Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Роман Забашта — СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К СОЗДАНИЮ СЛОВАРЕЙ-МИНИМУМОВ, СОСТАВЛЕННЫХ НА СЕМАНТИЧЕСКИХ ОСНОВАНИЯХ

Стаття присвячена визначенню і характеристиці сучасних підходів до створення словників-мінімумів,
що укладаються на семантичних засадах. Основна проблема семантико-ідеографічного опису номінативної
системи мови полягає в тому, щоб методологія дослідження співвідносилася з конкретними кроками
методики опису лексикона та принципами презентації номінативних засобів мови.
Ключові слова: словник-мінімум, мовна картина світу, функціональна ідеографія, семантема, ядро,
периферія.

Актуальная проблема идеографического описания всего лексикона заставляет исследователей искать
альтернативные способы лексикографирования, среди которых получила своѐ распространение тенденция по
созданию кратких тезаурусов – словарей, составленных на семантических основаниях.
Цель предлагаемой статьи – выделить и охарактеризовать современные подходы к созданию словарей-
минимумов, составленных на семантических основаниях. Поставленная цель предполагает решение ряда задач:
1) определить основные свойства ядерной, основной лексики; 2) охарактеризовать проблему выделения ядра
лексикона с позиций преподавания русского языка как иностранного; 3) охарактеризовать основные подходы к
созданию кратких тезаурусов; 4) осветить специфику функционального видения проблемы создания активного
тезауруса.
Как в отечественной, так и зарубежной лингвистике очень широкий диапазон интерпретаций получили
такие термины, как активный словарный запас (active vocabulary), лексический минимум, основной словарный
фонд, ядерный словарь, ядерные лексемы, центральные элементы языковой системы и др. Чаще всего данные
термины употребляются в работах, посвящѐнных учебным аспектам лексикографической практики, однако
наличие ядра словарного состава любого языка можно считать одной из универсальных особенностей в
организации словаря человеческого языка (П.Н. Денисов, А.А. Залевская, В.Г. Костомаров, В.В. Морковкин,
М.А. Скопина и др.). Именно описание основной части языковой модели мира представляется наиболее важной
в современной науке о языке, поскольку «ядерная зона этой модели человеческого знания универсальна, она
применима для описания лексики всех языков мира, в том числе и в контрастивном аспекте» [Рудяков 2004:
209].
Среди основных критериев разграничения ядерных и периферийных лексических единиц традиционно
выделяют следующие: а) ядро лексикона свободно используется во всех сферах общения; б) ядро не обладает
оттенком архаичности или новизны; в) ядро представлено стилистически нейтральными единицами; г) ядерные
единицы обладают развитой системой значений; д) центральные слова достаточно просты по своему
морфологическому составу; е) они обладают достаточно широкой сочетаемостью; ж) они обладают высоким
словообразовательным потенциалом и некоторые др. [Кузнецов 1980: 77; Селиванова 2006: 21 и др.]. Такой
подробный перечень критериев «ядерности» лексических единиц не даѐт ещѐ оснований для отбора единиц на
© Забашта Р.В., 2010 Розділ IV. ФУНКЦІОНАЛЬНА СЕМАНТИКА ЛЕКСИЧНИХ І ФРАЗЕОЛОГІЧНИХ ОДИНИЦЬ

115
функционально-семантических основаниях. Названные критерии характеризуют номинативные единицы по
субстанциональным качествам, однако не учитываются те функциональные и системные качества, благодаря
которым номинативное ядро осуществляет своѐ назначение как целостность – быть средством именования
основного социалемного знания, или ядерной части языковой картины мира.
Традиционно проблему вычленения лексического ядра пытались решить преподаватели русского языка
как иностранного. В данном направлении главной задачей являлось определить, какие номинативные средства
необходимы для базового овладения языком и какие важны для развития коммуникативных навыков, то есть
для выработки умений самостоятельно продуцировать расчленѐнные (многословные) средства номинации при
помощи ядерной лексики. Как отмечает М.А. Скопина, на начальном этапе обучения работой по составлению
словника «является отбор существительных, особенно конкретных, потому что именно в них наблюдается
наибольший статистический разнобой и существенные пробелы среди тематически важных слов» [Скопина
1972: 77]. При подобных подходах, использующих статистические параметры составления номинативного
минимума, системообразующим принципом вычленения лексического ядра становится частотность, а также
принадлежность к пласту так называемой актуальной лексики или совмещение этих двух принципов в один. В
результате основные 1000-1500 слов русского языка образуют специфическую группу языковых единиц:
«Поскольку статистика позволяет переносить данные о самых частых словах на любой текст, на любое речевое
произведение, то и в данных речи этого индивида, даже если они извлечены из реальных ситуаций подлинного
речевого общения, частота предлогов и других строевых слов, а также знаменательных слов типа: большой,
быстро, вечер, взять, видеть, всегда, главный, говорить, год, город, давать, делать, день, деньги, дом, другой,
ехать, ещѐ, ждать, завтра, здесь, знать, идти, иметь, любить, много, найти, опять, понимать, приходить,
работать, рука, сказать, слушать, смотреть, стоять, только, уже, ходить, хороший, хорошо, хотеть,
человек и многих других будет на несколько порядков выше частоты слов типа: павильон, сувенир, значок,
памятник, турист и т. п., которые действительно могут встретиться в записях живой речи в определѐнных
ситуациях» [Денисов 1972: 12]. Таким образом, имеющая значение для коммуникативных задач и обладающая
тематической ценностью лексика в состав словника не включается, следовательно, использование только
статистических параметров для определения номинативного ядра тезауруса малоэффективно.
В последние годы исследователи стали говорить о некоторых дополнительных принципах, на основании
которых можно представить основную лексику естественного языка как систему средств выражения языковой
картины мира.
Согласно единому мнению лингвистов, занимающихся проблемами системной лексикографии и
компьютерных аспектов описания номинативной сферы естественного языка (Л.С. Ковтуненко, Р.В. Ардан,
Ф.С. Бацевич, З.В. Партико, В.С. Перебийнис, Л.А. Алексеенко, И.М. Богуставский, М.Я. Гловинская,
В.З. Санников, Д.Г. Богушевич и др.), для составления словарей-минимумов, представляющих в семантических
единицах фрагменты языковой картины мира, преимущественно используется несколько подходов [Ардан
1996].
В основу одного из таких подходов был положен метод, разработанный французскими исследователями.
Он предусматривает, что прежде всего следует сформировать множество картин мира, затем составить
словники к ним и объединить их в одно целое. Учѐные признают, что существенным недостатком данного
метода является то, что он совсем не учитывает частотные характеристики лексики, а, следовательно, допускает
в словнике присутствие низкочастотной лексики.
Другой подход был предложен российскими исследователями. В его основу был положен метод,
который предполагает использование как можно большего количества частотных словарей, ограничивая их
определѐнными критериями объѐма – ориентировочно от одной до пяти тысяч единиц, а затем выделение тех
слов, которые входят одновременно во все или большинство словарей (словарь В.В. Морковкина «Лексическая
основа русского языка» [Морковкин 2004]). По мнению Ф.С. Бацевича, основным недостатком этого метода
является то, что он не позволяет учитывать слова, называющие предметы и явления нашего повседневного
обращения и не входящие в состав высокочастотной лексики.
Ещѐ один подход, предложенный украинскими лексикографами, базируется на совмещении упомянутых
ранее двух подходов. В основе данного подхода лежит метод, согласно которому высокочастотную лексику
берут из частотных словарей, а низкочастотную – из картин мира. Картины мира, как правило, представлены в
учебниках для изучения данного языка иностранцами (автором данного метода является проф.
В.С. Перебийнис) [Перебийніс 1985]. Именно данный подход представляется продуктивным при определении
ядерных номинативных единиц, однако возникает вопрос о существующих авторских моделях картины мира
русского языка, полное описание которых отсутствует в современной русистике.
Следует сказать, что в подавляющем большинстве подходов системообразующим принципом
вычленения лексического ядра становится частотность, принадлежность к пласту так называемой актуальной
лексики или совмещение этих двух принципов в один. Показатели частотности и актуальности, однако,
характеризуют номинативные единицы с точки зрения их функционирования в речи. Следовательно, лексика
исследуется в аспекте реализации коммуникативной функции, но не номинативной, именующей функции, то
есть формирование корпуса лексического минимума ведѐтся исходя из примата функционального качества, не ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 21

116
объясняющего назначение словаря как целого (быть средством хранения и выражения идеального знания,
картины мира), а констатирующего способность его элементов передавать информацию.
Одним из возможных конструктов для объяснения закономерностей организации системы номинации
может быть избрана семантема – функционально-семантическая единица номинативной системы,
представляющая собой синтез сигнификата и средств его выражения (слов, словосочетаний, фразеологизмов,
фразовых номинантов) [Рудяков 2004; Соколовская 1999 и др.]. Важным для современной лингвистики
представляется тезис о том, что лексика не состоит из слов, она состоит из функциональных частей (семантем),
которые образуют при моделировании картины мира иерархическую структуру и выполняют номинативную
функцию в каузальном еѐ понимании. Стремление же в первую очередь получить список слов, который бы
репрезентировал ядро картины мира, отдаляет исследователей от необходимости моделирования понятийного
ядра. Основанием ядерности для понятийной сферы (каталога языковых понятий) при функционально-
идеографическом описании выступает, с одной стороны, учѐт ядерно-периферийного деления зон
семантической системы и, с другой стороны, возможность в комбинаторике по формированию тех семантем,
которые в понятийное ядро не вошли.
Для составления словарного минимума для учебных целей в иностранной аудитории, «если при помощи
первых 1000-1500 слов попытаться определить значения всех других (задача толкового словаря для
иностранцев), придѐтся вводить некоторое количество слов-определителей, не входящих в частотное ядро
лексики» [Денисов 1972: 8]. Иными словами, только тогда можно признать динамическую составляющую
идеографического описания лексики при создании краткого тезауруса отвечающей функциональным качествам
номинативной системы, когда существует возможность апелляции к представленным в тезаурусе семантемам с
целью расширения индивидуальной понятийной зоны (при помощи тех же номинативных единиц, которые
представлены как средства экспликации ядерных семантем).
Развитие ономасиологических принципов в лексикографической теории и практике закономерно привело
к формированию нового подхода к номинативной сфере языка, а именно: представлению лексики как арсенала,
с одной стороны, средств хранения и выражения языковых понятий, с другой стороны, средств именования
реальных или мыслимых объектов, их признаков, отношений «здесь-сейчас» коммуникативной ситуации.
Потенциальный аспект изучения данной проблематики предполагает создание нового типа словаря, активного,
концепция которого направлена на репрезентацию средств выражения сигнификатов в конкретных позициях
номинации.
Термин активный словарь восходит к трудам Л.В. Щербы, который понимал данный тип словаря
функционально, то есть как «лексикографическое пособие, облегчающее говорящему (пишущему) выбор и
идиоматическое употребление слов» [Арапов 2000: 22].
Как отмечает Ю.Д. Апресян, «в практической лексикографии относительно давно возникло
противопоставление пассивных и активных словарей. В европейской традиции словари исторически возникали
как справочники «трудных слов», которые предназначались почти исключительно для облегчения понимания
текстов. Пояснение значения «трудного слова» с помощью непритязательного толкования или даже ссылки на
более употребительный синоним (выделение наше – Р.З.) вполне решало эту задачу. Это – пассивная
ориентация. Однако с середины XIX века в той же традиции была осознана необходимость в активных
словарях, содержащих такой объѐм сведений о лексических единицах языка, который достаточен не только для
понимания, но и для производства правильных текстов» [Апресян 2006: 25]. На наш взгляд, перемещение
научного интереса с адресата на адресант, исследование того, что заставляет адресанта в каждом конкретном
случае эксплицировать мысль именно в такой форме, позволяет говорить о том, что исследование «языковой
компетенции говорящих» переходит на новый качественный уровень: изучение не законов правильной и
гибкой речи, а познание механизмов эффективного воздействия на сознание другого человека при помощи
средств естественного языка.
Развитие представлений о системном характере лексики и последовательное применение методов
изучения еѐ функциональности позволяют предложить концепцию активного словаря, основным положением
которой является представление языкового материала в направлении «от содержания к средствам выражения».
Подобная ориентация предполагает существенное изменение структуры словарной статьи и всего словаря.
Концепция функционального (активного по типу) тезауруса была предложена в работах А.Н.Рудякова.
Согласно данной концепции, следствием нового видения объекта лексикографирования должно стать
изменение принципов организации словарной статьи: «…‖левая‖ часть словарного толкования, в которой
традиционно располагалось интерпретируемое слово, а в некоторых словарях – словосочетания особого рода…
превращается из словника в, условно говоря, значенник – реестр семантем-понятий, для организации которого
наиболее естественен идеографический порядок. ―Правая‖ же часть в этом случае представлена
стратифицированным перечнем вариантов каждой из семантем. Число вариантов семантемы может быть
велико, поэтому полнота представленности средств выражения языкового понятия в том или ином
функциональном словаре обусловлена спецификой адресата, методического или научного запроса. В идеале
каждый из вариантов должен сопровождаться характеристикой тех позиций, в которых он способен
реализовать семантему» [Рудяков 1992: 74]. Розділ IV. ФУНКЦІОНАЛЬНА СЕМАНТИКА ЛЕКСИЧНИХ І ФРАЗЕОЛОГІЧНИХ ОДИНИЦЬ

117
В зависимости от адресата «значенник», представляющий списки семантем в позиции интерпретации,
может быть задан на русском или украинском языке, это же касается и правой части словарной статьи, в
которой помещаются средства выражения семантем. Таким образом, практическое значение тезауруса может
быть не только общетеоретическим (например, для сопоставительного языкознания), но и прикладным
(например, при обучении русскому или украинскому языку). В действительности «…разработка принципов и
методов составления «активных» словарей русского языка, равно как и работа по их созданию, является
актуальной задачей современной русистики: именно на этом пути могут быть достигнуты заметные успехи в
сфере информационных технологий, в сфере искусственного интеллекта, в сфере создания новых поисковых
машин для Интернет» [Рудяков 2000: 186].
В подобном кратком активном тезаурусе количество семантем ограничено, это ограничение обусловлено
системным (ценностным) качеством каждой единицы, то есть идеографический порядок семантем представляет
модель картины мира, но количество номинативных единиц значительно больше, поскольку именно словесные
формы выражения сигнификатов должны дать пользователю тезауруса представление о многообразии средств
именования. Например, семантема русского языка, заданная набором сем ‗официальный посредник между
реальными сторонами (фирмой и клиентом) с целью представления интересов фирмы‘, может быть
вербализирована следующими номинативными единицами: дилер; коммерческий посредник; представитель
фирмы; официальный дилер; работник с клиентами; тот, кто представляет интересы фирмы в работе с
клиентами; семантема, заданная набором сем ‗официальный посредник между двумя реальными сторонами с
целью представления чьих-либо коммерческих интересов‘, может быть вербализирована следующими
номинативными единицами: доверенное лицо; коммерческий посредник; поверенный; помощник в делах; тот,
кто содействует от имени кого-либо по представлению коммерческих интересов; фидуциар [Забашта 2009].
Прагматический компонент описания подобных единиц тезауруса должен содержать специальные пометы,
дающие информацию пользователю об особенностях использования каждой из представленных в «значеннике»
единиц.
Таким образом, среди современных подходов к созданию словарей-минимумов, составленных на
семантических основаниях, следует назвать: 1) статистический подход, учитывающий частотность
номинативных единиц, 2) подход, предполагающий объединение моделей картин мира конкретного языка и
3) комбинированный, предполагающий совмещение первых двух подходов. Рассмотренный в статье
функциональный подход следует отнести к авторскому комбинированному типу. Функциональное видение
проблемы идеографического описания номинативной системы языка способно на основе уже разработанных
методов предложить новые пути тезаурусного констуирования. Главным критерием этих разработок должен
стать критерий соответствия результатов описания и способов представления понятийного знания с
функциональной предназначенностью номинативной системы языка.

Литература
Апресян 2006: Апресян, Ю.Д. Предисловие [Текст] / Ю. Д. Апресян, Е. Э. Бабаева, О. Ю. Богуславская,
Б. Л. Иомдин [и др.] // Языковая картина мира и системная лексикография / Ю. Д. Апресян (ред.). – М.: Наука,
2006. – С. 5-45. – Бібліогр.: с. 402-433.
Арапов 2000: Арапов, М.В. Активный словарь [Текст] / М. В. Арапов // Большой энциклопедический
словарь. Языкознание / В. Н. Ярцева (ред.). – М.: Наука, 2000. – С. 22.
Ардан 1996: Ардан, Р.В., Бацевич, Ф.С., Партико, З.В. Комп‘ютерний словник-мінімум української мови
[Текст] / Р. В. Ардан, Ф. С. Бацевич, З. В. Партико // Мовознавство. – 1996. – №4-5. – С. 34-40. – Бібліогр.: с. 40.
Денисов 1972: Денисов, П.Н. Лексические минимумы русского языка [Текст] / П. Н. Денисов (ред.). – М.:
Издательство московского университета, 1972. – С. 3-15. – Бібліогр.: с. 138-165.
Забашта 2009: Забашта, Р.В. Функціональна ідеографія як засіб опису лексики (на матеріалі
номінативних одиниць зі значенням ‗особа‘ в сучасній російській мові) [Текст]: автореф. дис… канд. філол.
наук : 10.02.02 / Дніпропетровський національний університет ім. О.Гончара. – Дніпропетровськ, 2009. – 19с.
Кузнецов 1980: Кузнецов, А.М. Структурно-семантические параметры в лексике [Текст] /
А.М. Кузнецов. – М. : Наука, 1980. – 160 с. – Бібліогр.: с. 153-159.
Морковкин 2004: Морковкин, В.В. Комплексный учебный словарь: лексическая основа русского языка:
(ок. 10 000 лексических единиц в системных объединениях) / В. В. Морковкин (ред.). – М.: ООО «Издательство
«АСТ», 2004. – 872с.
Перебийніс 1985: Перебийніс, В.С., Муравицька, М.П., Дарчук, Н.П. Частотні словники та їх
використання [Текст] / В. С. Перебийніс (ред.). – К.: Наукова думка, 1985. – 147с. – Бібліогр.: с.144-146.
Рудяков 2000: Рудяков, А.Н. «Активный» словарь русского языка [Текст] / А. Н. Рудяков // Русский язык:
исторические судьбы и современность: международный конгресс: сб. науч. работ. – М., 2000. – С. 185-186. –
Бібліогр.: с. 186.
Рудяков 1992: Рудяков, А.Н. Функциональная семантика [Текст] / Александр Николаевич Рудяков. –
Симферополь: Таврия, 1992. – 154с. – Бібліогр.: с. 148-154. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 21

118
Рудяков 2004: Рудяков, А.Н. Язык, или Почему люди говорят: (опыт функционального определения
естественного языка) [Текст] / А. Н. Рудяков. – К. : Грамота, 2004. – 224с. – Бібліогр.: с. 211-220. – ISBN
966-8066-48-0.
Селиванова 2006: Селіванова, О.О. Сучасна лінгвістика : термінологічна енциклопедія / О. О. Селіванова
(укл.). – Полтава : Довкілля – К., 2006. – 716с. – Бібліогр.: с. 667-688. – ISBN 966-8791-00-2.
Скопина 1972: Скопина, М.А. О разработке словника для начального этапа обучения [Текст] /
М.А. Скопина // Лексические минимумы русского языка / П. Н. Денисов (ред.). – М.: Издательство московского
университета, 1972. – С. 75-91. – Бібліогр.: с. 138-165.
Соколовская 1999: Соколовская, Ж.П. «Картина мира» в значениях слов: («семантические фантазии» или
«катехизис семантики?») [Текст] / Ж. П. Соколовская. – Симферополь, 1999. – 232с. – Бібліогр.: с. 227-231.

Статья посвящена определению и характеристике современных подходов к созданию словарей-
минимумов, составленных на семантических основаниях. Основная проблема семантико-идеографического
описания номинативной системы языка заключается в том, чтобы методология исследования соотносилась с
конкретными шагами методики описания лексикона и принципами презентации номинативных средств языка.
Ключевые слова: словарь-минимум, языковая картина мира, функциональная идеография, семантема,
ядро, периферия.

The article is devoted to a definition and characteristics of modern appoaches to picking out a basic thesauruses
which are compiling on semantic principles. The functional ideography as a descriptive method of vocabulary dictates
modeling a valuable-organized notional zones of language world picture and ascertaining nominative units (simple and
composite types) which are explicators of included in zone composition semantemes (language notions).
Keywords: basic thesaurus, language world picture, functional ideography, semanteme, basis, periphery.

Надійшла до редакції 23 січня 2010 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.