А. Причинно-следственные отношения в современном русском языке. – М.,
1988.
Всеволодова М.В., Го Шуфень. Классы моделей русского простого предложения и их типовых значений.
Модели русских предложений со статальными предикатами и их речевые реализации (в зеркале китайского
языка). – М.: АЦФИ, 1999. – 169 с.
Гайдеґґер М. Дорогою до мови. – Львів: Літопис, 2007. – 232 с.
Загнітко А.П. Теоретична граматика української мови. Синтаксис. – Донецьк: ДонНУ, 2001. – 662 с.
Загнітко А.П. Теорія сучасного синтаксису. – Вид. 3-тє, доопрац. і випр. – Донецьк: ДонНУ, 2008. –
294 с.
Загнітко А.П., Данилюк І.Г., Ситар Г.В., Щукіна І.А. Словник українських прийменників. – Донецьк:
ТОВ ВКФ «БАО», 2007. – 416 с.
Канюшкевіч М.І. Беларускія прыназоўнікі і іх аналагі. Граматыка рэальнага ўжывання. Матэрыялы да
слоўныка: У з-х ч. – Ч. 1. – Дыяпазон А–Л. – Гродна: ГрДУ, 2008. – 492 с.
Киклевич А. Притяжение языка. – Т. 1: Семантика. Лингвистика текста. Коммуникативная лингвистика.
– Olsztyn: Uniwersytet Warmińsko-Mazurskiego, 2007. – 412 c. Розділ ХІ. Ювілеї видатних лінгвістів

325
Левицкий Ю.А. Основы теории синтаксиа. – Изд. 3-е, испр. и доп. – М.: КимКнига, 2005. – 368 с.
Лучик А. Словник еквівалентів слова української мови. – Katowice: Wyd-wo Uniwersytetu Śląskiego, 2006.
– 220 c-
Мустайоки А. Теория функционального синтаксиса: от семантических структур к языковым средствам. –
М.: Языки славянских культур, 2006 . – 512 с.
Поповиħ Л. Епистоларни дискурс украjинского и српског jезик. – Београда слика стварности.
Когнитивни аспект контрастивне анализе. – Beograd: Университет у Београду, 2000. – 305 с.
Поповиħ Л. Jезичка слика стварности. Когнитивни аспект контрастивне анализе. – Beograd: Университет
у Београду, 2008. – 308 с.
Степанов Ю.С. Концепты. Тонкая пленка цивилизации. – М.: Языки славянских культур, 2007. – 248 с.
Юрченко В.С. Простое предложение в современном русском языке. Двусоставное именное,
односоставное глагольное, односоставное именное. – Изд. 2-е стереотип. – М.: КомКнига, 2005. – 280 с.
Юрченко В.С. Философия языка и философия языкознания. Линвофилософские очерки. – Изд. 2-е. – М.:
КомКнига, 2005. – 368 с.

The features of scientific conception of prof. M. Vsevolodova are shown, t he refractions of
postulates of communicativeness, structuralness, consistency of language in researches of scientist are considered, the
concepts of demonstrability, continuity, actualization, interpretation
etc. in scientific paradigm offered by prof. M. Vsevolodova are analyzed.
Keywords: functionality, consistency, structuralness, continuity, actualization, authorisatio, functional
communicative syntax.
Надійшла до редакції 3 липня 2008 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.