Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Светлана Кришталь — МЕТАФОРИЧЕСКОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ КАК ОТРАЖЕНИЕ СТРУКТУРНО- ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЯЗЫКА (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

Встановлено взаємозв‘язок між структурним типом мови і семантичним способом словотворення.
Виявлено лінгвістичні чинники, які сприяють метафоричному словотворенню в англійській мові.
Проаналізовано можливість перекладу метафор, які є структурно типовими саме для англійської мови,
російською.
© Кришталь С.М., 2012 Розділ V. АКТУАЛЬНІ ПРОБЛЕМИ ЗІСТАВНО-ТИПОЛОГІЧНОГО ВИВЧЕННЯ МОВ

65
Ключові слова: метафоричне словотворення, конверсія, віддієслівні іменники, дієслова із
постпозитивами, суфікс діяча.

Вторичная номинация в ее метафорическом аспекте принадлежит к одной из наиболее популярных тем
исследований в современной лингвистике. Изучение метафоры – ключевая часть исследований по способам
номинации в языке (включая терминологию), по стилистике, когнитивистике, этнолингвистике, связи языка с
менталитетом. На сегодняшний день подробно описан механизм метафорического переноса (Н.Д. Арутюнова,
В.Ю. Апресян, Ю.Д. Апресян, А.А. Залевская, Г.Н. Скляревская), определена роль метафоры в пополнении
словарей специальных подъязыков (Т.Р. Кияк, В.Н. Прохорова, С.М. Кришталь, А.В. Крыжановская), описана
значимость метафоры как стилистического средства (Ш. Балли, А.И. Федоров, В.Г. Гак), как способа познания
мира, способа мышления (С.С. Гусев, К.К. Жоль, Е.О. Опарина); на разном языковом материале
проанализирована способность метафоры отражать национально-культурную специфику и выступать
средством создания языковой картины мира (Н.В. Лобур, М.М. Маковский, В.Н. Телия).
Акцент современных исследований – на семантике метафорических образований. Малоизученной
остается их структура, что и обусловливает актуальность данного исследования. Анализ метафор именно с
точки зрения их структурных особенностей позволяет дать ответ на вопрос о том, почему количество метафор в
различных языках неодинаково.
Цель данной статьи – установить связь между структурным типом языка и семантическим способом
словообразования. Данная цель предполагает решение следующих задач:
1. Определить лингвистические факторы, способствующие метафоризации в английском языке.
2. Проанализировать английские метафорические образования с точки зрения возможности их
перевода на русский язык.
Высокая метафоричность английского языка проявляется особенно ярко при сопоставлении
метафорического словообразования в английском языке с аналогичным процессом в других европейских
языках. Выводы о большей метафоричности английского языка сделаны не только по отношению к
разговорному стилю и стилю художественной литературы, но и по отношению к терминообразованию.
“При сравнении английских и русских технических терминов оказывается, – отмечает
А.В. Суперанская, – что первые более образны, а вторые – более сдержанны и технически точны”. Причина
этого заключается в широкой распространенности лексико-семантического способа терминообразования в
английском языке: “английская техническая терминология и номенклатура изобилует метафорами”
[Суперанская 1989: 93-94].
К такому же выводу приходит Д.С. Лотте. Он считает, что английский язык намного чаще, чем другие
европейские языки, использует способ построения нового термина за счѐт семантического переноса [Лоте 1982:
20].
Метафорическое превосходство английского языка над русским в художественном стиле проявляется
при сопоставлении текстов оригинала и перевода. Как показывают исследования, приблизительно 20% метафор
передаются при переводе с английского языка на русский нейтральными, лишенными образности единицами.
Приведемнекоторыепримеры:
We told the man we could and would make such a scandal out of this, as should make his name stink from one
end of London to the other. – Мысказали, чтоможемославитьегонавесьЛондон, – иославим.Дословный перевод:
Заставим имя вонять.
Thisisaprivatematter, andIbegofyoutoletitsleep. – Это личное дело и я прошу вас не вмешиваться.
Дословный перевод: Прошу позволить ему спать.
Andthepacketsleptintheinmostcornerofhisprivatesafe. – Конверт был водворен в самый укромный уголок его
сейфа. Дословный перевод: Конверт спал в самом укромном углу.
Thestepsdrewswiftlynearerandswelledoutsuddenlylouderastheyturnedtotheendofthestreet. – Шаги быстро
приближались и сразу стали громче, когда прохожий свернул в улочку. Дословный перевод: Шаги разбухли.
Mr. Uttersonbegantohauntthedoor. – Мистер Аттерсон начал вести наблюдение за дверью. Дословный
перевод: Мистер Аттерсон начал преследовать дверь.
Анализ перевода данных предложений из романа Р.Л. Стивенсона «Странная история доктора Джекила и
мистера Хайда» показывает, что сохранение метафоры в русском тексте привело бы к нарушению
стилистических и грамматических норм русского языка.
Носитель русского языка может воспринимать некоторые английские метафоры как искусственные, не
типичные для языка построения. Однако, несмотря на то, что в художественном произведении мы имеем дело с
авторскими метафорами, они отражают общий характер метафоризации в английском языке: их не только
больше, чем в русском, они интереснее в семантическом плане, поскольку построены на совмещении в
метафорическом образе объектов, максимально отдаленных друг от друга:
To get through the anxious wait for the secondary stage not to develop, I began quietly to rape the island. I
swam and swam, I walked and walked, I went out every day.
He is at home nursing a cold. ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 24

66
Первый пример взят из романа Д. Фаулза «Маг», второй – из англо-русского словаря под редакцией
Дж. Уилсона (т.е. является словарной метафорой). Оба примера одинаково необычны для русского языка. В
первом случае метафора обладает избыточной экспрессией, во втором – соединяет несовместимые для русского
сознания понятия.
По-видимому, неверной является попытка объяснить количественные и качественные отличия
английских метафор от русских особенностями менталитета нации.
Известно, что метафора фиксирует эталоны и стереотипы, созданные антропоцентрическим сознанием
человека, отражает значимость определенных объектов в жизни и деятельности данного народа, что связано с
тесным или более поверхностным его контактом с объектами. А это значит, что в метафоре, соотносимой с
одним и тем же предметом, представители одной культуры могут выдвигать и подчеркивать одни свойства, а
представители другой – другие.
Ассоциации, основанные на психофизиологических особенностях человеческого восприятия,
взаимодействуют с национально-культурными ассоциациями, которые являются следствием того, что
ценности, общие для всех народов, располагаются в разных культурах в различном соотношении.
Экстралингвистическая данность по-разному преломляется в разных языковых системах, и семантическая карта
какого-то одного языка отличается от семантической карты всех прочих языков.
И, тем не менее, процесс метафоризации в любом языке подчиняется общим законам человеческого
мышления вообще.
Общие для носителей разных языков психологические закономерности, одинаковые обычаи,
распространенные в определенных регионах, объясняют общие свойства у всех естественных языков и в том
числе появление одинаковых метафор в близкородственных и дальнеродственных языках. Э.М. Солодухо
подтверждает эту мысль на материале фразеологии. Он приходит к следующему выводу: “Универсализм
основных форм семантических преобразований определяется общечеловеческим характером логико-
мыслительных операций и типовых ассоциаций, связанных с выявлением различных видов сходств,
отношений, функций, их замен, комбинаций и др., присущих или не присущих внеязыковой действительности,
мыслимых как реальные или ирреальные. Это может обусловливать параллелизм фразеологических единиц…,
основанных не только на реальном и логичном, но также на ирреальном и алогичном” [Солодухо 1985: 110].
Наиболее распространѐнным типом метафор, которые возникли на основе ассоциаций, связанных с
физическим опытом человека, являются ориентационные метафоры. Физическая ориентация человека в мире
служит основой для того описания мира, которое закреплено в языке. Ориентационные метафоры признаны
универсальными, примеры таких метафор можно найти практически в каждом языке; в своем большинстве они
являются образцами стертой метафоричности. Приведем в этой связи высказывание Ф. Уилрайта, который
отмечает, что “несмотря на значительное разнообразие человеческих обществ, их способов мышления и их
реакций, как в физическом, так и в основном психическом строении человека есть определенное естественное
сходство” [Уилрайт 1990: 98]. Данное сходство позволяет выделить общие принципы, в соответствии с
которыми сознание человека, антропоцентрическое по своей природе, организует непредметную
действительность по аналогии с пространством и временем мира, данного в непосредственных ощущениях.
Все люди подвержены физическому закону тяготения, и поэтому идти вверх обычно более трудно, чем
вниз, это делает естественной ассоциацию идеи восхождения вверх с идеей достижения, а также ассоциацию
различных образов, коннотирующих высоту или подъем с идеей превосходства, привилегированного
положения, власти. Отсюда выражения “пробиваться наверх”, но не “пробиваться вниз”. Мы берем верх “над”
обстоятельствами и соблазнами, а не “под” ними. Различные образы, связанные в опыте с идеей “верха”
(летящая птица, звезда, растущее дерево и т.д.), стали обозначать предмет устремления, кульминацию
приятного состояния. Низ связан с противоположными коннотациями: человек – “низко падает”, “опускается на
дно жизни”, у него могут быть “низкие чувства/помыслы/мысли, планы”.
Подробная классификация ориентационных метафор содержится в известной работе Дж. Лакоффа и
М. Джонсона; работа особенно интересна тем, что в ней каждый тип ориентационных метафор сопровождается
их физическим обоснованием [Лакофф 1990].
Ассоциации, имеющие под собой физическую основу, привели к образованию многих метафор,
представляющих эмоции человека. Как известно, эмоции недоступны прямому наблюдению, они практически
никогда не выражаются прямо, всегда уподобляются чему-то, т.е. основным источником психологической
лексики является лексика физическая, используемая во вторичных метафорических смыслах.
Метафорические выражения, описывающие эмоции, В.Ю. Апресян и Ю.Д. Апресян называют
“симптоматическими” [Апресян 1993: 31], поскольку они в языковой форме фиксируют физиологическую
реакцию человека на страх (страх леденит кровь), жалость (сердце разрывалось от жалости), горе (горе
обрушивается, придавливает), ярость (ярость клокочет) и другие эмоции.
Д.О. Добровольский считает, что многие метафорические модели, описывающие эмоции,
поддерживаются физиологическими симптомами, что говорит в пользу их универсальности [Добровольский
1996: 83].
Ориентационные метафоры привлекают внимание не только лингвистов, но и психологов. В работах по
психологии говорится об осях, “поддерживающих различные метафорические модели: “верх / низ” Розділ V. АКТУАЛЬНІ ПРОБЛЕМИ ЗІСТАВНО-ТИПОЛОГІЧНОГО ВИВЧЕННЯ МОВ

67
(гравитационно-обусловленная ось); “перѐд / зад” (зооцентрическая, обусловленная самостоятельным
передвижением живых организмов); “правый/левый” (эгоцентрическая, обусловленная трудовой деятельностью
человека).
Таким образом, причины высокой метафоричности английского языка следует искать в структурном
типе языка, который оказывает самое непосредственное влияние на то, какому способу словообразования будет
отдано предпочтение.
Общеизвестным является тот факт, что в языках с бедной системой словообразования лексико-
семантический способ играет особо важную роль. По выражению Л.А. Булаховского, в таких языках “творча
фантазія спрямовується переважно на винайдення свіжих метафор, на забавні слова-назви, скомбіновані з
окремих слів, на влучні синекдохи і тощо, і це безмежне поле словесної роботи достатньою мірою компенсує
“сухість” морфологічної системи” [Булаховський 1975: 359].
Большую роль в процессе перенесения имени одного объекта на другой играет также многозначность
английских лексем (как известно, “чем диффузней и дескриптивней значение слова, тем легче оно
метафоризуется”) Арутюнова 1977: 149).
Проанализировав выборку из 3000 метафорических построений в художественной литературе и газетных
статьях на английском языке, мы пришли к выводу, что можно говорить о четырех особенностях
грамматической и морфологической системы английского языка, делающих процесс метафоризации
необычайно продуктивным и позволяющих строить метафоры, невозможные в русском языке:
1. Конверсия как способ словообразования.
2. Употребление глаголов с постпозитивами.
3. Возможность образования отглагольного существительного практически от каждого глагола с
перенесением в отглагольное существительное всего спектра значений глагола.
4. Абсолютная продуктивность суффикса -er.
Конверсия как способ словообразования
Проиллюстрируем конверсию следующими примерами:
The man didn‘t name-drop. He name-bombed.
He needed something to kick-start his day.
The comments, in an interview with the Financial Times, echo the privately held views of many bankers.
He thundered out of bed and ran out into the yard.
Возможность использования глаголом формы существительного, как минимум, удваивает количество
метафор в языке, а также расширяет их семантическую структуру за счет значений слов, с которыми метафоры
сочетаются. Возможно также образование новых метафор по существующей грамматико-семантической
модели. Так, в первом примере окказиональный глагол name-bomb образован по аналогии с глаголом name-
drop, зафиксированным в словаре: to name drop – to mention famous or powerful people one is supposed to know so
as to impress others.
Употребление глаголов с постпозитивами
По наблюдениям лингвистов, глаголы с постпозитивами придают языку идиоматичный характер и
позволяют выражать тончайшие нюансы мысли и значения. Они обладают той теплотой и яркостью, которых
нет у гораздо более специализированных простых глаголов. Постпозитив, иными словами, предлог, делает
метафорой любой объект, на который он направлен. Причем, речь идет об одном конкретном типе метафоры –
метафоре-контейнере (термин Е.С. Кубряковой).
The discovery jolted Carver out of his smooth, complacent routine.
He married into the French aristocracy.
We certainly wouldn‘t recommend that you could eat or drink your way out of depression, anxiety or
schizophrenia.
Особенно интересен четвертый пример, в котором обыгрывается компонентный состав выражения
«tofallinlove»– «влюбиться», дословно, «упасть в любовь»:
Perhaps the best thing for the princess would have been to fall in love. But how a princess, who had no gravity,
could fall into anything, is a difficulty – perhaps the difficulty.
Для всех приведенных и им подобных случаев возможен только описательный, неметафорический
способ передачи значения, выраженного глаголом с постпозитивом, на русский язык.
Отглагольные существительные
Отглагольные существительные обнаруживаются в любом стиле английского языка, но наиболее ярко
они представлены в терминологии. Обратимся к английской терминологии финансов, для того, чтобы
проиллюстрировать отглагольные существительные-метафоры. Финансовая терминология изобилует
отглагольными существительными, например: snowballing, hedging, netting, gapping, laddering, mopping.
Остановимся подробнее на термине hedging.
От глагола hedge, имеющего одинаковую форму с существительным, образовано отглагольное
существительное hedging, которое сохраняет все (особо подчеркнем этот фактор) значения глагола, среди
которых
1) сажать живую изгородь; обносить живой изгородью; ЛІНГВІСТИЧНІ СТУДІЇ. Випуск 24

68
2) строить забор, ограду; огораживать;
3) отгораживать, отделять (оградой, забором);
4) ставить преграды, затруднять;
5) перестраховываться и др.
Семантический перенос слова hedging основывается на всех основных значениях глагола hedge.
Безусловно, их всех объединяет один компонент – строить что-либо в целях защиты от посторонних, опасности
и т.д.; но все же они различны. Семантический термин, вобравший в себя все значения и образы, ими
вызываемые, становится очень чѐтким выразителем финансового понятия, не будучи при этом привязанным к
какой-то конкретной ситуации.
В русском языке это сделать невозможно. Прежде всего, нет слова, которое охватывает все значения
английского hedge. Приведенные значения выражаются в русском языке разными словами, от которых не
всегда возможно построить отглагольное существительное. Например, значение живая изгородь передается
двумя словами, причем, в русском языке отсутствует, в отличие от английского, глагол, совпадающий по форме
с существительным. А это значит, что краткому английскому hedging будет соответствовать русское
сооружение живой изгороди, что вряд ли пригодно для терминологического языка. От других русских слов,
выражающих значения английского слова, можно построить отглагольное существительное наподобие
английского, однако оно будет соотноситься с определенной ситуацией и сопровождаться бытовыми
ассоциациями, что в русской терминологии не приветствуется.
Как показывает исследование, единственным вариантом при переводе терминов, возникших на основе
многозначных, либо отглагольных существительных, является (за редким исключением) перевод-толкование,
которое может значительно удлинить термин. Примером может служить термин laddering (от англ. ladder –
лестница, трап; снабжать лестницей), который в русском варианте представлен как ―внесение в
инвестиционный портфель ценных бумаг разных периодов‖.
Абсолютная продуктивность суффикса -er
Продуктивность суффикса -er- является проявлением тенденции английского синтаксиса к
номинализации (в то время как русский язык тяготеет к вербализации). Специальные исследования установили,
что 94% глаголов современного английского языка могут участвовать в агентивной трансформации
номинализации. Иными словами, суффикс деятеля обладает абсолютной продуктивностью, что позволяет
образовывать неограниченное количество метафор. Например, grave-dancer (досл. тот, кто танцует на
могиле, – человек, получающий прибыль от чьих-либо несчастий); flag-waver (досл. тот, кто размахивает
флагом, – агрессивно или патриотически настроенный человек); apple-polisher (досл. тот, кто полирует
яблоко, – подхалим); mind-bender (досл. то, что ломает голову, – очень тяжелое задание); drifter (досл. тот,
кто дрейфует, – человек без определенных занятий и целей в жизни).
Следует особенно подчеркнуть, что метафоры, образованные с помощью суффикса деятеля,
представляют собой однословные построения, что характеризует английскую метафору уже с точки зрения ее
«качества». Однословные построения обладают более высокой степенью образности, чем метафорическое
словосочетание. Словосочетание, каким бы ярким и неожиданным оно ни было, зачастую опирается на слово в
прямом значении. Однословное построение является результатом наивысшей степени семантического
переосмысления.
Таким образом, перечисленные факторы, имеющие отношение к структурно-типологическим
особенностям английского языка, способствуют высокой продуктивности метафорического словообразования.
Легкость построения оказывает непосредственное влияние на семантические характеристики метафор в
английском языке. Высокая степень образности, совмещение в метафоре объектов, максимально отстоящих
друг от друга, создает определенные трудности при переводе английский метафор на русский язык. В
дальнейшем было бы интересно провести подобное исследование на материале текстов, относящихся к
различным жанрам, с привлечением данных разных языков.

Литература
Апресян 1993: Апресян, В.Ю., Апресян, Ю.Д. Метафора в представлении эмоций [Текст] /
В. Ю. Апресян, Ю. Д. Апресян // Вопросы языкознания. – 1993. – № 3. – С. 27-36. – Библиогр. : с. 36.
Арутюнова 1977: Арутюнова, Н.Д. Языковая метафора (синтаксис и лексика) [Текст] / Н. Д. Арутюнова //
Лингвистика и поэтика. – М. : Наука, 1977. – С. 147-173. – Библиогр. : с. 173.
Булаховський 1975: Булаховський, Л.А. Вибрані праці в п‟яти томах. – Т.1 : Загальне мовознавство
[Текст] / Л. А. Булаховський. – К. : Наукова думка, 1975. – 496 с.
Добровольский 1996: Добровольский, Д.О. Образная составляющая в семантике идиом [Текст] /
Д. О. Добровольский // Вопросы языкознания. – 1996. – № 1. – С. 71-93. – Библиогр. : с. 93.
Лакофф, Джонсон 1990: Лакофф, Д., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живем [Текст] // Теория
метафоры / Пер. под ред. Н. Д. Арутюновой. – М. : Прогресс, 1990. – С. 387-416. – Библиогр. : с. 416.
Лотте 1982: Лотте, Д.С. Вопросы заимствования и употребления иноязычных терминов и
терминоэлементов [Текст] / Д. С. Лотте. – М. : Наука, 1982. – 152 с. Розділ V. АКТУАЛЬНІ ПРОБЛЕМИ ЗІСТАВНО-ТИПОЛОГІЧНОГО ВИВЧЕННЯ МОВ

69
Солодухо 1985: Солодухо, Э.М. Вопросы сопоставительного изучения фразеологии [Текст] /
Э. М. Солодухо // Системность внутриязыковых и межъязыковых отношений. – Казань : Изд-во Казанского
университета, 1985. – С. 106-150.
Суперанская, Подольская, Васильева 1989: Суперанская, А.В., Подольская, Н.В., Васильева Н.В. Общая
терминология. Вопросы теории [Текст] / А. В. Суперанская, Н. В. Подольская, Н. В. Васильева. – М. : Наука,
1989. – 246 с.
Уилрайт 1990: Уилрайт, Ф. Метафора и реальность [Текст] / Ф. Уилрайт // Теория метафоры / Пер. под
ред. Н. Д. Арутюновой. – М. : Прогресс, 1990. – С. 82-109. – Библиогр. : с. 109.

Установлена связь между структурным типом языка и семантическим способом словообразования.
Выявлены лингвистические факторы, способствующие метафорическому словообразованию в английском
языке. Проанализирована возможность перевода метафор, типичных для английского языка с точки зрения их
структуры, на русский язык.
Ключевые слова: метафорическое словообразование, конверсия, отглагольные существительные,
глаголы с постпозитивами, суффикс деятеля.

The article proves connection between structural type of the language and semantic word-building. It singles out
factors, encouraging metaphorical word-building in the English language. The paper presents analysis of the
possibilities to translate English metaphors, which are structurally typical of the language, into Russian.
Keywords: metaphorical word building, conversion, verbal noun, verbs with postpositive, suffix of the doer of
the action.
Надійшла до редакції 18 жовтня 2011 року.

Категорія: Лінгвістичні студії: Збірник наукових праць.

Літературне місто - Онлайн-бібліотека української літератури. Освітній онлайн-ресурс.