Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Фёдор Панков — К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ КАТЕГОРИАЛЬНЫХ КЛАССОВ СЛОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ НАРЕЧИЙ И ПРЕДЛОГОВ)

У статті розглянуто проблему співвідношення самостійних і службових частин мови на матеріалі
прислівників і прийменників. Співвідношення цих категорійних класів слів є багатогранним і включає кілька
рівнів: «рівень верифікації», «рівень обсягу» і «рівень позиції».
Ключові слова: прислівник, прийменник, категорійний клас слів.

Хотя современная лингвистика, и русистика в частности, всё больше внимания уделяет содержательному
пространству языка, по-прежнему актуальными являются вопросы, связанные с функционированием
формальных категориальных классов слов. Основные морфологические, словоизменительные свойства
лексических единиц хорошо известны, тем не менее и в грамматиках, и в словарях наблюдается разноголосица
в определении их (слов) категориального статуса. Так, в «Новом словаре русского языка», а также в «Толковом
словаре служебных частей речи русского языка» Т. Ф. Ефремовой морфологическая характеристика лексемы
безотносительно ограничивается указанием на то, что это наречие, однако мы наблюдаем, что, управляя
существительным, данная словоформа регулярно употребляется как предлог: безотносительно к чему,
безотносительно чего. Возможность управления, кстати, отражена и в толковании лексемы: «независимо от
чего» [НСРЯ 2001, I: 80]. Мало того, возможно, что, функционируя и самостоятельно, данный предлог
выступает не как наречие, а как предлог с нулевой формой анафорического имени или его субститута
(например, местоимения): Он постоянно в движении – безотносительно, без сравнений. Кроме того,
Т. Ф. Ефремовой присуще расширительное понимание наречий как категориального класса слов. Так, в «Новом
словаре» в качестве наречий отмечено множество отыменных словоформ на букву Б без предлога и с предлогом
такого типа: баллотировкой, бандеролью, без аппетита, без боя, без выбора, без выражения, без движения, без
дела, бездорожьем, без души, без зазрения совести, без запинки, без излишеств, без интереса, без конца, без
надобности, без намерения, без остатка, без отказа, без памяти, без передышки, без предисловий, без
преувеличения, без промаха, без рассуждений, без свидетелей, без следа, без смеха, без смысла, без сознания,
без сомнения, без счёта, без труда, без торга, без уважения, без ума, без ущерба, без чинов, без числа, без
чувств, без шапок, без языка, бесом, броском, бумерангом, бухтами, бухтой и мн. др. На наш взгляд, это не
соответствует действительности: во всех приведённых примерах представлены предложно-падежные и
беспредложные формы имени существительного. Как видим, проблема разграничения частей речи стоит подчас
очень остро. Создаётся впечатление, что границы между ними вообще размыты. Основная цель данной статьи –
рассмотреть вопросы соотношения самостоятельных и служебных категориальных классов слов (ККС) на
примере наречий и предлогов, что позволит решить ряд как собственно научных задач, связанных с
выделением объективных, а не интуитивных критериев верификации частей речи, так и прагматических задач,
связанных с практикой преподавания русского языка как родного и иностранного, так как создаст основу для
развития речевой деятельности учащихся на русском языке.

1 Статья написана по материалам доклада, прочитанного 24 сентября 2008 г. на филологическом факультете
Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова в рамках международного семинара «Предлоги и их
эквиваленты в славянских языках: результаты и перспективы анализа».
© Панков Ф.І., 2009 Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

31
Соотношение классов наречий и предлогов многогранно и включает несколько уровней, которые
условно назовём «уровень верификации», «уровень объёма» и «уровень позиции».
1) Уровень верификации – это ответ на вопрос о категориальной принадлежности той или иной спорной
языковой единицы: что это – наречие или предлог? Речь идёт в первую очередь о бифункциональных единицах
типа мимо, вокруг, кругом, после, накануне, вслед, вплоть, рядом и др. Иногда их рассматривают как предлоги,
иногда – как наречия.
2) Другим уровнем является соотношение объёмов (или, может быть, лучше сказать – размеров) той или
иной конкретной наречной или предложной единицы: может ли предлог быть частью наречия, как, например,
он может быть частью именной синтаксемы (до урока), и может ли наречие быть частью предлога, подобно
тому как сам предлог может входить в состав подчинительного союза (несмотря на то что, ввиду того что,
вследствие того что и др.)?
3) Третий уровень соотношения предлогов и наречий тесно связан с первыми двумя и опирается на
понятие синтаксической позиции: способно ли наречие занимать позицию при предлоге и способен ли предлог
занимать позицию при наречии?
Рассмотрим каждый из этих уровней последовательно.
1. Уровень верификации.
Сопоставим грамматические признаки наречий и предлогов. Сразу оговоримся, что для отнесения слов к
тому или иному ККС следует учитывать только их грамматические особенности, релевантные для выделения
наречий и предлогов, а не семантику:
1) самостоятельность / служебность;
2) изменяемость / неизменяемость;
3) способность / неспособность к сильному управлению существительными и его субститутами2;
4) возможность / невозможность примыкания к глаголам, прилагательным, наречиям и
существительным;
5) способность / неспособность нести ударение: а) словесное; б) главное фразовое;
6) способность / неспособность занимать позицию вводного слова;
7) способность / неспособность употребляться с согласованным определением.
Рассмотрим эти признаки.
1) «Самостоятельность / служебность» включает в себя более конкретные признаки:
а) способность / неспособность быть членом предложения;
б) способность / неспособность выступать самостоятельно в качестве ответа на частный или
альтернативный вопрос, т. е. занимать позицию диктальной ремы;
в) способность / неспособность выступать самостоятельно в качестве ответа на общий вопрос, т. е.
занимать позицию модальной ремы;
г) способность / неспособность самостоятельно составлять отдельную синтаксему.
а) Что касается способности / неспособности быть членом предложения, то предлог как отдельное
слово не способен быть членом предложения, наречие – способно. Например, в предложении (1а) словоформа
согласно – наречие, т. к. является обстоятельством образа действия и отвечает на вопрос как? В примере (1б) та
же словоформа согласно – предлог, так как она выполняет синтаксическую функцию обстоятельства не в
качестве отдельного слова, а как составная часть предложно-падежной формы имени:
(1) а) Все члены большой семьи живут согласно.
б) Все члены большой семьи живут согласно распорядку дня.
Правда, возможно окказиональное употребление предлогов с нулевой формой имени, например в
публицистической (2а) или поэтической (2б) речи:
(2) а) Жизнь до. Жизнь после (Округа-запад, 30.10.04).
б) Всё было до, всё будет после (М. Дудин).
В этом случае предлог является манифестантом предложно-падежной формы и в составе синтаксемы
способен быть членом предложения, в данном случае обстоятельством. Ср. также пример из анекдота, где врач
рекомендовал своей пациентке в качестве средства для похудения стакан воды:
(3) а) Женщина спрашивает: – А воду пить до или после? (имея в виду еду).
Врач отвечает: – Вместо.
б) Следующий признак – способность / неспособность выступать самостоятельно в качестве ответа
на частный или альтернативный вопрос. С одной стороны, в таком ответе самостоятельное употребление
предлога как служебной части речи невозможно (4а):
(4) а) – Когда ты наконец займёшься курсовой? – *Через.
Не употребляются в качестве реплики-реакции и предлоги *до, *в, *на, *в течение и нек. др.
Ср. возможность употребления в качестве реплики-реакции наречий: потом, завтра, не сейчас.

2 Вслед за Е. С. Скобликовой мы понимаем управление как формальный способ включения имен существительных
в синтаксические построения. Однако мы различаем мотивированное, обусловленное и немотивированное управление
[Всеволодова 2000: 380]. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 18

32
С другой стороны, если предположить возможность функционирования предлога с нулевой формой
анафорического имени, то такое употребление отмечено (4б):
(4) б) – Когда ты наконец займёшься курсовой? – После.
Способность выступать самостоятельно в качестве ответа на частный или альтернативный вопрос
означает, что наречие может занимать позицию диктальной ремы (4в, 5а):
(4) в) – Когда ты наконец займёшься курсовой? – Завтра.
(5) а) – Когда у тебя экзамены? – Скоро.
Однако здесь следует оговориться, что не все наречия могут занимать позицию диктальной ремы (5б):
(5) б) – Когда у тебя экзамены? – *Близко.
В этом случае мы имеем дело с наречиями, имеющими ограниченный коммуникативный статус.
в) Следующий признак – способность / неспособность выступать самостоятельно в качестве ответа
на общий вопрос – явный или латентный (скрытый). Способность означает, что наречие может занимать
позицию модальной, или верификативной ремы (5в):
(5) в) – У тебя экзамены бли3зко? – Бли1зко.
Казалось бы, в ответе на общий вопрос самостоятельное употребление предлога невозможно. Однако в
разговорной диалогической речи, когда смысловые связи реплик в контексте позволяют однозначно выявить
нулевую форму имени, самостоятельное употребление предлога в качестве реплики-реакции оказывается
допустимым:
(6) – Тебе чай с сб3харом? – Бе1з.
(7) – Встретимся ду3 урока? – По1сле.
Ср. также шутку, построенную на языковой игре:
(8) – Официант обращается к изрядно подвыпившему клиенту:
– Вам кофе с коньяком? – Без. – Без коньяка? – Без кофе!
г) Ещё один признак – способность / неспособность самостоятельно составлять отдельную
синтаксему. Любая самостоятельная часть речи способна составлять синтаксему, и наречие в том числе. Что
касается предлога, то он является составляющей синтаксической формы слова – синтаксемы. Однако в
разговорной речи (9а) отмечены употребления предлога с нулевой формой анафорического имени (или его
субститута – местоимения), которая может быть эксплицирована (9б):
(9) а) И я стала актрисой – вопреки и несмотря.
б) И я стала актрисой – вопреки всему и несмотря ни на что.
Таким образом, следует банальный вывод: наречие – самостоятельный ККС, предлог – служебный.
2) Изменяемость / неизменяемость означает а) склоняемость / несклоняемость,
б) спрягаемость / неспрягаемость, в) согласуемость / несогласуемость.
По всем этим параметрам и предлог, и наречие – неизменяемые части речи. Правда, у предлога
возможны чередующиеся варианты: в / во (в понедельник – во вторник), с / со (с ковра – со стола), о / об / обо (о
матери – об отце – обо мне), из / изо (из гордости – изо всех сил), под / подо (под тобой – подо мной),
над / надо (над тобой – надо мной).
У наречия же есть формы степеней сравнения – компаративы: поздно – позже / по-
позже / позднее / попозднее / поздней / попоздней. Однако вопрос о грамматическом статусе компаратива как
отдельной лексемы или как формы наречия или прилагательного в русском языке остается ещё открытым.
Наша точка зрения: компаратив – отличный и от наречий, и от прилагательных ККС с присущими ему
индивидуальными свойствами.
3) Способность / неспособность к сильному управлению другими словами: существительными и
его субститутами.
Для предлогов характерно сильное управление как вид синтаксической связи: благодаря + дат.пад.,
навстречу + дат.пад., вразрез с + тв.пад., вслед за + тв.пад. Здесь налицо так называемое немотивированное
управление, когда в рамках современного языка нельзя мотивировать употребление данной падежной формы
[Всеволодова 2000: 380].
Для наречий сильное управление не характерно. Однако возможно слабое управление: фальшиво до
безобразия, красиво до ужаса. Здесь налицо так называемое мотивированное управление, когда мотивируется
смысл синтаксемы, но не всегда задается её форма [Всеволодова 2000: 380]. В данном случае мотивируется не
форма существительного, а смысл «интенсивность», «мера и степень». Ср.: безобразно фальшиво, ужасно
красиво.
4) Возможность / невозможность примыкания к глаголам, прилагательным, наречиям,
существительным и числительным.
Для наречий характерно примыкание как вид подчинительной связи: быстро бежать. Для предлогов
примыкание нехарактерно.
5) Способность / неспособность нести ударение: а) словесное; б) фразовое, которые тесно связаны друг
с другом.
а) Словесное ударение. Любое наречие как отдельная синтаксема, составляющая фонетическое слово,
несёт словесное ударение. Предлоги же, являясь частью именной синтаксемы, словесное ударение могут иметь Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

33
или не иметь. Это зависит от разных факторов. Естественно, что не составляющие слога предлоги в принципе
не способны нести ударение: в столе, с маслом. Правда, на самом деле данное утверждение не должно быть
столь категоричным, если учитывать слоговые согласные, особенно при выражении контраста: Не на столе, а в
столе; Не без масла, а с маслом. Первообразные (непроизводные) односложные предлоги обычно не несут
словесного ударения: *у города, *за окном. Однако оно возможно:
– при употреблении с энклитиками3 (видимо, это ограниченный список употреблений), часть предлогов
такое ударение содержать могут:
• нб (двое нб двое, нб год, нб ночь, нб день), однако ср. невозможность: *нб утро, *нб неделю, *нб
месяц или сомнительность в современном языке: ?нб вечер, хотя в поэзии XIX такое
употребление отмечено: Что, приглашенья? В самом деле: три дома нб вечер зовут
(А. Пушкин);
• пу (пу полю, пу лесу, пу небу, пу двое, *пу воду), однако ср. невозможность: *пу земле, *пу
воздуху, *пу грибы, *пу ягоды;
• зб (зб полночь, зб ночь, зб город, зб руки, зб ноги, зб спину, зб голову, за нос), ср.: *зб палец, *зб
утро, *зб село;
• пуд (пуд гору, пуд руку, пуд ноги), ср.: *пуд стол, *пуд спину, *пуд книгу;
• бйз (бйз году неделя), ср.: *бйз нас, *бйз малого, *бйз пяти;
• из (из лесу, из дому), ср.: * из стола, * из комнаты;
• о (бок о бок), ср.: *вытереть руки о полотенце, *спина о спину (возможно, ограничения
связаны с некоторой идиоматичностью, фразеологизированностью сочетания бок о бок);
• от (час от часу не легче), ср.: *от Москвы до Петербурга;
• со (умирать со смеху), ср.: убирать со стола;
• до (до смерти), ср.: *смеяться до упаду;
– в диалогической речи:
(10) – Вам чай с са3харом? – Бе1з сахара.
(11) – Ты в униве3р? – И1з универа.
– при контрасте, противопоставлении (в том числе имплицитном, подразумеваемом), всякого рода
переспросах, уточнениях, поправках: Не нб3 столе,/ а пу2д столом; Не ду3,/ а по2сле урока; Мне, пожалуйста,
бй2з сахара4.
Неодносложные простые предлоги регулярнее принимают словесное ударение: уколо стола, пусле урока,
вокруг стадиона. Составные предлоги способны нести словесное ударение, так же как и самостоятельные
слова: Несмотря на (дождь), в силу (обстоятельств), в течение (урока), на протяжении (недели), с целью
(отдохнуть) и т. д.
б) Кроме того, наречия, естественно, способны нести главное фразовое ударение, быть центром ИК.
Этот вопрос тесно связан с актуальным членением высказывания и коммуникативной ролью той или иной
словоформы (подробнее о коммуникативных ролях наречий см. [Панков 2007]). Предлоги обычно не несут
главное фразовое ударение, но способны его нести, употребляясь с энклитиками (12). Ср. также (13, 14):
(12) Завтра едем за1 город.
(13) – Встретимся ду3 урока? – По1сле.
(14) Вам чай с лимо3ном / или бе2з?
6) Шестой признак – способность / неспособность занимать позицию вводного слова.
Позицию вводного слова занимают, как правило, самостоятельные ККС, однако она возможна также для
некоторых союзов (однако, тем не менее) и частиц (дескать, мол). Наречия способны выступать в качестве
вводного слова:
(15) Это задание, очевидно, невыполнимо5.
Предлоги в этом качестве никогда не употребляются. По крайней мере нами не найдено ни одного такого
примера.
7) Способность / неспособность употребляться с согласованным определением.
Наречия с согласованным определением обычно не употребляются. Действительно, реально ни о каком
согласовании с наречием речи быть не может, однако субстантивированные наречные словоформы, например
сегодня и завтра, нередко с согласованным определением употребляются, особенно в заголовках статей
периодических изданий: Наше сегодня; Светлое завтра. Наречия здесь используются как существительные
среднего рода единственного числа, что и отразилось в согласуемых адъективных словоформах наше, светлое.
При этом словоформы сегодня и завтра употребляются как существительные среднего рода (хотя
подразумеваться может и день), видимо, по трём причинам. Во-первых, субстантивированные сегодня и завтра

3 Мы различаем фонетические и морфологические клитики. Ср. др. точку зрения в [Плунгян 2000: 29]. В данном
случае речь идет о клитиках фонетических.
4 Подобное явление отмечено даже для аффиксов: – Вас обсудили? – Не об-, а о-. См. об этом, в частности, в
[Земская 1973: 458; Плунгян 2000: 19].
5 Подробнее о наречиях в функции вводного слова см. [Панков 2003]. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 18

34
функционируют в качестве нарицательного неизменяемого неодушевлённого имени, а такие существительные
в русском языке бывают, как правило, среднего рода (кроме кофе): осеннее пальто, свободное купе,
маршрутное такси [Розенталь 1988]. Во-вторых, в данном случае наречие выступает в функции
существительного singularia tantum (ср.: будущее, прошлое, настоящее). Ср. невозможность: *светлый завтра,
*светлая завтра или *светлые завтра. В-третьих, форма среднего рода вообще является в русском языке
немаркированной, «начальной», ср.: Самое главное – не опоздать и др.
Предлоги, на первый взгляд, как служебный ККС с согласованным определением тоже не
употребляются. Однако существуют предложные образования, включающие в свой состав в качестве
обязательного или факультативного компонента согласованное определение. В одних случаях определение не
может быть опущено: по правую сторону от (чего) (ср. невозможность: *по сторону от чего), в других
опущение или замена согласованного определения вполне допустимы: в непосредственной близости от (чего),
ср. возможность: в некоторой близости от (чего), в опасной близости от (чего), в недопустимой близости от
(чего) и даже просто в близости от чего [Всеволодова и др. 2003; Валуева 2008]).

Для верификации предлогов и наречий существуют операциональные методы, или способы проверки
степени опредложенности или адвербиализованности омонимичных словоформ – как объективные, так и
субъективные. Рассмотрим в первую очередь объективные параметры анализа, которые связаны с
синтаксическими свойствами слов.
1. Проверка словоформ на наличие или отсутствие управления падежной (предложной или
беспредложной) формой имени существительного или другого ККС.
1) Если неизменяемая словоформа не управляет определённой падежной формой, значит, это только
наречие. Например, словоформа скоро не управляет определённым падежом: Мы скоро приедем. Поэтому,
безусловно, скоро – наречие.
2) Если неизменяемая словоформа управляет определённым падежом, то это может быть или предлог,
или наречие. Например, словоформа вскоре управляет предложно-падежной формой существительного: вскоре
после кого, после чего: Мы приедем вскоре после праздников. Значит, это может быть или наречие, или предлог.
2. Если неизменяемая словоформа управляет определённым падежом, то здесь учитывается второй
параметр – обязательность / факультативность позиции управляющей словоформы.
1) Если позиция неизменяемой управляющей словоформы является факультативной, то это только
наречие. Например, словоформа вскоре является факультативной. Ср.: Мы приедем (вскоре) после праздников.
Значит, вскоре – это наречие, которое выполняет функцию конкретизатора при предлоге после.
2) Если позиция неизменяемой управляющей словоформы является обязательной, то мы имеем дело с
составным предлогом. Например:
а) словоформы с семантикой близости / далекости близко от кого, от чего, далеко от кого, от чего
являются обязательными: Мы живём близко (далеко) от метро. Ср. невозможность: *Мы живём от метро.
Словоформы близко, далеко обязательны, значит, близко от, далеко от – это единые составные предлоги;
б) словоформы с семантикой близости близко к кому (к чему), поближе к кому (к чему) тоже являются
обязательными: Мы живём близко к метро. Наши друзья тоже хотели бы снять квартиру поближе к метро.
Ср. невозможность: *Мы живём к метро. *Наши друзья тоже хотели бы снять квартиру к метро.
Словоформы близко, поближе обязательны, значит, близко к, поближе к – это тоже составные предлоги. Здесь
первичные антонимичные предлоги к – от в постпозиции по отношению к наречному предлогу близко
фактически становятся синонимичными6: близко к метро = близко от метро. Интересно, что подобная пара
предлогов с семантикой не близости, а далёкости не отмечена, ср. отсутствие корреляции: далеко от метро –
*далеко к метро: *Мы живём далеко к метро (*дальше к метро, *подальше к метро).
Вспомогательным операциональным методом верификации грамматического статуса языковых единиц
может быть перевод. Так, в русском языке есть бифункциональные наречия-предлоги, которые функционируют
и как наречия, и как предлоги, сохраняя связь с каждым из этих категориальных классов: после, накануне, мимо,
навстречу, возле, около, вокруг, кругом, вслед, рядом, внутри, вместе и др. Традиционно такие лексемы
рассматриваются как предлоги, если управляют падежами, и наречиями, если не управляют. Ср.: Возле меня
улеглась кошка (предлог) – Возле улеглась кошка (наречие). Однако, как мы уже говорили выше, известны
случаи употребления предлогов с нулевой формой имени: Всё было до, всё будет после (Дудин); Вам чай с
сахаром или без? Ведь нельзя улечься просто «возле»: *Кошка вернулась с прогулки и улеглась возле. Можно
улечься только «возле кого-то или чего-то»: Я уселся на диван. Возле (меня) улеглась кошка. Данные
сопоставительного анализа показывают, что в подобных случаях анафорический элемент, в русском языке
представленный нулевой формой, в переводах на другие языки часто эксплицируется7. Это также одно из
оснований считать эти лексемы предлогами.

6 На это обратила наше внимание М. В. Всеволодова.
7 Например, в корейском языке. Правда, в некоторых языках, например в английском, подобное явление (наличие
бифункциональных предлогов-наречий) тоже известно: это “prepositional adverbs”, или “preposition-like-adverbs” [Ахманова
1966: 253]. Розділ ІІ. Актуальні проблеми морфології

35
2. Уровень объёма. Наречие как конкретизатор предлога.
Другим уровнем соотношения наречия и предлога является соотношение объёмов той или иной
конкретной наречной или предложной единицы: т. е. может ли предлог быть частью наречия, как, например, он
может быть частью именной синтаксемы, и может ли наречие быть частью предлога. Здесь необходимо
рассмотреть два вопроса: предлог как составная часть наречия и наречие как составная часть предлога.
1) Предлог как составная часть наречия. На наш взгляд, предлог, становясь составной частью
наречия, переходит из разряда собственно грамматических единиц (морфологических и синтаксических) в
разряд единиц морфемики, т. е. в префикс, причем независимо от того, орфографически слитно или раздельно
наречие пишется. Это, например, наречие на ощупь, в составе которого имеется префикс на (орфографически
раздельное написание). Ср. аналогично: нараспев (орфографически слитное написание). Орфография –
исключительно конвенциональный вопрос, который не может служить критерием верификации
категориального статуса словоформ.
2) Наречие как составная часть предлога. Интересно, что наречие как самостоятельный ККС способно
включаться в состав предлога как служебного ККС. В этом случае мы имеем дело с наречным конкретизатором
предлога – семантически обусловленным компонентом предложной единицы. Например, в предлогах вплоть
до, задолго до слова вплоть и задолго являются конкретизаторами, то есть предлог до может употребляться не
только самостоятельно, но и с дополнительным компонентом, обусловленным не грамматически, а
семантически.
В роли конкретизатора могут выступать разные части речи: наречие (задолго до рождения сына),
местоимение (в этом качестве), имя прилагательное (в полном соответствии с законом, в непосредственной
близости от метро), компаратив (ближе к вечеру). Здесь мы говорим только о наречном конкретизаторе.
Как правило, с точки зрения коммуникативной роли конкретизатор не несёт центра ИК, он безударен и
обычно выполняет роль парентезы, атонической темы или ремы. Наречные конкретизаторы предлога могут
быть сгруппированы по некоторым признакам.
1. Признак «способность / неспособность употребляться вне сочетания с предлогом». В зависимости от
того, способен ли конкретизатор употребляться и вне сочетания с предлогом, мы вслед за М. В. Всеволодовой
различаем свободные и связанные конкретизаторы:
1) свободный конкретизатор: почти до сорока лет (ср.: почти 100, почти лауреат, почти закончил);
2) связанный конкретизатор (вне сочетания с предлогом не употребляется): вплоть до сорока лет,
незадолго перед уроком, аккурат после президентских выборов.
2. Признак, условно названный «семантика-1», на основе которого различаются качественные и
количественные конкретизаторы:
1) качественные:
а) образа действия: в обнимку (с кем), наедине (с кем): Наедине со всеми хотел бы я побыть;
б) комитативные: вместе (с кем), совместно (с кем), вкупе (с кем);
в) сравнительные: наравне (с кем) и др.: Наравне со всеми;
2) количественные:
а) темпоральные задолго (до кого, до чего), незадолго (до, перед чем), вскоре (после чего), одновременно
(с кем, с чем), вдогонку (за кем, за чем), сразу (же) (за кем, за чем), сразу (же) (после кого, после чего), тотчас
(же) (после кого, после чего): Экипаж «Курска» погиб моментально после аварийного взрыва;
б) локативные: близко (к кому, к чему; от кого, от чего), вдогонку (за кем), слева (от кого, от чего),
справа (от кого, от чего), сбоку (от кого, от чего), сверху (от кого, от чего), впритык (к чему), вровень (с
чем), вплотную (к чему), вне (за чем):
(16) Прилавки с носками стоят впритык к трамвайным путям, и это никого не волнует
(Московская среда, 2008, № 4).
(17) Почти вплотную к метро есть огромный магазин «Универ-Сити» (Московская среда, 2008,
№ 4).
(18) А Пётр стоял вне за дверями (Иоанн XVIII, 16).
Существуют, видимо, некоторые другие семантические разряды наречных конкретизаторов.
3. Признак, условно названный «семантика-2». Кроме того, по семантике различаются конкретизаторы-
векторы, конкретизаторы-скаляры, а также авторизационные конкретизаторы:
1) конкретизатор-вектор указывает направление действия признака. Например, справа от, слева от,
сверху от – конкретизаторы-векторы;
2) конкретизатор-скаляр указывает отрезок как сферу действия признака. Ср., например:
Непосредственно перед, сразу после, вплоть до и др. – конкретизаторы-скаляры;
3) авторизационные конкретизаторы указывают отношение говорящего к сказанному. Это, как правило,
наречия с частицей же: сразу же (после кого, после чего), тотчас же (после кого, после чего).
Иногда возможны употребления, когда эксплицированным остаётся только наречный конкретизатор (а
собственно предлог представлен нулевой формой), однако не перестающий быть составной частью
предложного образования: Мы шли вместе. Я долго смотрел ей вслед.
3. Уровень позиции. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 18

36
Здесь необходимо рассмотреть два вопроса: возможно ли употребление предлога при наречии и
возможно ли употребление наречия при предлоге?
1) Употребление предлога при наречии. Помимо прототипического употребления предлога при
существительном и его субститутах возможна конъюнкция предлогов и с другими самостоятельными ККС, в
частности с наречиями: отложить на завтра, перенести на потом, запланировать на сегодня, сдать на
отлично, До завтра!, До завтра не успеть, Метро уходит в завтра (газ.)8.
2) Употребление наречия при предлоге. Помимо традиционно выделяемых среди присловных
приглагольной, приименной, приадъективной и приадвербиальной позиций наречие способно занимать также
принумеральную (трижды пять), прикомпаративную (гораздо выше), приместоименную (абсолютно все) и
даже припредложную позиции. Так, если есть предлог близко от, то вполне возможно и употребление очень
близко от: Мы живём очень близко от метро. Думаю, что сюда можно отнести и практически все случаи
употребления наречных конкретизаторов при предлоге, о которых мы говорили выше: вскоре после, сразу
после, незадолго до, почти вслед за и др.
Таким образом, мы рассмотрели три уровня соотношения русских наречий и предлогов. С одной
стороны, действительно, границы между самостоятельными и служебными ККС подчас не столь очевидны и
жестки, как может показаться на первый взгляд. С другой – объективные операциональные методы
верификации категориального статуса тех или иных слов позволит избежать досадных неточностей в
лексикографической и грамматической теории и практике.

Литература
1. Ахманова 1966: Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия,
1966.
2. Всеволодова 2000: Всеволодова М.В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса: Фрагмент
прикладной (педагогической) модели языка: Учебник. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000.
3. Всеволодова и др. 2003: Всеволодова М.В., Клобуков Е.В., Кукушкина О.В., Поликарпов А.А.
К основаниям функционально-коммуникативной грамматики русского предлога // Вестник Московского
университета. Сер. 9. Филология. – 2003. – № 2. – С. 17–59.
4. Ефремова 2004: Ефремова Т.Ф. Толковый словарь служебных частей речи русского языка: Ок. 15 000
словарных ст.: Ок. 22 000 семантических единиц. 2-е изд., испр. – М.: ООО «Изд-во Астрель»: ООО «Изд-во
АСТ», 2004.
5. НСРЯ 2001: Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. 2-е изд.,
стереотип. – М.: Рус. яз., 2001. Интернет-версия – www.rubricon.com.
6. Земская 1973: Земская Е.А. Современный русский язык: Словообразование. – М.: Просвещение, 1973.
7. Панков 2003: Панков Ф.И. Ещё раз о грамматике и семантике модальных слов (фрагмент
лингводидактической модели русской морфологии) // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология.
2003. – № 2. – С. 59–74.
8. Панков 2007: Панков Ф.И. Синтаксические позиции русских наречий. Статья 3. Коммуникативные
роли и коммуникативная парадигма адвербиальных словоформ // Слово. Грамматика. Речь. Вып. IX: Сборник
научно-методических статей по преподаванию РКИ. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2007. – С. 4–17.
9. Плунгян 2000: Плунгян В.А. Общая морфология: Введение в проблематику: Учебное пособие. – М.:
Эдиториал УРСС, 2000.
10. Розенталь 1988: Розенталь Д.Э. Пунктуация и управление в русском языке: Справочники для
работников печати. – М.: Книга, 1988.

The article analyses the problem of correlation of Russian adverbs and Russian prepositions as invariable parts
of speech. Correlation of these grammatical classes of words includes three levels: verification, size and position.
Keywords: adverb, preposition, categorical class of words.
Надійшла до редакції 20 жовтня 2008 року.

8 Иногда удивляют утверждения некоторых современных справочных изданий: «Наречия, образованные от наречий,
пишутся слитно. Например: послезавтра, задаром, донельзя, навсегда, откуда, назавтра, наутро, поутру. Исключения: до
завтра, под утро, на сегодня, на потом» [Полный справочник по орфографии и пунктуации. Под ред. О. Л. Соболевой. –
М.: АСТ-ПРЕСС, 1999, с.157]. Под утро – никак не наречие, а существительное с предлогом, как и под вечер. Кроме того,
вряд ли наречия наутро и поутру можно считать образованными от наречий, так как утро – существительное, а наречие с
предлогом, скажем отложить на завтра, пишется все-таки раздельно. Впрочем, далее идет примечание, не менее странное,
чем правило: «Наречия назавтра, наутро, поутру нужно отличать от сочетаний существительных с предлогом на завтра,
на утро, по утру» [Там же, с.158]. Думается, во-первых, что на завтра – это не существительное с предлогом, а наречие с
предлогом, и, во-вторых, что обилие неточностей не украшает лингвистический справочник.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.