Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Нина Стекольникова — ЛИНГВО-ПОЗИЦИОННАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ИНВАРИАНТА РЕКУРСИВНОГО ТЕКСТА

Статтю присвячено проблемі зіставлення варіантів фольклорних текстів і лінгвістичного
обґрунтування їх тотожності і відмінності. На підставі розробленої метамови, яка дозволяє визначити
тотожність текстів рекурсивної структури, стисло записавши їх, і відновити оригінальний текст,
розгорнувши цей запис, створюється база даних для аналізу й зіставлення фольклорних текстів цієї
структури.
Ключові слова: варіант, інваріант, рекурсивний текст.

Лингвистическое обоснование тождества вариантов одного фольклорного текста и предложение
теоретически обоснованного метода выявления инвариантов сказок на основе специально созданного
метаязыка представляет большой научно-практический интерес для исследовательской и практической
деятельности лингвистов и фольклористов. Актуальность данной работы обусловлена необходимостью
выявления и систематизации, описания и научной обработки одного из наиболее архаичных типов
фольклорного текста, сказок с повторениями, так называемых «кумулятивных сказок», в терминологии
профессора ВГУ А.А. Кретова, принятой в данной работе, – сказок рекурсивной структуры.
Работы Е.Б. Артеменко, П.Г. Богатырева, С.Ю. Неклюдова, С.Е. Никитиной, А.Т. Хроленко позволили
определить важные для данного исследования особенности фольклорного произведения в целом. По
определению С.Ю. Неклюдова фольклорный текст – это устойчивая комбинация элементов традиции, которая
осуществляется в каждом акте исполнения [Неклюдов http://www.ruthenia.ru]. Е.Б. Артеменко определяет суть
фольклорной традиции «в следовании обобщенным, типизированным, заранее заданным образцам, в их
многократном («бесконечнократном») воспроизведении» [Артеменко 2006, с. 6]. По замечанию Л.Г. Бабенко
[Бабенко 2005], после появления работы В.Я. Проппа «Морфология сказки» во многих трудах по лингвистике
текста, проявляется стремление ученых найти общее в построении текстов – схемы, формулы, стремление
выявить и показать правила образования текста. И.Р. Гальперин высказывает мысль об инвариантной структуре
текста, о возможном построении текста по определенной модели [Гальперин 2004].
Данное исследование опирается на следующие конкретные положения, отраженные в работах
И.И. Толстого, А.И. Никифорова, В.Я. Проппа, И.Ф. Амроян, А.А. Кретова. И.И Толстой отметил, древнейшую
природу явления кумуляции, которое характеризуется особым способом мышления через опосредствующие
звенья [Толстой 1966, с. 80-97]. А.И. Никифоров выделил сказки, создаваемые повторением «сюжетных
морфем», как особый жанр, опираясь на сочетание структурных особенностей таких текстов и характера их
исполнения [Никифоров 1928, с. 58]. В.Я. Пропп дал общее определение их структуры, их типов и сюжетных
групп, которые характерны для сказочного репертуара [Пропп 1976]. И.Ф. Амроян переименовала
кумулятивную структуру в «цепевидную», а специфическую единицу такого текста в «звено» [Амроян 2000].
А.А. Кретов определил, что такие сказки моделируются с помощью самоподобных рекурсивных структур и
предложил для всех типов таких текстов общее название «рекурсивные сказки» [Кретов http://www.ruthenia.ru].
С помощью Сравнительного указателя сюжетов «Восточнославянская сказка» [СУС 1979], который
отражает сюжетный состав сказок восточных славян, опубликованных в XVIII – XX вв., было выделено 15
сюжетов сказок, имеющих рекурсивную структуру, и найдено определенное число вариантов, достаточное для
адекватного представления характера каждого сюжета («Пение волка» — 29 вариантов, «Терем мухи» — 20
вариантов, «Смерть петушка» — 15 вариантов, «Петушок вышиб курочке глаз орешком» — 7 вариантов,
«Колобок» — 18 вариантов, «Разбитое яичко» — 12 вариантов, «Звери в яме» — 13 вариантов, «Коза луплена» — 24
варианта, «Лубяная и ледяная хата» — 9 вариантов, «Нет козы с орехами» — 13 вариантов, «За скалочку –
гусочку» — 7 вариантов, «Волк-дурень» — 12 вариантов, «Глиняный Иванушка» — 11 вариантов, «Репка» — 4
варианта, «Зимовье зверей» — 17 вариантов). Всего было проанализировано 211 текстов.
Чтобы сжато записать варианты определенного фольклорного инварианта и отличить данный инвариант
от других инвариантов сказок рекурсивной структуры, мы используем метаязык, который предложил
А.А. Кретов. Важными понятиями предложенного метаязыка являются: сюжетная морфема (СМ) (термин
А.И. Никифорова) – повторяющаяся часть текста; экспозиция – часть текста от начала до первой сюжетной
морфемы; постоянная часть СМ – неизменная ее часть; переменная нового – переменная часть сюжетной
морфемы, которая содержит новую информацию по сравнению с предыдущими сюжетными морфемами;
индикатор роста структуры – переменная часть сюжетной морфемы, которая указывает на продолжение или
завершение развертывания структуры текста и имеет всего два значения – положительное, разрешающее
присоединение новой СМ, или отрицательное, запрещающее его. На основе данного метаязыка были
разработаны специальные позиционные и лингвистические процедуры, позволяющие реконструировать
инварианты рекурсивных сказок по имеющимся вариантам и синтезировать варианты рекурсивных сказок по
реконструированному инварианту.
© Стекольникова Н.В., 2009 Розділ VI. Проблеми лінгвістики тексту, дискурсології, дискурс-аналізу

195
Наиболее показательными, с точки зрения доказательства лингвистического тождества вариантов и
определения инварианта каждого исследуемого сюжета, являются структурные элементы «экспозиция» и
«переменная нового». В экспозиции определяется пространство и место действия сказки, выясняется причина
взаимодействия всех сказочных персонажей. В переменной нового заключена информация, отличающая
данную сюжетную морфему от предыдущей. Мы определили последовательность появления этих элементов в
каждом из вариантов, обобщив их в таблице. Исследовав все сюжеты, мы получили пятнадцать таблиц
лексических парадигм переменных нового для каждого из 15-ти сюжетов, число вариантов которых колеблется
в интервале от 4-х до 29-ти вариантов. В качестве примера мы приводим таблицу лексических парадигм сказки
«Петушок вышиб курочке глаз».
Таблица 1
0 1 2 3 4 5 6 7
1 молодочка0 петушок1 орешина2 козы3 пастухи4 хозяйка5 свиньи6 волк7
2 курочка0 петушок1 орешня2 коза3 пастухи4 жена5 свинья6 волк7
3 курочка0 петушок1 орешник2 козы3 пастухи4 бабы5 свинья6 волк7
4 курочка0 петух1 орешина2 коза3 пастухи4 хозяйка5 свинья6 волк7
5 курочка0 кочеток1 орешня2 козы3 пастухи4 хозяйка5 свинья6 волк7
6 курочка0 петушок1 орех2 козы3 пастух4 хозяйка5 свинья6 волк7
7 курочка0 кочеток1 орешня2 козы3 пастухи4 хозяйка5 свинья6 волк7
Горизонтальная строка таблицы 1 представляет собой конкретный вариант сказки, где отражена
последовательность появления переменных нового. Данная строка в отдельных таблицах может содержать от 7
до 30 звеньев, в зависимости от количества представленных структурных элементов сказки в отдельном
варианте. Цифра рядом с переменой (например, орех2) обозначает порядок появления элемента в сказке
(переменная нового орех появляется во 2-ой СМ). Первым элементом в каждой строке является структурная
часть экспозиции, которая в дальнейшем воспроизводится в сюжетной морфеме и связывается (через предикат
или более сложной цепью опосредований) с переменными нового (например, Репка0, за которую берётся
Дедка1). Этому элементу присвоена нулевая позиция.
По вертикали в каждой таблице представлены лексические парадигмы, характерные для всех вариантов
данной сказки. Анализ наполнения лексических парадигм и отношений, в которых находятся переменные
нового всех вариантов, позволяет определить инвариант каждой конкретной сказки.
Под инвариантом мы понимаем такой реконструируемый вариант сказки, который максимально полно
отражает лексическое содержание парадигм всех вариантов определенной сказки и позволяет минимальными
средствами объяснить максимальное количество фактов в исследуемых вариантах. Одним из требований,
предъявляемых к инварианту, является возможность выведения из него всех (или подавляющего большинства)
известных вариантов с помощью строго фиксированного набора стандартных преобразований (процедур).
Анализ каждой цепи и построение инварианта конкретной сказки осуществляется в три этапа. На первом
этапе сопоставляются последовательности сюжетных морфем по форме и определяются те, в которых
совпадают структурные элементы экспозиции, взаимодействующие с переменными нового при дальнейшем
развитии сюжета. Характерно, что экспозиция сказки рекурсивной структуры очень проста и практически
одинакова для всех вариантов. Тексты, экспозиция которых не соответствует этому положению, при анализе
лексических парадигм не подтверждают своей принадлежности инварианту исследуемой сказки. На втором
этапе определяется количество сюжетных морфем в каждой последовательности и определяется их позиция
относительно других элементов. В каждом варианте отдельной сказки наблюдается позиционная
закономерность в последовательности появления ее персонажей. Каждый из персонажей занимает
определенную позицию в заданной структуре, и эта позиция, с одной стороны задана не жестко (элементы
могут меняться местами внутри последовательности), а с другой стороны, свобода их перемещения ограничена
логикой целого. Частота появления отдельного элемента в большем количестве вариантов свидетельствует о
его принадлежности инварианту. Третий этап заключается в отождествлении структурных элементов, в
котором применяются пять приемов по отношению к вариантам и реконструируемому инварианту:
1. Процедура позиционного сдвига варианта (ПС).
2. Процедура позиционного растяжения варианта (ПР).
3. Процедура позиционной компрессии варианта (ПК).
4. Процедура позиционной метатезы варианта (ПМ).
5. Процедура позиционного тождества варианта (ПТ).
Пользуясь вышеназванными процедурами и учитывая отношения свободного варьирования и
дополнительного распределения, в которых могут находиться переменные нового, для каждого сюжета был
определен свой инвариант.
Синтез (восстановление) конкретных вариантов рекурсивных сказок из реконструированных
инвариантов доказывает эффективность выработанных в ходе исследования позиционных и лингвистических
процедур. Мы реконструировали 132 текста рекурсивной структуры. По каждому из пятнадцати инвариантов, ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 18

196
за исключением трех, было восстановлено по десять конкретных вариантов. Исключением являются сказка
«Репка», которая была найдена в количестве четырех вариантов и соответственно восстановлена из инварианта
в количестве четырех текстов и сказки «Петушок вышиб курочке глаз» и «За скалочку – гусочку», которые
были найдены и восстановлены из инвариантов в количестве семи текстов.
Деятельность рассказчика мы смоделировали с помощью ряда процедур: позиционных и
лингвистических. Позиционные процедуры позволяют восстановить количество сюжетных морфем и их
последовательность в оригинальном тексте сказки: позиционный сдвиг (ПС), диэреза (Д) (процедура, обратная
эпентезе (вставке) нулевых сюжетных морфем, которую осуществляют при реконструкции инварианта),
позиционная дивергенция (ПД), метатеза (ПМ) и позиционное тождество (ПТ). Лингвистические процедуры
отражают грамматические и лексические возможности варьирования текстов одной сказки: синонимизация
(Син), гендеризация (Гф/Гм) (феминизация или маскулинизация), инфантизация (Инф), субституция числа
(Чед/Чмн), эквонимизация (Э), диминутивизация или дедиминутивизация (Дим+/-) (прибавление или вычитание
уменьшительного суффикса), фонетико-графическая диалектизация (ДиаФГ), лексико-семантическая
диалектизация (ДиаЛС) и дополнительная конкретизация (ДопКон). Данные процедуры доказали свою
эффективность как необходимый инструментарий при анализе и синтезе фольклорных текстов рекурсивной
структуры. Приведем пример выведения частного варианта из общего инварианта сказки «Пение волка».
Вариант «Волк и крестьянин» [Зеленин 1997] содержит десять СМ. Так как инвариант содержит
двенадцать СМ, то при отождествлении переменных нового и восстановлении варианта, мы учитываем
отношения, в которых они находятся между собой и относительно инварианта. Отношение этого варианта к
инварианту и процедуры, применяемые к нему, для выведения его из инварианта, отражены в таблице 2.
Таблица 2
№ Инвариант Вариант Позиция
варианта
Позиционные процедуры Лингвистические
процедуры
0 волк волк 0 ПТ
1.1
1.2
1.3
1.4
овца
курица
свинья
кошка
овечка

кошка
1

4
ПТ
Выбор члена парадигмы
1.4.
+Дим
2.1
2.2
лошадь
корова
жеребеночек
бык
2
3
Инф; +Дим
Гм
3 собака собачка 5 ПТ Дим +
4.1
4.2
парень
девушка
парничек
деушка
7
6
ПМ 6/7 +Дим; ДиаФГ
ДиаФГ
5.1
5.2
старуха
старик
бабушка
старичек
8
9
ПТ
ПТ
Син; +Дим
+Дим; ДиаФГ

Регулярность функционирования позиционных и лингвистических процедур при восстановлении 132-х
вариантов рекурсивных сказок в количественном отношении отражена в таблице, а в процентном отношении –
в гистограмме (см. рис.1, расшифровка сокращений см. выше).
0,00%
10,00%
20,00%
30,00%
40,00%
50,00%
60,00%
П
Т
П
С Д
П
М
П
Д
Д
им Син
Д
опК
он
Д
иаФ
Г
Д
иаЛ
С
Ч
ед

м
н
Гф
/Гм Э
И
н
ф

Рис.1. Относительная нагрузка на процедуры при синтезе вариантов рекурсивных сказок

В горизонтальной плоскости таблицы 3 представлены инварианты, количество и качество процедур,
которые потребовались для восстановления из них конкретных вариантов (расшифровку сокращений таблицы
см. выше).
При восстановлении 132 вариантов рекурсивных сказок мы использовали 1325 стандартных
преобразований – 925 позиционных и 400 лингвистических процедур. Розділ VI. Проблеми лінгвістики тексту, дискурсології, дискурс-аналізу

197
Процедура позиционного сдвига (ПС) была использована 150 раз. Диэреза (удаление сюжетной морфемы
инварианта, которая была вставлена при позиционном растяжении варианта при реконструкции инварианта)
осуществлена 114 раз. Позиционная дивергенция (ПД), то есть процедура расщепления сюжетной морфемы
инварианта на две сюжетные морфемы варианта, осуществлена 50 раз. Позиционная метатеза (ПМ) – процедура
взаимной перестановки двух звеньев цепи переменных нового, была использована 71 раз. Самой регулярной
позиционной процедурой при восстановлении последовательности сюжетных морфем конкретных вариантов
оказалась процедура позиционного тождества (ПТ). Она была применена 540 раз. Отношение процедур
позиционной метатезы и позиционного тождества соответствует пропорции один к восьми. Такое
количественное превосходство процедуры позиционного тождества дает нам основание считать рекурсивные
сказки текстами, обладающими устойчивой структурой.
Возможности лексического варьирования ярко отражаются в функционировании лингвистических
процедур при восстановлении вариантов. Гендерное варьирование (Гф/Гм) – конкретизация по полу
(феминизация или маскулизация), наблюдалось нами 16 раз. Возрастное варьирование (Инф) – инфантизация,
то есть, конкретизация по возрасту использовалось 5 раз. Субституция числа – конкретизация по числу:
единственному или множественному (Чед/Чмн), применялась 34 раза. При восстановлении оригинального
текста сказки 11 раз была использована эквонимизация (Э) – процедура замены слов, имеющих общий родовой
термин, гипероним. Самой характерной лингвистической процедурой оказалась
диминутивизация и дедиминутивизация – прибавление или вычитание уменьшительного суффикса
(+Дим/-Дим), которая была применена 140 раз. Диалектное варьирование является характерной процедурой при
восстановлении вариантов из реконструированного инварианта. Лексическое варьирование на основе
фонетико-графического отражения диалектного произношения (ДиаФГ) наблюдалось нами 39 раз, лексико-
семантическая диалектизация (ДиаЛС) была представлена 38 раз. Функционирование процедуры
дополнительной конкретизации (ДопКон), которая заключается в уточнении переменной с помощью имени,
указания на профессию или родственные отношения, мы отметили 45 раз.
Таким образом, в данной работе был предложен теоретически обоснованный метод выявления
инвариантов сказок, позволяющий лингвистически обосновать тождество многочисленных вариантов текстов
рекурсивной структуры. С помощью специально разработанных позиционных и лингвистических процедур
были реконструированы 15 инвариантов сказок по имеющимся вариантам. На основе синтеза 132 вариантов
текстов рекурсивных сказок из реконструированных инвариантов на практике доказана эффективность
предложенного метода.
Перспективой данной работы является расширение исследуемого материала и тотальное исследование
всех введенных в научный оборот сказок рекурсивной структуры. Авторам представляется возможным выйти
за пределы не только сказочного, но и литературного текста и обратиться к анализу рекурсивных структур в
живописи, музыке, архитектуре, кино и других видах искусства.

Литература
Амроян 2000: Амроян И.Ф. Типология цепевидных структур / И.Ф. Амроян. – Тольятти, 2000. – 124 с.
Артеменко 2006: Артеменко Е.Б. О некоторых актуальных направлениях междисциплинарных
исследований на оси миф – фольклор – язык / Е.Б. Артеменко // Традиционная культура. Научный альманах. –
2006. – № 2(22). – С. 11-21.
Бабенко 2005: Бабенко Л.Г. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и практика:
Учебник; Практикум / Л.Г. Бабенко, Ю.В. Казарин. – 3-е изд., испр. – М.: Флинта: Наука, 2005. – 496 с.
Гальперин 2004: Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования / И.Р. Гальперин. – М.:
Едиториал УРСС, 2004. – 144 с.
Зеленин 1997: Великорусские сказки Пермской губернии. Сборник Д.К. Зеленина / Издание подготовила
Т.Г. Иванова. – СПб, 1997. – С. 314.
Кретов http://www.ruthenia.ru: Кретов А.А. Рекурсивные сказки-2 / А.А. Кретов. –
(http://www.ruthenia.ru/folklore/kretov1.htm).
Неклюдов http://www.ruthenia.ru: Неклюдов С.Ю. Вариант и импровизация в фольклоре /
С.Ю. Неклюдов.
– (http://www.ruthenia.ru/folklore/nekludov1.html).
Никифоров 1928: Никифоров А.И. // Сказочная комиссия в 1927 г. – Л.: Изд-во Гос. русского
географического общества, 1928. – С. 49-63.
Пропп 1976: Пропп В.Я. Фольклор и действительность / В.Я. Пропп. – М., 1976. – 328с.
Толстой 1966: Толстой И.И. Статьи о фольклоре / И.И. Толстой. – М.-Л.: Наука, 1966. – 250 с.
СУС 1979: Сравнительный указатель сюжетов «Восточнославянская сказка» / Сост.: Л.Г. Бараг,
И.П. Березовский, К.П. Кабашников, Н.В. Новиков. – Л.: Наука, 1979. – 440 с. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 18

198

Розділ VI. Проблеми лінгвістики тексту, дискурсології, дискурс-аналізу

199
The article deals with the problem of comparison of variants of folk texts and linguistic substantiation of their
identity and distinction. On the basis of Meta language which allows shortening the text, recognizing its identity similar
to the text of the recursive structure, unfolding the text, and restoring the original text, a data base was created for the
analysis and comparison of folklore texts of given structure.
Keywords: variant, invariant, text of recursive structure.
Надійшла до редакції 4 жовтня 2008 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.