Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Елена Купченко — СЕМАНТИЧЕСКАЯ МНОГОПЛАНОВОСТЬ ЛЕКСЕМЫ ОУМЪ В АГІОГРАФИЧЕСКОМ ТЕКСТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ПЕРЕВОДА «ЖИТИЯ АНДРЕЯ ЮРОДИВОГО»)

загрузка...

У статті проаналізовано семантичний потенціал лексеми оумъ у давньоруському тексті «Житія
Андрія Юродивого», визначено провідну роль категорії розуму для агіографічної літератури. Антропологічний
підхід до слова дозволяє провести реконструкцію мовної свідомості середньовічного книжника, система
ідеалів та цінностей якого виявляє себе на всіх мовних рівнях.
Ключові слова: семантика, значення, розум, агіографія.

Постановка проблемы. Проблема отражения мыслительной деятельности человека в языке связана с
антропоцентрическим переворотом в лингвистике. Как утверждает А. Я. Гуревич, язык является ключом к
познанию «многослойного мыслительного универсума» [Гуревич 1984: 50]. Е. В. Маслий считает язык
необходимым условием порождения и развития культуры и, одновременно, средством ее формирования и
существования [Маслий 2007: 354].
Средневековая культура, как и современная, развивалась в языковой оболочке. Т. И. Вендина полагает,
что опора на языковые средства в анализе смысловых категорий позволит исследователю избежать
субъективности в оценке культурных фактов и духовных ценностей средневековья [Вендина 2002: 6]. Для
нашего исследования интерес представляет мироощущение древнерусского книжника, выраженное в категории
разума.
В святоотеческой литературе традиционно развивалось учение о «стройном разуме» как духовно-
нравственном состоянии человека, в котором достигается гармония между верой и логическим началом.
Показательным в этом отношении является агиографический жанр (жития святых), сформировавшийся в
Византии в середине IV в. и развивавшийся под влиянием евангельских рассказов, древнееврейского
фольклора, эллинистического приключенческого романа, церковных поучений и античной биографии
[Лоевская 2003: 122]. С принятием христианства каноны византийской литературы закрепились в Древней
Руси.
Для изучения агиографического текста анализ категории разума приобретает особенное значение,
поскольку выражает мировоззрение святого, а для юродивого – даже тип святости. В христианском дискурсе X
© Купченко О.А., 2010 Розділ Х. ІСТОРІЯ МОВИ

загрузка...

305
— XI вв. само понятие юродивый определяется посредством категории разума: @родивъ μωρος – «глупый,
неразумный», а @родити с# – «лишаться рассудка» [Старославянский словарь 1994: 805]. Поэтому категория
разума является основной, смыслообразующей, в житии юродивого и заключает в себе всю парадоксальность
этого подвига, в котором соединяется противоречие между Божественным разумом, истиной и поверхностным
здравым смыслом и моральным законом.
Языкотворческая деятельность древнего русича фиксирует закономерности его миросозерцания на всех
языковых уровнях, прежде всего на лексическом. Лексика является самой динамичной и выразительной сферой
проявления языкового сознания.
Целью нашей статьи является исследование многообразия семантических употреблений лексемы оумъ
на материале древнерусского перевода «Жития Андрея Юродивого» [Молдован 2000: 159 — 335] (далее –
ЖАЮ).
В современном русском языке значения лексемы ум характеризуют мыслительную деятельность
человека («сознание, мыслительная деятельность»), его интеллектуальные способности («способность человека
мыслить отражать объективную действительность в представлениях, понятиях, суждениях») и психическую
деятельность («нормальное состояния рассудка, психическое здоровье») [Словарь современного русского языка
1964, т. 16: 287 — 288].
В начале ЖАЮ употребление лексемы оумъ близко к общеязыковому: «разум, рассудок; способность
размышлять; интеллектуальные способности». Это значение характеризует Андрея юродивого как
рассудительного, способного к обучению и стремящегося к познанию человека: (30) трhзвъ же сыи отрокъ
qмомь своимь. въскорh изучис# псалтыри. и числомь.и всему. ~ликоже qчтль ~го вел#ше ~му, что в
дальнейшем противопоставлено его парадоксальному подвигу.
Таким образом, лексема оумъ как языковая реализация категории разума раскрывает перед нами первую
антиномию: природный ум и безумное поведение. Следовательно, в житии изображено не природное безумие, а
сознательно принятое юродство во Христе. «Юродивые, будучи истинно мудрыми людьми, приносили
величайшую жертву – отказывались – отрешались от ума, когда деятельность их переходила во внешнюю
жизнь» [Тальберг 2000: 188]. Стремление к попранию собственного тщеславия и скрыванию своих
добродетелей связано с традициями византийской аскетики.
Личные качества ученика Андрея юродивого – святого Епифана характеризуются лексемой оумъ в
значении «мудрость; благоразумие»: (2290) оумъ бо его и медвеныи его разUмъ украсили его суть.
Мышление средневекового человека носило дидактический характер, в связи с чем акцент в портрете святого
Епифана делается на духовные качества. Значение лексемы оумъ в данном контексте осмысливается в
соответствии с нравственными категориями, понятиями «добра» и «зла».
Синонимический повтор лексем оумъ и разUмъ создает смысловую параллель и формирует
градационные отношения в древнерусском тексте жития. Т. И. Вендина полагает, что понятия «ум» и «разум» в
средневековом сознании практически не различались [Вендина 2002: 233]. Однако, на основании значений,
которые даѐт «Старославянский словарь», понятие «ум» может быть отнесено к процессам мыслительной
деятельности человека, а понятие «разум» – не столько к человеку, сколько к абсолютному пониманию разума,
философскому концепту [Старославянский словарь 1994: 738].
В описании внутреннего, духовного, состояния человека лексема оумъ в ЖАЮ приобретает значение
«мысли (помыслы)»: (77) веньць таку же воню имhаху. «коже оумъ члвчьскъ не можетъ нарещи. С
помощью лексем оумъ, срдце и дхъ описывается внутренний мир человека, его духовный центр, средоточие
его мыслей и чувств: (1383) си же на оумh и на срдцh своемъ рекъ; (1818) не могыи оумъ его дерьжати
съ срдцhмь; (912) сто»хъ же забывс#. въ неизьрhну зарю имh» оумъ вшедша. … клекаше срдце мо~
радовашес# дхъ мои.
В момент видения святым Андреем невещественного мира его состояние демонстрируется посредством
идеи уподобления Богу (1181) блжныи оумъ свои дh».иже по бозh. Идея подобия, схожести с Богом
органически входила в языковое сознание средневекового человека, поэтому смысл нравственного развития
средневековой личности состоял в движении к Богу и уподоблении ему.
Говоря о смысле жизни святого Андрея, еѐ устремлѐнности, автор использует лексему оумъ в значении
«замысел, намерение»: (1431) абие приложис# оумъ его на приложенье бжие.
Одной из важнейших духовных ценностей средневековья является познание. Поскольку носителем
абсолютного и истинного знания является только Бог, ценность знания определяется близостью к познанию
самого Бога, пониманию добра и зла. В контексте (4571) лексема оумъ получает значение «богопознание;
божественная премудрость»: расуженье бо оумъ есть стага дха. Таким образом, в языковом сознании
средневекового человека истинная премудрость неизменно связана с богопознанием.
Отметим, что употребление лексемы оумъ в описанных значениях использовалось для характеристики
личных качеств святого Андрея и его ученика, а также для описания духовного состояния самого юродивого в
момент откровения. Однако в ЖАЮ лексема оумъ также употребляется по отношению к Творцу – в значении
«Дух»: (1247) оумъ есть оць. а слово снъ. а дхъ еже въ wбою сUщи» мысль; (2240) родивыис# исперва ^ ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 21

306
великаго оума. Сочетание великъ оумъ Ф. Миклошич переводит как «Господь» [Словарь старославянского
языка 2006: 659]. Божественный принцип средневековья был регулятивным принципом, определявшим жизнь
каждого человека, для понимания мышления средневекового человека чрезвычайно важной являются
номинация Бога.
С архетипом языкового сознания средневекового человека также связан метонимический перенос
«человек – ум»: (1006) и възрhвъ на страшноую высоту ону. оустрашающа» вс#кого оума. видихъ прстлъ
страшенъ на воздусh вис#ща. Как мы видим, метонимия представляет здесь не столько языковой, сколько
когнитивный процесс, в рамках которого человек оценивается прежде всего по его способности мыслить,
рассуждать, следовать нравственным нормам, а также познавать своего Творца.
Следует отметить большое количество устойчивых сочетаний с лексемой оумъ в древнерусском тексте
жития. Лингвистами давно отмечено, что устойчивые сочетания оказывают влияние на появление новых
значений лексемы.
По значению сочетания с лексемой оумъ в ЖАЮ можно разделить на две части:
1) утверждающие разум: (818) тако бhаше и доброта птенецъ тhхъ. пакы же и перваго птенца
красота оужасаетъ ми срдце. оумъ мои въ ~дино сбира» («опомниться, прийти в себя») [Старославянский
словарь 1994: 728]; приде ми на оумъ («подумать, осознать, прийти в голову») [Старославянский словарь
1994: 728];
2) свидетельствующие о безумии: (1165) бhшенъ нhкто не въ своемь оумh мимоидыи.часть нhчто
^ имhни» моего оукрадъ. оубhжа; (2421) погубивъ свои оумъ позоры дh» стою тако («лишиться ума,
потерять рассудок») [Старославянский словарь 1994: 728].
Если сочетания первой группы когерентно зависимы от текста, то элементы второй группы автономны
по значению. Синонимичные им производные от лексемы оумъ указывают на отношение окружающих к
парадоксальному поведению святого: (184) «ко безумна и бhшена; (371) безумна» ~го словеса; (364)
безумнымъ образом глше.
Вывод. Формирование смысловой структуры данной лексемы связано с развитием денотативной основы,
метонимическим употреблением лексемы и с еѐ фразеологизацией.
Семантическая многоплановость лексемы оумъ в древнерусском тексте ЖАЮ формирует
разветвлѐнную смысловую структуру. Можно выделить следующие значения лексемы оумъ в ЖАЮ: 1) разум,
рассудок; интеллектуальные способности; 2) мудрость, благоразумие; 3) мысли (помыслы); 4) замысел,
намерение; 5) богопознание; божественная премудрость; 6) святой дух (как номинация Бога).
От обозначения мыслительной деятельности человека, оценки его психического состояния, значение
лексемы в житии приводит нас к нравственным категориям добра, зла, идее богопознания и уподобления Богу и
вершиной своей имеет номинацию самого Творца. Юродивый, заслуживший славу безумного на земле,
обретает такой божественный дар как разум духовный и становится олицетворением божественной
премудрости.
Значительная проработанность лексики жития, характеризующей человека как духовную и социальную
личность, свидетельствует об интересе средневекового человека к своему внутреннему миру, духовной жизни и
оценке собственной нравственности. Анализ семантических контекстов с лексемой оумъ как одного из главных
репрезентантов категории разума в тексте ЖАЮ показал, что в языковом сознании средневекового книжника
человек понимается не как греховное по своей природе существо, но как разумная и творческая личность, образ
и подобие своего Творца.
Перспективным представляется целостный анализ языковых репрезентантов категории разума в
древнерусской агиографии.

Литература
Вендина 2002: Вендина, Т. И. Средневековый человек в зеркале старославянского языка [Текст] /
Т.И. Вендина. — М.: «Индрик», 2002. – 336 с. – Библиогр.: с. 327–334.
Гуревич 1984: Гуревич, А. Я. Категории средневековой культуры [Текст] / А. Я. Гуревич. – М.:
«Искусство», 1984. — 350 с. – Библиогр.: с. 327–334.
Лоевская 2003: Лоевская, М. М. Русская агиография в культурно-историческом контексте переходных
эпох [Текст] / М.М. Лоевская // Вестник МГУ. – Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. –
2003. — № 1. – С. 112-121.
Маслий 2007: Маслий, Е. В. Ценностная составляющая концепта «юродство» как самобытного феномена
русской культуры [Текст] / Е.В. Маслий // Ученые записки Таврического национального университета им.
В.И. Вернадского. — Серия «Филология». – Т. 20 (59). – №1. – 2007. — С. 354 — 359.
Молдован 2000: Молдован, А. М. «Житие Андрея Юродивого» в славянской письменности [Текст] /
А.М. Молдован. – М., 2000. – 760 c. — Библиогр.: с. 662 – 674.
Тальберг 2000: Тальберг, Н. История русской церкви [Текст] / Н. Тальберг. – М.: Изд-во Сретенского
монастыря, 2004. – 924 с. – ISBN 5-7533-0311-0.
Розділ Х. ІСТОРІЯ МОВИ

307
Словари
Словарь современного русского языка 1964: Словарь современного русского литературного языка. Т. 1 –
17. – М.: Изд-во АН СССР; Л.: Наука. Ленинградское отд-е, 1950–1965.
Словарь старославянского языка 2006: Словарь старославянского языка. — Т. 1 – 4. – СПб., 2006.
Старославянский словарь 1994: Старославянский словарь (по рукописям Х — ХI вв.) / Э. Благова,
Р.М. Цейтлин, С. Геродес (ред.). – М., 1994.

В статье проанализирован семантико-функциональный потенциал лексемы оумъ в древнерусском
переводе «Жития Андрей Юродивого», выявлено ключевое значение категории разума для агиографической
литературы. Антропологический подход к слову позволяет провести реконструкцию языкового сознания
средневекового человека, система идеалов и ценностей которого проявляет себя на всех языковых уровнях.
Ключевые слова: семантика, значение, разум, агиография.

The article is analysed the semantiko-functional potential of a lexeme оумъ, enter value of a category of Reason.
The anthropological approach to a word allows to carry out reconstruction of language consciousness of the medieval
person, which ideals and values proves at all language levels.
Keywords: semantica, reason, madness, agiography.
Надійшла до редакції 21 січня 2010 року.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.