Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Наталья Дьячок — МОДЕЛИ МОДИФИКАЦИИ НОМИНАТЕМ ТИПА «СЛОВОСОЧЕТАНИЕ + УНИВЕРБ»

Статтю присвячено опису моделей модифікації номінатем типу «словосполучення + універб».
Розглянуті критерії визначення номінатеми взагалі та універбів як реалізацій певних номінатем зокрема.
Дослідження проблеми, що була заявлена, призвело до наступних висновків: головною мовною одиницею є
номінатема, реалізаціями якої є, в свою чергу, словосполучення та універб; типология моделей модификації
досліджуваних номінатем залежить від різновидів словосполучень.
Ключові слова: номінатема, універбація, універб, словосполучення, модифікація.

Целью данной статьи является демонстрация и описание моделей формирования реализаций номинатем
типа «словосочетание + универб». Несмотря на то, что универбация как явление и процесс и универб как его
результат стали объектами лингвистических исследований достаточно давно, различные существенные аспекты
вопроса раскрыты пока еще не в полном объеме.
А. В. Исаченко ввел в научный обиход под термином «универбация» понятие утраты формальной и
семантической расчлененности наименования.
Со временем значение вышеуказанного термина было сужено до определенного типа преобразования
словосочетания в слово, при котором в традиционно называемое производным слово входит основа лишь
одного из членов словосочетания, поэтому дериват (универб) по форме соотносится с одним словом, а по
смыслу соотносится со всем мотивирующим словосочетанием.
Таким образом, из первоначального определения А. В. Исаченко к универбации в новом значении можно
отнести аффиксальную деривацию и нулевую деривацию, причем с замечанием относительно некорректности
термина «нулевая деривация».
В широком понимании универбация представляется проявлением синтетизма в словообразовании, т.е.
выражением «одним словом (простым, производным или сложным) комплекса значений, выражаемых в
аналитических конструкциях сочетаниями слов» [БЭС 2000: 451]. Сравним: широкоплечий и широкий в плечах,
барабанить и бить в барабан, столик и маленький стол, библиотекарша и женщина-библиотекарь и т.п. При
таком рассмотрении универбация включает аббревиацию, субстантивацию, суффиксацию (в том числе и
нулевую). И. А. Устименко считает, что универбация – это «практически любой акт возникновения нового
слова на базе синтаксически объективированного идеального содержания безотносительно к способу доработки
идеального содержания и пути конструирования материальной оболочки нового слова» [Устименко 2001: 21].
Современное языкознание стремится унифицировать существующие виды преобразования
словосочетаний в слова одним термином – конденсация (по терминологии В. И. Теркулова – универбализация).
В. А. Москович [Москович 1969: 78] при этом разделяет конденсацию (универбализацию) на два подтипа:
1) семантическую конденсацию (универбализацию), которая понимается как «включение значения
(план содержания) одного из компонентов сочетания слов (при редукции его плана выражения) в
семантическую структуру другого компонента» [Кудрявцева 2004: 123], например: пятилетнее обучение –
© Дьячок Н.В., 2011 ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 23

32
пятилетка (универбация), первый секретарь – первый (эллипсис в сторону зависимого слова), повышенное
давление – давление (эллипсис в сторону главного слова);
2) лексическую конденсацию (универбализацию), которая определяется как стяжение компонентов
словосочетания в сложное слово, например: автомобильный сервис – автосервис (аббревиатура), широкий в
плечах – широкоплечий (бахувриха), с ума сшедший – сумасшедший (юкстапозит), возить воду – водовоз
(дериват), искатель золота – золотоискатель (композит).
В. И. Теркулов замечает: «Общая тенденция современного языкознания заключается в том, чтобы
указанные процессы (процессы трансформации словосочетания в слово – Н. Д.) деривационными, то есть
приводящими к образованию новых номинативных единиц» [Теркулов 2007: 144].
Так, С. Д. Кацнельсон предлагал рассматривать процессы преобразования словосочетаний в слова в
качестве синтаксической деривации, когда между лексическими компонентами значения синтаксически
прозрачна, что предполагает избавление от избыточных компонентов [Кацнельсон 1965: 108].
В наши дни эта идея в большинстве случаев не оспаривается. Продолжает идти речь о синтагматической
обусловленности конденсации (универбализации), «разнообразные виды которой образуются по определенным
синтагматическим деривационным моделям» [Кудрявцева 2004: 105].
В узком понимании универбация – «образование слова на базе наименования, представляющего собой
сочетание слов» [Лопатин 1987: 74-75]: неотложка – неотложная помощь, короткометражка –
короткометражный фильм, молодежка – молодежная газета и т.п. В этом значении используются и другие
термины. Авторы монографии «Русская разговорная речь» относят подобные образования к явлениям
семантического стяжения, или семантической конденсации, понимая под этим процессы, связанные с утратой
семантической расчлененности комплексных наименований, состоящих из двух или более лексем
[РРР 1973: 408]: вечѐрка — вечерняя газета, подсобка — подсобное помещение и т.п. В. Н. Немченко
образование производных слов в результате эллипсиса производящего словосочетания с одновременной
суффиксацией называет стяжением [Немченко 1984: 241]: читалка — читальный зал и т.п. Данное явление
обязательно должно сопровождаться наличием в языке двух форм обозначения одной и той же – общей для них
– семантики: расчлененной (аналитической) и нерасчлененной (синтетической).
Е. А. Земская трактует вышеуказанное явление как свертывание наименований. В данном случае
сущность процесса деривации лингвист видит в трансформации модели словосочетания «прилагательное +
существительное» в краткое наименование – имя существительное. А общим объединяющим компонентом
нового наименования ученая считает суффикс -к-а, а значение образованного слова видит ориентированным на
основу прилагательного, хотя это новое слово несет в себе в скрытой форме сумму значений сочетающихся
слов.
Необходимо отметить, что Е. А. Земская, как и большинство ученых, занимающихся исследованием
универбации, говорят об этом явлении как о языковом, понимая его как способ словообразования. В то же
время исследователи видят синонимичность (или тождество) значений словосочетания и универба. Это
выглядит достаточно парадоксально. Забегая вперед, заметим, что тождество значений двух единиц говорит не
об отношениях производности между ними, а об отношениях вариативности. Это означает, что конкретное
значение может воплощаться как в форме словосочетания, так и в словесной (вербальной) форме. Таким
образом, перед нами образец реляционных (а не деривационных!) отношений между универбом и
соответствующим словосочетанием.
Следующее наше замечание касается традиционного мнения относительно использования суффикса -к-
при «образовании» универбов. По нашему мнению, форма суффикса не имеет существенного значения,
поскольку один из главных параметров идентификации универба – тождество его семантики и семантики
определенного словосочетания. Существуют примеры универбов, в морфемной структуре которых не может
быть суффикса -к- по определению: укладывать асфальт – асфальтировать, жена капитана – капитанша,
дочь царя – царевна и т.п.
Наконец, так называемое базовое словосочетание структурно может быть представлено более чем двумя
словами – прилагательным и существительным; определяющим критерием эквивалентного универбу
словосочетания является его двукомпонентность иного характера. Речь идет об атрибутивной части, которая
может состоять из нескольких слов, и субъектной части, выражаемой, как правило, существительным: газета
(какая?) Вечерняя Москва – вечерка. Далее, атрибутивная часть словосочетания может быть выражена
существительным в косвенном падеже, а не прилагательным: настойка (какая?) валерианы – валерьянка.
Считаем, эти критерии необходимы для разностороннего и наиболее объективного исследования
универбов.
Н. А. Янко-Триницкая называет универбы (универбаты) словами с включением, определяя включение
как «расширение значения слова, которое осуществляется за счет семантики другого слова, не получающей в
данном слове отдельного морфемного выражения» [Янко-Триницкая 2001: 375]. Эту идею поддерживает и
другие исследователи, считая, что «включаемым может быть как значение определяющего слова в
словосочетании, так и значение определяемого» [Харченко 2009: 149]. И еще: «Чаще всего создаваемые на базе
«существительное + прилагательное» универбаты для своего плана выражения используют «оболочку» Розділ І. СЛОВОТВІР: НАПРЯМИ, АСПЕКТИ ДОСЛІДЖЕННЯ

33
прилагательного, а базой их плана содержания является семантика производящего существительного, значение
же прилагательного «включается», расширяя семный состав» [Харченко 2009: 149].
Мы, в свою очередь, убеждены, что процесс включения предполагает скорее конкретизацию значения, а
потому – сужение этого самого значения, но не его расширение. С другой стороны, вряд ли речь может идти
здесь о каком-либо изменении объема значения универба относительно соответствующего словосочетания,
поскольку значение конкретного универба всегда тождественно значению эквивалентного сочетания слов.
Р. И. Гафарова отмечает: «Полемику в лингвистике вызвал тезис о соотношении включенного значения и
словообразовательного форманта» [Гафарова 2009: 12].
Приводимые традиционные мнения о соотношении включенного значения и словообразовательного
форманта, безусловно, очень авторитетны и интересны; их формирование объединяется общим принципом –
словообразовательным: каждый конкретный универб в данных случаях рассматривается как результат
деривационного процесса.
В связи с этим позволим себе некоторую конкретизацию механизмов исследуемого аспекта, подчеркивая
факт рассмотрения нами универбов как вербальных эквивалентов соответствующих им словосочетаний.
Во-первых, формальным выражением имени существительного в универбе является суффикс,
имитирующий словообразовательное средство как часть словообразовательного форманта или
словообразовательный формант в целом. В данном случае каждый конкретный суффикс, выделяемый в
структуре универба, мы квалифицируем как формообразующий, реляционный, который, в свою очередь,
является частью формообразующего форманта или совпадает с этим формантом.
Во-вторых, можно предположить, что любой суффикс универба синкретичен, потому что он выполняет
формообразующую функцию и одновременно заключает в себе значение конкретного включенного
существительного, а также имитирует общее значение предметности, подобное словообразовательному
значению. Вместе с тем, так называемое «включенное» значение представляется достаточно конкретным,
поскольку универб является вариантом только одного конкретного словосочетания.
Итак, все ученые, когда-либо занимавшиеся этой проблемой, едины в одном: перед нами явление
деривационного характера, хотя тождественность семантики словосочетания и соответствующего ему слова
дает нам право предположить, что между словосочетанием и словом реализуются отношения отнюдь не
словообразовательные, например: наружка и наружная охрана, незавершенка и незавершенное
строительство, Ленинградка и Ленинградское шоссе и т.п.
В связи с этим естественно желание найти единый терминологический эквивалент приведенному
процессу и тем единицам, которые в результате этого процесса возникли. Вслед за В. И. Теркуловым нам
представляется целесообразным рассматривать каждый такой дериват как универбализованный
(вербализованный) эквивалент словосочетания, «то есть слово, которое возникло в результате словесной
интерпретации словосочетания, имеет абсолютно тождественные словосочетанию лексическое и
грамматическое значение и синтаксическую функцию» [Теркулов 2006: 134], а данная словесная интерпретация
возникла благодаря процессу эллиптической универбации. В целом же каждую конкретную исследуемую нами
единицу мы определяем как номинатему типа «словосочетание + эллиптический универб». Она входит в разряд
структурных разновидностей номинатемы с доминантой-словосочетанием, то есть является единицей,
семантически тождественной словосочетанию, которая отождествляется на его уровне. Номинатема вообще –
это некая абстрактная языковая единица, реализующаяся в вербальных формах (глоссах, вариантах), причем в
данном конкретном случае вариантами одной номинатемы выступают словосочетание и семантически и
грамматически тождественное ему слово, например капитальный ремонт и капиталка, коммунальная
квартира и коммуналка, дочь царя и царевна, настойка валерианы и валерьянка. Предложенная
В. И. Теркуловым концепция «не определяет того, какая из реально отмечаемых в речи структурных единиц
является основной для языка. Она снимает противоречия в атрибуции разных структурных единиц путем
выведения родовой, языковой единицы, системная значимость которой предполагает возможность любой
структурной речевой реализации выразителя моделируемого тождественного значения. Такая единица и
является основой номинативности – номинатемой» [Теркулов 2006: 135].
Таким образом, под универбом нами понимается грамматически тождественное определенному
словосочетанию слово, стилистически отличающееся от этого самого (эквивалентного) словосочетания чертами
разговорности, сленговости, являющееся наряду с ним вариантом одной номинатемы.
В речевой практике появление универбов лимитировано определенными моделями.
В. И. Теркулов предложил общую модель модификации номинатем исследуемого типа: (А+В)+С/Х/ →
АС/Х/, где «к словосочетанию (А+В), имеющему значение (Х), прибавляется формант С при опущении
компонента В» [Теркулов 2007: 147]. Данная структурная модель, напомним, не имеет ничего общего с
деривационной моделью, поскольку значение (Х) левого компонента формулы абсолютно тождественно
значению (Х) правого компонента этой же формулы.
Типология моделей модификации зависит от разновидности словосочетаний, которые в данном случае
определяются по грамматическим характеристикам зависимых слов в каждом из них.
Мы выделяем, по крайней мере, два основных типа, в которых реализуется представленная общая
формула. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 23

34
1. Атрибутивный, представленный структурными разновидностями:
а) зачетная книжка – зачетка, мобильный телефон – мобильник, мазаная хата – мазанка;
б) корень валерианы – валерьянка, дочь царя – царевна, житель Судака – судакчанин;
в) место для ожидания – ожидалка, место для беседы – беседка, водка на сливах – сливянка;
г) ваучер пополнения счета – пополняшка; жилица, подселенная в одной квартире к кому-то, жившему
здесь раньше – подселенка; помещение в доме для хранения молока – молочник.
2. Субстантивный, представленный структурными разновидностями:
а) укладывать асфальт – асфальтировать, петь колядки – колядовать;
б) брать в жены – жениться, брать в сыновья – усыновлять, укладывать в скирды – скирдовать.
Данная классификация не является полной; ее дальнейшее формирование станет перспективой наших
исследований.
Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1) под универбом нами понимается грамматически
тождественное определенному словосочетанию слово, стилистически отличающееся от этого самого
(эквивалентного) словосочетания чертами разговорности, сленговости, являющееся наряду с ним вариантом
одной номинатемы; 2) типология моделей модификации исследуемых номинатем зависит от разновидности
словосочетаний, которые в данном случае определяются по грамматическим характеристикам зависимых слов в
каждом из них, и насчитывает, по крайней мере, два типа с несколькими структурными разновидностями.

Литература
БЭС 2000: Большой энциклопедический словарь. Языкознание [Текст] / Гл. ред. В.Н. Ярцева. – М:
Большая российская энциклопедия, 2000. – 686 с.
Гафарова 2009: Гафарова, Р. И. Суффиксальные универбы русского языка: семантика, деривационные
отношения [Текст] / Р. И. Гафарова : дисс. На соискание научн. степени канд. Филол. Наук: спец. 10.02.02
«Русский язык» / Р. И. Гафарова. – Харьков, 2009. – 178 с.
Кацнельсон 1965: Кацнельсон, С. Д. Содержание слова, значение и обозначение [Текст] /
С. Д. Кацнельсон. – М. – Л., Наука, Ленингр. отд-ние, 1965. – 112 с. – (АН СССР, Ин-т языкознания).
Кудрявцева 2004: Кудрявцева, Л. А. Моделирование динамики словарного состава языка [Текст] /
Л. А. Кудрявцева. – Киев: Киевский университет, 2004. – 208 с.
Лопатин 1987: Лопатин, В. В. Новое в русском языке советской эпохи [Текст] / В. В. Лопатин // Русский
язык в школе. – 1987. — № 5. – С. 74-77.
Москович 1969: Москович, В. А. Статистика и семантика [Текст] / В. А. Москович. – М. : Наука, 1969. –
304 с. : черт. – (АН СССР, Ин-т языкознания).
Немченко 1984: Немченко, В. Н. Современный русский язык. Словообразование [Текст] /
В. Н. Немченко. – М.: Высшая школа, 1984 – 256 с.
РРР 1973: Русская разговорная речь [Текст] / Отв. ред. Е. А. Земская. – М.: Наука, 1973 – 232 с.
Теркулов 2006: Теркулов, В. И. Еще раз об основной единице языка [Текст] / В. И. Теркулов // Вісник
Луганського національного університету ім. Т.Г. Шевченка. – Луганськ, 2006. – №11 (106). – С. 127-136.
Теркулов 2007: Теркулов, В. И. Слово и номинатема: Опыт комплексного описания основной
номинативной единицы языка [Текст] / В. И. Теркулов. – Горловка: ГГПИИЯ, 2007. – 240 с.
Устименко 2001: Устименко, И. А. Ономасиологический аспект семантической конденсации [Текст] /
И. А. Устименко // Лексикология. Семасиология. – Белгород: БелГУ, 2001. – 19-25.
Харченко 2009: Харченко, С. Ю. Реализация активных словообразовательных типов и моделей в
лексических новообразованиях начала ХХІ века [Текст] / С. Ю. Харченко // Язык региона: Лексика.
Грамматика. Функциональное пространство. – Волгоград, 2009. – С. 139-158.
Янко-Триницкая 2001: Янко-Триницкая Н. А. Словообразование в современном русаком языке [Текст] /
Н. А. Янко-Триницкая. – М.: Индрик, 2001. – 504 с.

Статья посвящена описанию моделей модификации номинатем типа «словосочетание + универб».
Рассмотрены критерии определения номинатемы вообще и универбов как реализаций конкретных номинатем
в частности. Исследование заявленной проблемы привело к следующим выводам: основной языковой единицей
представляется номинатема, реализациями которой, в свою очередь, являются словосочетание и универб;
типология моделей модификации исследуемых номинатем зависит от эквивалентных универбам
разновидностей словосочетаний.
Ключевые слова: номинатема, универбация, универб, словосочетание, модификация.
The article describes the modification models of the nominatheme type «word-combination + univerb». The
criteria of nominatheme defining are examined in general and univerbs as realizations of concrete nominathemes in
particular. The research of the mentioned problem resulted in the next conclusions: the nominatheme is the main
language unit, which is realized in word-combination and univerb; the typology of researched nominathemes depends
on the word-combination versions, which are equivalents to univerbs.
Keywords: nominatheme, univerbation, univerb, word-combination, modification.
Надійшла до редакції 22 вересня 2010 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.